издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Шмурдяком ширнись, зомби»

Лексика коронавирусной эпохи обогатилась за счёт войны ваксеров и антиваксеров

Самым ярким словом года для англоязычного мира оказалось vах («вакцина»). Это версия лингвистов Оксфорда. Кембридж назвал рerseverance («преодоление») – по имени марсохода, в 2021 году ступившего на Красную планету. Отечественный институт имени Пушкина первое место в России отдал «Спутнику V». А сами россияне, по данным ВЦИОМ, назвали словом года вовсе не вакцину, а старый и недобрый «коронавирус». Это слово становится лидером в России второй год подряд. На втором месте – словосочетание «рост цен», на третьем – «QR-коды». По-прежнему в конце 2021 года 29% россиян отказывались прививаться. А в стране началась настоящая война ваксеров и антиваксеров, которая нашла своё отражение в языке. Даже Оксфорд отметил два слова из русскоязычной лексики 2021 года – «ширяться» и «шмурдяк».

Зарплата ценнее вакцины

Перенесёмся на год назад. 22 декабря 2020 года. Завершается первый год пандемии. 61% россиян, опрошенных ВЦИОМ, назвали словом года «коронавирус», на втором месте «поправки к Конституции» – 29%, по 23% у «дистанционного обучения» и «врачей». Год пролетел. Декабрь 2021-го. «Коронавирус» сдал позиции, но не покинул первое место – 38% опрошенных россиян по-прежнему именно его считают главным словом года. Второе и третье места сменились. «Обнуление» ушло из актуальной повестки, теперь на его месте растущие цены, а внимание с «врачей-героев» сместилось на проблему QR-кодов. И лишь на четвёртом месте по значимости с 22% «вакцина», на пятом – созвучное по уровню тревоги с ростом цен «снижение доходов» (21%).

Институт имени Пушкина при этом объявил словом года «Спутник V». Частота употребления этого слова в прошлом году выросла в девять раз. Ясно, что в самых разных контекстах – как в позитивных, так и в негативных. Напомним, в прошлом году институт назвал лидером слово «самоизоляция». В 2021-м эта непопулярная мера применялась только точечно, а в масштабах страны были лишь «карантикулы», или «кови-каникулы», когда власти разрешили попросту нажарить шашлыков безо всякой изоляции. Поэтому слово перестало тревожить и ушло из актуального языка. Ему на смену пришло название вакцины. На втором месте, к примеру, «Афганистан» с ростом в 6,5 раза из-за известных политических событий. Но в целом Россия, как видим, озабочена скорее запретами и зарплатами, чем вакцинацией. Сейчас у нас вакцинированы чуть более 45% населения, в декабре по-прежнему отказывались делать прививку 29% жителей страны. Однако «Спутник V» склоняли в разговорах все – и сторонники вакцинации, и её противники.

Всё началось с коровы. Нет, с лошади

Ситуация с «ковид-словами» в России немного отличается от настроений в других странах. Общество немецкого языка (Gesellschaft für deutsche Sprache, GfdS) выбрало словом года wellenbrecher («волнорез»), обозначающее усилия, которые были предприняты против развития четвёртой волны коронавируса. В прошлом году словами года были «пандемия» и «локдаун». В Швейцарии выбрали слово impfdurchbruch – «прорыв в вакцинации». Но слово это двойственное – с одной стороны, оно отражает перелом ситуации, появление вакцины, с другой – разочарование в том, что, несмотря на прививки, пандемия пока не отступает. В топ-3 в Швейцарии вошло слово рolarisierung – «поляризация», отражающее раскол общества на тех, кто за прививки и кто против.

«Вне зависимости от того, сделали вы прививку, двойную прививку или нет, в 2021 году язык, относящийся к вакцинам и вакцинации, пронизывал всю нашу жизнь», – так начинается доклад составителей Оксфордского словаря. К слову, американский словарь Уэбстера тоже выбрал «вакцину» словом года, оставив в прошлом слово pandemic. За последний год поиск по слову «вакцина» вырос на 601%. По сравнению с 2019 годом рост составил 1048%. Словарь современного украинского языка и сленга «Мыслово» остановился на слове «вакцина». В число слов года вошла «ковидная тысяча», или «тысяча Зеленского», – электронная тысяча гривен, которую могут получить жители Украины, если пройдут два этапа вакцинации. Потратить их можно на книги, музеи, театры и билеты на поезда или самолёты.

Реакция Оксфорда обнадёживает – в прошлом году он отказался выбирать слово года, поскольку посчитал 2020 год «беспрецедентным». Сейчас настрой более оптимистичный – это слово vax. Оно объединяет в английском комплекс понятий «вакцина», «вакцинация», «вакцинировать». По мнению учёных, в ушедшем году слово vaх в самых разных формах (в том числе и как часть других слов) показало резкий всплеск, люди, говорящие на английском, и не только на английском, употребляли его очень часто. А ведь слова с основой vaх – очень старые, первые употребления их зафиксированы ещё в 1790-х годах. И тогда же появились слова, которые обозначали противников прививок – антивакцинистов. «И эта история продолжает разворачиваться сегодня, внимательно отслеживаемая и записываемая командой Оксфорда», – говорят учёные-лингвисты.

«Отец иммунологии» учёный Эдвард Дженнер изобрёл словосочетание variolae vaccinaе, чтобы дать название коровьей оспе. Буквально это означало – «оспа» или «оспины коровы», поскольку vacca в переводе с латинского – «корова». Именно Дженнер доказал, что прививка коровьей оспой защищает людей от заболевания оспой натуральной, которая в те времена уносила огромное количество жизней. Кстати, в 2017 году Science опубликовал комментарий к статье группы учёных в журнале The New England Journal of Medicine. Учёные высказали предположение, что не столько коровья, сколько лошадиная оспа могла стать предком линии вируса, используемого в вакцине. Дженнер, как известно, использовал для своих исследований как коров, так и лошадей. В связи с этим Science даже задался вопросом, не стоит ли переименовать вакцину в эквузину – от латинского equus, то есть «лошадь». Но это название, конечно, не прижилось. Слишком долгий путь прошло слово «вакцина» и слишком прочно вошло в нашу жизнь ещё до ковида.

Вскоре после изобретения Дженнером слово vaccinaе стало обозначать и саму болезнь, и материал, которым прививали. Оно же легло в основу слов, которые обозначают противников вакцин. А они не заставили себя долго ждать. Это antivaccinist, antivaccinator, antivaccination и antivax. Сам Эдвард Дженнер писал в 1812 году в письме: «Аntivax (антиваксы. – Авт.) нападают на меня… со всей силой, которую они могут собрать в газетах». Эти нападки вынужден был терпеть человек, благодаря которому мы сейчас избавились от натуральной оспы, и наши дети больше не умирают от неё. И надо напомнить, что современные взрослые антиваксеры практически все привиты от оспы.

2021 год в англоязычных странах принёс слово vaxxies. «Вакси» – селфи, сделанное во время вакцинации или на входе-выходе из кабинета врача. Считается, что слово запущено в массы звездой телешоу M * A * S * H Аланом Алда, который в беседе с доктором Энтони Фаучи в декабре 2020 года предложил зрителям «делать вместо селфи вакси», чтобы показать друзьям, что вакцинация полезна и не страшна. Слово эпизодически использовалось и ранее, но к ковиду его впервые применил Алда.

В англоязычных странах в 2021 году стали популярны Vax-a-thon («Ваксатоны») – прививочные марафоны, когда люди за короткий срок массово вакцинируются. Например, в Новой Зеландии «Ваксатон» в «Суперсубботу» 16 октября 2021 года позволил сделать более 100 тысяч прививок. Борьба сторонников вакцинации и противников захватила весь мир. Антиваксеры в Британии, США активно распространяли словосочетание «ковидная рука», подкрепляя это фотографиям отёкшего от аллергии плеча после прививки. Один из антиваксеров даже утверждал, что «ковидная рука» стала причиной ДТП, в которое он попал. èèè

Одновременно вошли в обиход ироничные названия противников прививок. Например, «антифаксер». Те, кто слишком интересуется «прививочным статусом» других, были названы «ваксдарами», то есть «радарами, настроенными на чужую вакцинацию». Интересно, как люди называли сам укол. В 2021 году в Британии, США увеличилось употребление уже знакомого слова jab («джеб») – «укол». У шотландцев оно трасформировалось в jag. А double-jagged или double-jabbed – это «полная вакцинация». Использовалось и выражение get the shot («получить выстрел», «стрельнуться» в значении «укол вакциной»). Сравните русскоязычное – «ужалился».

«Ковид-то есть, но нету Лиды»

Оскфорд изучил, как осмысляется вакцинация в разных странах. Например, в Китае иероглифы, обозначающие прививку, по смыслу складываются во фразу «привить и посадить эпидемическую рассаду», но не в значении «заразить», а «заразить, чтобы спасти». На хинди «вакцина» звучит как «тика», неофициального варианта от «тилака» – священного знака, который наносится на лоб и другие части тела, чтобы защититься от сглаза. В русском «вакцина», как известно, конкурирует со словом «прививка», слово ввела Екатерина Вторая, которая сделала прививку себе и своему сыну в 1768 году при содействии Томаса Димсдейла. В оксфордском докладе были отмечены русские слова «ширяться» («сделать укол», сленг наркоманов) и «шмурдяк» («вакцина»). Ранее слово «шмурдяк» употреблялось для обозначения дешёвого спиртного сомнительного качества, сейчас в устах русскоязычных антиваксеров «ширяться» означает «сделать укол вакцины», «шмурдяк» – сама «вакцина».

Интересно, что слова «вакцина», «вакцинация» стали главными по версии конкурса «Слово года – 2021», который проводится под руководством филолога и культуролога Михаила Эпштейна. На втором месте оказались QR-коды, на третьем – «антиваксеры». Лидером в «Выражениях года» стала «избыточная смертность». «Ковид» был выбран словом десятилетия, на втором месте – «обнуление», «санкции».

При этом в России сложилась ситуация, когда примерно половина населения или не желает прививаться, или прививается, но под действием обстоятельств либо по принуждению. Люди в 2021 году поделились на два лагеря – сторонники прививок и их противники. Это не могло не отразиться в языке. Началось всё ещё летом 2021 года – во время третьей волны коронавируса, когда впервые встал вопрос массовой вакцинации. Второй этап обострения пришёлся на ноябрь-декабрь, когда в Госдуму был внесён законопроект о QR-кодах в общественных местах. Язык за эти месяцы родил сотни новых слов. Их эмоциональность и экспрессивность (особенно ярко это проявилось у противников вакцинации) хорошо отражали тот накал, который возник в обществе. В результате закон о QR-кодах, несмотря на приближение омикрона, пока снят с рассмотрения. Антрополог Александра Архипова с коллегами из «Мониторинга актуального фольклора» записала более сотни интервью со сторонниками и противниками прививок. С января учёные составляли и словарь тех, кого называют «ваксерами» и «антиваксерами».

Как оказалось, лидером по частотности упоминаний в словаре с 1 августа по 10 ноября 2021 года являются слова «чипизация», «чипирование». На втором месте – «уколизация», «уколотые», на третьем – «антиваксер», на четвёртом – «ковид-диссидент». Пятое место у знаменитой «жижи» – так противники прививок называют вакцину. Среди слов, которые активно употребляли, – «коронобесие», «шмурдяк», «барановирус». Вакцину называли «факцина», «прибивка», а сделавших прививку – «прибитые».

Обе группы – и те, кто за вакцинацию, и те, кто против, – довольно быстро освоили военную лексику, поскольку ощущали себя на линии фронта: одни защищали вакцинацию, другие шли в наступление против. У противников вакцинации в целом была более эмоционально окрашенная лексика, тогда как сторонники вакцинации были менее экспрессивны. Исследователи полагают, что это объясняется тем, что ваксеры считают, что именно их поведение – это норма, опираются на кажущийся им непоколебимым авторитет научного знания, а норме свойственна сдержанность в оценках. Но и ваксерам был не чужд чёрный юмор такого толка:

И день и ночь твердила Лида,

Мол, никакого нет ковида.

Но у природы свои виды:

Ковид-то есть, но нету Лиды.

В целом же лексика защитников вакцинации оказалась эмоционально беднее, в ней меньше неологизмов. А вот антиваксеры вложили в лексику все свои чувства, поскольку ощущали себя в состоянии «круговой обороны», обиженными и угнетаемыми.

Потому появилась риторика, связанная с фашистской символикой. Тех, кто принуждал к вакцинации, называли фашистами, а сами антиваксеры считали себя узниками, страдающим меньшинством. Отсюда слухи про ковидные концлагеря, обозначение своих противников словами «ковидофашист», «вакшист», «вакци-наци», своё будущее эти люди видели в «ковидном гетто». Появились демотиваторы, где фото с Нюрнбергского процесса подписывались словами о современном «вакшизме». Второе свойство этой эмоциональной лексики, как пишут исследователи, – представление своих противников лишившимися статуса людей. Отсюда «шмурдяк», «жижа», «ширнуться». Вкалывать себе «шмурдяк» могут только опустившиеся люди, наркоманы. Потому укол – это недостойно человека, это для наркомана – «ширяться», «шмурдякнуться», «решмурдякнуться». А сама процедура – «шмурдякцинация». Сюда же примыкает слово «овценация» (созвучное «вакцинации»). Прививка делает из людей нелюдей, овец. Появились слухи, что вакцинированные – это зомби.

Популярным стало обращение к признанным авторитетам в слухах, как победить ковид. Вот образец такого рассказа: «Пушкин был ясновидцем и оставил подсказку, донеся её нам в сказке о Кощее Бессмертном. Смерть в яйце не что иное как ИГЛА! Сломать ИГЛУ – значит, остановить мутацию ковида». А вот обратный пример: в Нижнем Новгороде местные власти вместе с кукольным театром сняли мультфильм, где Кощей говорит Ивану: «Не смерть в игле, а сила!» Намекая, что получил после укола бессмертие.

Новый лексический всплеск вызвало введение QR-кодов. В Сети были целые флешмобы, когда люди хвастали тем, что смогли пройти в торговый центр по QR-коду палтуса или курицы. Вокруг QR-кодов тут же возникла своя лексика. Коды называли «кукуракод», «кар-кар-код», «куриный код», «кукареку-код», даже возникали конструкции с употреблением ненормативной лексики, созвучно это слово было «куяр-коду». Появились целые фразы: «QRещёные QRестоносцы на QRортах QRаснодарского QRая». А, например, глагол «зашкуариться» означал «получить QR-код». Он созвучен с «зашквариться», это слово из уголовной лексики, означающее «опуститься, стать парией». И здесь антиваксеры демонстрировали, что получение QR-кода равноценно тому, что ты встал на одну полку с «товаром» типа курицы или рыбы или опустился до статуса недочеловека («QR-зашквар»). Здесь же хорошо «прописалась» всё та же фашистская лексика: «аусвайскод», «QR-фашизм». «Россия должна была отвергнуть QR-коды как победившая фашизм страна», – пишут антиваксеры в соцсетях.

Вакцина «Спутник» антиваксерами называлась «Шпунтиком» – такое смешное наименование не может носить что-то серьёзное, способное защищать людей. А привитые назывались «прививашками» – по аналогии со словом «овуляшки», популярным названием группы матерей. «Овуляшки» считаются символом недалёкости и глупости. Не получил распространение, но всё же существовал мем «яжепривит» – по сходству с «яжмать». Война ваксеров и антиваксеров в России пока сошла на нет, поскольку напряжение попытались снять власти, отложив закон о «кукареку-кодах». Тем не менее приближение «крошки-омикрошки» может вывести эту войну на новый виток.

Токен, тягомотина и иероглиф «золото»

По данным компании Google, чаще всего люди в мире в 2021 году забивали в поисковики словосочетания «как лечить» и «как сохранить». Пока мы все находимся в той фазе пандемии, когда исход непредсказуем. Не зря российские бизнесмены назвали в интервью РБК слова «качели» и «тягомотина» одними из главных в 2021 году. В омикроне одни видят завершающую стадию шествия коронавируса по планете, другие предлагают не обольщаться. Тем не менее люди живут не только болезнью, возникают новые смыслы и слова. И это радует.

Создатели словаря английского языка Harper Collins пошли отличным от всех путём – они выбрали словом года аббревиатуру NFT (non-fungible token), то есть «невзаимозаменяемый токен», или сертификат уникальности цифрового объекта (например, он подтверждает подлинность объекта цифрового искусства). И в Японии пандемия в 2021 году уступила более значимому событию: иероглифом 2021 года стало «золото» – как символ беспрецедентной победы японских спортсменов на Олимпиаде в Токио. В прошлом году в этой стране был выбран иероглиф «тесный, плотный». Он символизировал трудности самоизоляции. Теперь Япония решила не отдавать главный иероглиф на откуп болезни. А вдруг произойдёт чудо, и россияне не выберут в 2022 году в третий раз слово «коронавирус» символом года»?

 

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер