издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Мы обещаем вам, товарищ Сталин, до конца очистить свои ряды от врагов народа»

  • Автор: Владимир Ходий

Наверное, поначалу всё горестное и страшное, что происходило в 1937 году и о чём писала «Восточка», воспринималось её читателями как случайное, наносное. Подумаешь, исключили из рядов ВКП (б) ректора Восточно-Сибирской высшей коммунистической сельскохозяйственной школы Е. Тобиаса. Он, оказывается, в 1923 году примкнул к троцкистской оппозиции и этот факт скрыл в 1934 году, когда его послали руководить школой, и позже – при проверке партийных документов. Или, к примеру, в глубокий прорыв попало Зиминское паровозное депо, и виной тому, как выяснилось, стала «вредительская работа белогвардейца Стрельцова А., пробравшегося в ряды Коммунистической партии и на должность начальника депо». С ним разобрался военный трибунал Восточно-Сибирской железной дороги, приговорив к восьми годам лишения свободы с поражением в правах на три года, а его пособников бригадира комплексной бригады Васильева В. и мастера подъёмного цеха Храмцева К. – к четырём и двум годам лишения свободы соответственно.

«Эти подлые троцкистско-зиновьевские выродки»

Прошло немного времени, и вредителей обнаружили в другом паровозном депо – Нижнеудинском. Там действовала «контрреволюционная группа троцкистских предателей» в лице бывшего инженера технического отдела Миротворского, котельного мастера Распопина и бригадира комплексной бригады Новикова. В итоге военный трибунал дороги приговорил первых двух к расстрелу, третьего – к восьми годам тюремного заключения и поражению в правах на пять лет.

Однако это были проблески молнии, а гром грянул в преддверии празднования Дня международной солидарности трудящихся – 1 Мая. В Иркутске состоялась сессия горсовета, и она своим решением освободила от обязанностей председателя Совета Н. Камбалина. Сессия признала работу президиума Совета во главе с ним неудовлетворительной, в том числе по причине того, что «не было проявлено необходимой политической бдительности, проглядели врагов народа – троцкистов, долгое время работавших в советском аппарате». Примечательно и вовсе не по рангу на сессии горсовета выступил прибывший из Москвы заместитель председателя Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б) М. Шкирятов.​ ​

Уже 1 мая Николая Варламовича Камбалина арестовали, предъявили обвинение по пяти пунктам статьи 58 Уголовного кодекса РСФСР (измена Родине, подготовка террористических актов и так далее), и его ждал расстрел. Между тем высокопоставленное лицо из столицы не спешило покидать Иркутск. В тот праздничный день М. Шкирятов с трибуны на площади Кирова лицезрел военный парад и демонстрацию трудящихся города. Рядом с ним находились первый секретарь обкома партии М. Разумов, председатель облисполкома Я. Пахомов, секретарь Иркутского горкома партии А. Казарновский. Для них его присутствие было роковым знаком. Ведь Шкирятов являлся заместителем Николая Ежова, который тогда по воле Сталина занимал три должности – наркома внутренних дел СССР, секретаря ЦК ВКП (б) и председателя Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б).

Вскоре Михаила Осиповича Разумова вызвали в Москву и 1 июня в гостинице «Метрополь» (комната 384) арестовали. Участник Февральской и Октябрьской революций, в 1928–1933 годах первый секретарь Татарского обкома ВКП (б), с ноября 1933 года – первый секретарь Восточно-Сибирского краевого комитета партии, член ЦК ВКП (б), избранный на XVII съезде, награждённый орденом Ленина, Разумов был осуждён Военной коллегией Верховного суда СССР по обвинению в «антисоветской контрреволюционной деятельности» и приговорён 29 октября 1937 года к расстрелу. Ему было 43 года. Реабилитирован в мае 1956 года определением Военной коллегии Верховного суда СССР, а уже в нынешнем веке – в 2005 году – Указом президента Российской Федерации посмертно восстановлен в праве на орден Ленина, которого его лишили при аресте… ​ ​

Якова Захаровича Пахомова взяли под стражу через 18 дней. Участник первой мировой, Февральской и Октябрьской революций, он в начале 1930-х годов работал в Украине, в частности был председателем Одесского облисполкома, первым заместителем наркома земледелия республики. С марта 1934 года – председатель Восточно-Сибирского крайисполкома. Член Центрального исполнительного комитета СССР. В апреле 1938 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к расстрелу. Место захоронения – город Москва. Реабилитирован в июле 1956 года тем же органом.

«Враги народа, – писала «Восточно-Сибирская правда» в передовой статье 12 июня 1937 года, – проникли на руководящие посты в нашей областной партийной организации… Эти подлые троцкистско-зиновьевские выродки старались усыпить бдительность, насадить врагов народа в советский хозяйственный и партийный аппарат».​ ​ ​

Партийный десант из Ленинграда…

Между тем в середине мая в Иркутск на должность начальника областного управления Наркомата внутренних дел СССР прибыл старший майор государственной безопасности Г. Лупекин. Последние места его работы – начальник одного из отделов УНКВД по Ленинградской области, нарком внутренних дел Башкирии. Это был третий с начала года руководитель Восточно-Сибирского Управления – до Лупекина его возглавляли комиссар госбезопасности третьего ранга Я. Зирнис и комиссар госбезопасности второго ранга М. Гай.

Через месяц с небольшим в городе на Ангаре высадился партийный десант из Ленинграда в составе второго секретаря обкома ВКП (б) А. Щербакова, бывшего секретаря ЦК КП (б) Азербайджана, делегата XVII съезда ВКП (б) от Ленинградской партийной организации Ю. Касимова, первого секретаря обкома и горкома ВЛКСМ И. Вайшля. На состоявшемся пленуме Восточно-Сибирского областного комитета партии Щербакова избрали исполняющим обязанности первого секретаря обкома, Касымова – вторым. На следующий день пленум Иркутского горкома ВКП (б) утвердил исполняющим обязанности первого секретаря Щербакова, второго секретаря – Вайшля. Пленум выразил политическое недоверие прежнему второму секретарю горкома А. Казарновскому, снял его с работы и вывел из состава бюро и членов горкома. Едва ли не тут же он был арестован, его ждали обвинение по четырём пунктам статьи 58 УК РСФСР и тоже расстрел. ​

Поначалу новое руководство взяло трёхнедельную паузу для знакомства с состоянием дел в области, раскинувшейся от реки Бирюсы на западе до Амура на востоке, и только затем предстало перед партийным активом на собрании, посвящённом итогам июньского пленума ЦК ВКП (б). Актив заслушал доклад Щербакова, принял резолюцию о текущих задачах и обратился с письмом к И. Сталину со словами: «Мы обещаем Вам, товарищ Сталин, до конца очистить свои ряды от врагов народа, ещё сильнее сплотить партийную организацию и всех трудящихся области вокруг Центрального Комитета партии и под Вашим руководством превратить Восточную Сибирь в неприступную крепость на восточных рубежах нашей Родины».​ ​

Не заставило себя ждать и то, что свежеиспечённые первые лица области и города пошли, как тогда говорили, в трудящиеся массы. В июле на площади Кирова они присутствовали на параде физкультурников, в августе – на слёте стахановцев в Доме культуры профессиональных союзов (ныне ТЮЗ имени А. Вампилова), а в День авиации на поле аэропорта вместе с тысячами горожан радовались воздушному шоу.

Тем временем заполнилась вакансия последнего ключевого руководителя области – председателя исполкома облсовета. 1 сентября «Восточно-Сибирская правда» сообщила, что исполняющим его обязанности утверждён в прошлом директор ряда крупных заводов города на Неве, а с 1935 года заместитель председателя исполкома Ленинградского городского Совета А. Иванов.

Казалось, теперь во главе с А. Щербаковым полностью сформировалась команда земляков-единомышленников и путь ей только вперёд. Но не тут-то было. В октябре сотрудники НКВД арестовали и этапировали в столицу Ю. Касимова и И. Вайшля. Первому инкриминировалось участие в «Ленинградской антисоветской организации правых», второму – в «бухаринско-троцкистском террористическом центре». Юсуф Касимов подлежал высшей мере наказания – расстрелу, однако Военная коллегия Верховного суда СССР снизошла до 20 лет тюремного заключения и 5 лет поражения в правах. Ему удалось выжить (предпоследним местом отбытия наказания – с 1950-го по 1955 год – для него оказалась Александровская особая тюрьма МВД СССР в селе Александровское Иркутской области, последним коротким – Бутырская тюрьма в Москве), и он был реабилитирован за отсутствием состава преступления. Более молодой и эмоциональный Иосиф Вайшля, не выдержав первых пыток, повесился в камере 28 ноября 1937 года.

…судебный – из Москвы

Ещё в разгар лета в Иркутск прибыла и приступила к работе выездная сессия Военной коллегии Верховного суда СССР. Ей предстояло рассмотреть уголовные дела большой группы работников Восточно-Сибирской железной дороги и железной дороги имени Молотова (ныне Забайкальской) с управлением в Чите. Все они считались подозреваемыми в участии в «антисоветской террористической и шпионско-диверсионной организации троцкистов и правых, состоящих на службе у японских разведывательных органов, по прямым заданиям которых занимались совершением диверсионных актов, крушением поездов с человеческими жертвами, шпионажем и подготовкой террористических актов против руководителей Советской власти». Всех обвиняемых приговорили к высшей мере наказания, и этот вердикт не подлежал обжалованию. «Восточка» оперативно публиковала списки расстрелянных. Их оказалось 182 человека.

В таком направлении действовали и суды низшей инстанции. Из газетной хроники года: ​

«26 сентября. Показательный процесс над работниками Иркутского пункта «Заготзерно» начался​ в Доме культуры завода имени В. Куйбышева. На скамье подсудимых управляющий пунктом Л. Антонов и ещё трое работников. Всем им предъявлено обвинение по статье 58, пункт 7, УК РСФСР в экономической контрреволюции, выражающейся в намеренной порче зерна, в заражении его клещом, в отправлении непригодного, заражённого клещом и головнёй зерна на мельницу для переработки на муку». ​ ​èèè

«28 сентября. Рассмотрев в открытом, показательном судебном заседании уголовное дело работников Иркутского пункта «Заготзерно», обвиняющихся по статье 58, пункт 7, УК РСФСР, специальная коллегия областного суда приговорила Л. Антонова, К. Журанского, Я. Брюханова к высшей мере наказания – расстрелу, В. Василовскую – к 6 годам тюремного заключения с лишением прав после отбытия срока на 3 года».​ ​

«26 ноября. В Доме культуры профсоюзов Иркутска начался открытый процесс над контрреволюционной диверсионно-вредительской организацией, орудовавшей в области социалистического животноводства Восточной Сибири. На скамье подсудимых Неупокоев В., Кудрявцев В., Розепин В., Шипаев Л., Лисовский А., Ольков М., Пискунов Г., Бенуа Ф., Тренбачев А., обвиняющиеся в деятельности, направленной на развал колхозов, дискредитацию колхозного строительства, в шпионаже в пользу одного из иностранных государств, в организации террористических актов против руководителей ВКП (б) и советского правительства. Дело рассматривается спецколлегией областного суда под председательством Масюкова П., государственное обвинение поддерживает прокурор области Востоков В.».

«29 ноября. Объявлен приговор по делу контрреволюционной диверсионно-вредительской организации, орудовавшей в животноводстве Восточной Сибири. В соответствии с пунктами 1а, 7, 8, 11 статьи 58 УК РСФСР, суд приговорил каждого из её участников подвергнуть высшей мере наказания – расстрелу, а принадлежащее им имущество конфисковать».

Однако не всё спишешь на вредителей и шпионов

Увлёкшись борьбой с врагами народа, областные власти – и в первую очередь обком ВКП (б) – во второй половине года столкнулись с неприятной реальностью: резко пошли вниз показатели работы предприятий промышленности и транспорта, колхозов и совхозов. И если, например, Восточно-Сибирская железная дорога 1936 год закончила с прекрасными результатами по погрузке и выгрузке вагонов, быстрому и бесперебойному продвижению поездов, особенно порожняка и угольных маршрутов, то в нынешнем году прежние достижения пошли «под откос».

В начале ноября обком партии заслушал доклад начальника магистрали Сычёва и​ начальника политотдела Рамошина о работе ВСЖД. Было признано, что «за последнее время (сентябрь – октябрь) дорога резко ухудшила работу – план погрузки и выгрузки, особенно по важнейшим грузам (уголь, лес и другие), систематически не выполняется». Конечно, можно было всё списать на вредителей и шпионов, но вот признание: «В результате большого простоя транзитных (13,5 часа при норме 7,5 часа) и местных (34 часа при норме 15) грузов и неудовлетворительного руководства продвижением поездов на дороге образовался излишний парк вагонов, ряд крупнейших станций превращены в их своеобразные отстойники». Или другая констатация: «Низкое качество ремонта паровозов в некоторых ремонтных пунктах, случаи порчи паровозов в пути, а также их несвоевременный оборот». И ещё, как отметил обком ВКП (б), «среди известной части командного состава имеет место ослабление повседневного оперативного руководства, наличие растерянности и нежелание взять на себя ответственность за проведение необходимых мероприятий». ​

«Дорога работает неудовлетворительно, – писала «Восточно-Сибирская правда» 30 декабря. – Систематически не выполняются государственный план погрузки и выгрузки и другие измерители. Поезда продвигаются по дороге чрезвычайно медленно. В работе отдельных участков много брака. До сих пор руководители дороги не ликвидировали расхлябанность и недисциплинированность». ​

Среди отстающих оказался также трест «Востсибуголь».

«1937 год Черембасс заканчивает позорными показателями, – читаем опять-таки «Восточку». – Из восьми основных шахт только две – имени ОКДВА и № 8 – приближаются к выполнению плана по угледобыче. Объяснение этого факта надо искать в том, что в шахтах нет настоящей борьбы по ликвидации последствий вредительства. Безответственность, расхлябанность среди командного состава мешают ведению борьбы за повышение выработки, за наведение порядка в шахтах».

И, как итог, всего на 76% выполнен трестом годовой план угледобычи, план подготовительных работ – на 74,3%. Себестоимость топлива – 120% к плану.

…И явилась миру с радостью и счастьем для одних, болью и скорбью для других Иркутская область

Вернёмся к газетной хронике. Она, как всегда, о разном.

– Регулярное почтово-пассажирское сообщение между Иркутском и Новосибирском открывает Восточно-Сибирское управление Граждвоздухфлота. На линии будут летать четырёхместные пассажирские самолёты ПР-5 и ПС-4. Ежедневно в 7 часов 30 минут они будут подниматься с Иркутского аэродрома и через 12 часов садиться в Новосибирске, по пути делая получасовые остановки в Нижнеудинске, Красноярске и Боготоле.

– Археологической экспедицией Иркутского государственного музея, Общества изучения Восточной Сибири и Академии истории материальной культуры под руководством А.Окладникова закончены предварительные работы по обследованию остатков древнего поселения (стоянки) у села Буреть Кировского района, открытого в 1936 году. Научная ценность новых открытий исключительна. Поселение в Бурети принадлежало охотникам за мамонтами, жившими около 25–30 тысяч лет тому назад.

– Почти на семь метров, залив прибрежные улицы, из-за чего жители выселились в безопасные места, поднялась вода на реке Ие у города Тулуна в связи с выпавшим за последние дни большим количеством осадков. А река Ока в городе Зиме затопила территорию лесозавода, общежития, водокачку, разнесла сплавленный лес.​ ​ ​ ​

– Пьесой братьев Тур и Л. Шейнина «Очная ставка», рассказывающей о подлой деятельности троцкистских выродков, призывающей к революционной бдительности, 1 октября открывает зимний сезон областной драматический театр.

– Распахнул двери в Иркутске отреставрированный Дом пионеров и октябрят. После торжественной части состоялся концерт, в котором приняли участие детские группы художественной самодеятельности и артисты областного радиокомитета.

– Несколько новых жилых домов украсили областной центр. На углу улиц К. Маркса и Литвинова выросло пятиэтажное здание областного Управления НКВД, на углу набережной Ангары и Свердлова – четырёхэтажное здание Управления речного транспорта.

– Современной планировки железнодорожный клуб сооружён в городе Слюдянке. Зрительный зал рассчитан на 350 человек, есть балкон на 150 мест. К услугам посетителей просторные вестибюль и фойе, комнаты для кружков.

– Кинотеатр «Пионер» открылся после реконструкции в Иркутске. Красиво отделан зрительный зал. В вестибюле внимание юных посетителей привлекают красочные картины из любимых книг – «Маугли» Р. Киплинга и «Дети капитана Гранта» Жюль Верна.

– На состоявшихся 12 декабря выборах в Верховный Совет СССР депутатами избраны: в Совет Федерации по Иркутскому округу – исполняющий обязанности первого секретаря обкома ВКП (б) А. Щербаков, по Иркутскому Северному – исполняющий обязанности председателя облисполкома А. Иванов, по Черемховскому – десятник шахты имени ОКДВА треста «Востсибуголь» К. Чернигов, по Тулунскому – начальник областного Управления НКВД Г. Лупекин, в Совет Федерации по Иркутско-Читинскому округу – бригадир женской тракторной бригады Заларинской МТС О. Мутина, по Усть-Ордынскому Бурят-Монгольскому – доярка колхоза имени Сталина Аларского аймака А. Петхонова.

– Построены в уходящем году электрические станции в районных центрах Качуге и Куйтуне. Их мощность – по 50 киловатт каждая. Заканчивается строительство электростанций также в Братске, Балаганске, Олонках, Киренске, Казачинском.

– За образцовое и самоотверженное выполнение важнейших правительственных заданий ЦИК СССР наградил работников Управления НКВД по Иркутской области. Ордена Ленина удостоен начальник Управления Г. Лупекин, ордена Красной Звезды – старший лейтенант П. Сарычев, старший лейтенант А. Дьячков, старший лейтенант А. Троицкий, лейтенант П. Бучинский, младший лейтенант Е. Копов, лейтенант Ю. Попов, лейтенант И. Верещагин, ордена «Знак Почёта» – младший лейтенант К. Руденко.​

И, конечно, в этом потоке новостей не потерялось, а наоборот вынесено на самое видное место первой страницы «Восточно-Сибирской правды» сообщение о том, что Центральный Исполнительный Комитет СССР 26 сентября утвердил постановление Всероссийского ЦИК о разделе Восточно-Сибирской области на Иркутскую область с центром в городе Иркутске и Читинскую область с центром в городе Чите. Этим же постановлением к Иркутской области присоединяются Аларский, Боханский, Эхирит-Булагатский и Ольхонский аймаки Бурят-Монгольской АССР и в её составе образуется Усть-Ордынский Бурят-Монгольский национальный округ с центром в селении Усть-Орда в составе Аларского, Боханского и Эхирит-Булагатского аймаков, Серёдкинского, Евсеевского, Казачинского сельсоветов Кировского района и Усть-Осинского сельсовета Балаганского района.​

Так миру явилась новая административно-территориальная единица площадью 774,8 тысячи квадратных километров – Иркутская область. Она и поныне остаётся таких же масштабов – четвёртым по данному показателю субъектом Российского Федерации после Республики Саха (Якутия), Красноярского и Хабаровского краёв.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер