издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Издевательства над детьми продолжались»

Директора иркутского интерната обвиняют в превышении полномочий, заведено уголовное дело

С четырёхлетним мальчиком, которого насиловали в иркутском интернате, после случившегося не работал психолог. Ещё в ноябре 2020 года воспитатели и директор центра помощи детям в Иркутске узнали о том, что 12-летний подросток Степан (имена детей здесь и далее изменены. – Авт. ) бьёт маленьких детей и совершает над ними сексуальное насилие. По словам воспитателей, как минимум четыре дошкольника подверглись издевательствам. Однако подростка продолжали оставлять в спальне наедине с малышами, детям не оказывали психологическую помощь.

«Издевательства над детьми продолжались и в 2020 году, и в 2021-м, – рассказывает воспитательница центра помощи детям Ангелина Лаврентьева. – О том, что насилие происходит, знали все. И воспитатели, и медики, и директор. Воспитатели ведь писали докладные директору. Все мы присутствовали на планёрках, об этом разговаривали».

Она 30 лет работает в детском доме, как по-старому Ангелина называет центр помощи детям. Всего в центре живут 50 детей. Они распределены по группам, в каждой по 8-9 детей от 3 до 14 лет. По словам Лаврентьевой, воспитатели знали, что в группе № 4 находится ребёнок, с которым было тяжело справляться. Он мог кричать, ругаться матом, не отзывался на просьбы воспитателей. Ангелина Лаврентьева работала в соседней группе № 5.

«Нам было его жалко. Мы понимали, что этот ребёнок больной, он в детстве столько всего пережил. Нам говорили, у него в медкарте написано, что, когда только родился, пережил то ли инфаркт, то ли инсульт. Мама мальчика умерла, жил с папой. Папа сильно бил ребёнка. Потом он умер, а сестра не захотела брать к себе мальчика – не могла с ним справиться. Так он попал к нам в центр», – рассказывает воспитательница. По её словам, до ноября 2020 года не было слышно о том, что Степан проявляет нездоровый интерес к малышам.

Трагедия произошла в середине ноября прошлого года. Вечером после отбоя воспитательница Любовь Пелих услышала шум в спальне мальчиков и обнаружила, что Степан душит и насилует четырёхлетнего Фёдора. Воспитательница успокоила малыша и в эту ночь отвела его в другую спальню.

«Любовь Константиновна привела ко мне на следующий день этого ребёнка, чтобы он успокоился. Наутро он был весь взбудораженный. Мы его стали расспрашивать, что и как. Он при мне всё рассказал, что он (Степан. – Авт.) с ним делал. Куда он ему пихал и так далее… И в рот, и попу. Потом малыша вернули обратно, и он продолжал жить в четвёртой семье (так в интернате называют группы. – Авт.). Только 4 марта 2021 года его перевели ко мне», – говорит Ангелина Лаврентьева. По её словам, воспитатели не раз просили изолировать Степана от маленьких детей, но директор Ольга Витько никак не реагировала. Она продолжала зачислять вновь прибывших дошкольников в группу, где находился подросток.

«Фёдор, когда попал в мою группу, был притихший, всего боялся, присматривался. Сейчас всё хорошо. Он мальчик очень активный, даже гиперактивный. Всё нормально, сейчас всё хорошо», – повторяет воспитательница. Она говорит, что после случившегося с ним ребёнок не получал психологическую помощь. В центре есть психолог, который работает на полставки. Специалист в основном занимается заполнением бумаг и подготовкой документов на детей, которых берут под опеку.

4 июня 2021 года Степан снова напал на ребёнка из своей группы. «Это благо, что работник подоспел и он не успел все свои дела сделать… Он ребёнка душил и производил вот эти действия нехорошие. Как… Жесты вот эти нехорошие делал. Медик вызвала полицию и психиатрическую бригаду», – рассказывает Ангелина. По её словам, вместо поощрения за спасение ребёнка от насильника медработник получила выговор. И после этого уволилась.

Работники интерната написали обращения к губернатору, в минсоцзащиты и уполномоченному по правам ребёнка в Иркутской области. С сотрудниками и детьми провели беседы, но ими всё и закончилось.

25 июня муж воспитательницы Любови Пелих Дмитрий поделился своим отчаянием в соцсетях. Он опубликовал в «Фейсбуке» пост с призывом обратить внимание на проблему: «Не знаем, где и у кого просить защиты детей от произвола. Дети, которые обижены жизнью, лишены родительской ласки и любви, помещены в государственное учреждение, которое должно защитить их, подвергаются насилию. Неизвестно, как эти действия отразятся на их дальнейшей жизни. Прошло больше двух месяцев, как было сообщено в организации, которые обязаны защищать детей от сексуального насилия, но до сих пор не принято никаких мер».

И после того, как о фактах насилия было заявлено во всеуслышание, власть начала реагировать. 1 июля директора центра Ольгу Витько задержали. Она признана подозреваемой в превышении должностных полномочий, совершённом с причинением тяжких последствий. Кроме того, возбуждено уголовное дело о насильственных действиях сексуального характера в отношении ребёнка. Правда, привлечь по этой статье Степана нельзя – он сам ещё ребёнок.

«По версии следствия, 12-летний воспитанник учреждения совершил в отношении малолетнего противоправные действия, о чём стало известно директору центра. Укрыв факт совершения преступления, она не сообщила в правоохранительные органы, а лишь организовала проведение внутреннего служебного расследования в учреждении. Директор явно превысила свои должностные полномочия, что повлекло совершение иного тяжкого преступления», – так описывают преступление директора сотрудники Следственного комитета.

«Ситуация, произошедшая в центре помощи детям Иркутска и получившая широкий резонанс в СМИ и обществе, требует детальной проработки и доказательств, – говорит заместитель министра социального развития, опеки и попечительства Иркутской области Татьяна Плетан. – Министерство социального развития с апреля 2021 года занимается этой темой. Мы неоднократно встречались с коллективом, пристально проверяли работу учреждения. Вопрос с контроля министерства не снимается».

О том, что уполномоченные органы вели тактику замалчивания и бездействия, заявила уполномоченный при президенте России по правам ребёнка Анна Кузнецова. В аппарате уполномоченного по правам ребёнка в Иркутской области сообщили, что иркутский детский омбудсмен Татьяна Афанасьева взяла ситуацию с изнасилованиями в интернате под свой контроль.

Выпускники интернатов и воспитатели сформировали группу поддержки бывшего директора Ольги Витько. Её защитники считают директора жертвой заговора, цель которого – освободить место для другого человека.

«Ольга Викторовна – это человек, каких в детских домах очень мало. Она отдаёт себя детям. Я четыре года жила в детском доме в Иркутске на улице Крамской, где она была директором. Это единственный человек, к которому можно было обратиться после того, как я вышла из детского дома. Она не просто в кабинете бумажки перебирала, нет. Она постоянно была с детьми. Любой из нас мог зайти к ней в кабинет. Рассказать, если что-то тревожит. Узнать, спросить, посоветоваться. Все сразу шли к ней. Хотя у нас таких диких случаев не было, я допускаю, что в другом учреждении мог появиться такой подросток неуправляемый. В детских домах каждый второй ребёнок такой, с прибабахом. Правильно, что она его никуда не отправила. За ним должны были следить воспитатели», – говорит бывшая воспитанница интерната Алёна Шмакова. Группа поддержки сформировала чаты, люди приходят на судебные заседания, записывают видео в защиту Ольги Витько.

Воспитатели, которые дали показания следователям, напротив, жалуются на давление со стороны директора. Ангелина Лаврентьева говорит: показания об изнасилованиях давала в кабинете директора в присутствии Ольги Витько. После этого саму Лаврентьеву обвинили в жестоком обращении с девочкой из её группы. Воспитательница говорит, что факт не подтвердился, полицейские отказались возбуждать уголовное дело.

2 июля, перед тем как вместе с воспитанниками отправиться в летний лагерь, Ангелина узнала, что не допущена до работы из-за нового обвинения в жестоком обращении с ребёнком. На этот раз – с Фёдором, изнасилованным мальчиком из её группы. «Таким образом выдавили всех воспитателей, которые рассказали о насилии. Все уволились, я одна осталась, – говорит Лаврентьева. – Человек объявил нам войну. Мерзко – действовать через детей. Я дважды подходила к директору, просила дать мне спокойно работать. Мы пытались решить всё на местах, чтобы об этом не узнала вся страна». Несмотря на запрет, Ангелина Лаврентьева вышла на работу.

Она говорит, что Фёдора увезли из лагеря. Где находится ребёнок, ей неизвестно. Степан сейчас находится в психиатрической больнице на обследовании. Об этом сообщает Следственный комитет.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер