издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Наметить схему и дать модель развития Иркутской области»

  • Автор: Владимир Ходий

На конференции по изучению производительных сил области не случайно отдельно работала секция транспорта. Ведь без развитой транспортной инфраструктуры на её обширных пространствах нельзя было ожидать резкого скачка ни в развитии экономики, ни в повышении социального и культурного уровней жизни людей.

(Окончание. Начало в предыдущем номере «ВСП»)

По земле, по воде и в воздухе

Начнём с железнодорожного транспорта. В годы войны на пределе возможностей по перевозке грузов и обеспечению безопасности движения поездов работала Восточно-Сибирская железная дорога. Поэтому с наступлением мирного времени началось её техническое перевооружение. Так, на самом сложном участке – от Слюдянки до станции Байкал – укладывались поставленные по ленд-лизу из США новые рельсы тяжёлого типа, вводились в действие автостопы – сигнализация, контролирующая работу машиниста локомотива и приходящая ему на помощь в критическую минуту в случае приближения к опасному месту, на всех грузовых узлах дороги радиофицировались маневровые паровозы и помещения маневровых диспетчеров.

Однако мы же знаем, что Транссибирская магистраль, важной срединной частью которой является Восточно-Сибирская железная дорога, проходит лишь по южным и западным, заканчивая Тайшетским, районам области. Чем и объясняется то, что их производительные силы начали изучаться и осваиваться раньше северных, растянувшихся с запада на восток на тысячу с лишним километров. Поэтому перемены там могли наступить лишь с прокладкой второй на Востоке страны железнодорожной магистрали – Байкало-Амурской. Укладка рельсов от её «нулевого» пикета – недалеко от берегов реки Бирюсы – началась ещё до войны, затем все работы пришлось свернуть, а после возобновления их поручили вести организации под названием «Тайшетстрой». Несмотря на то что эта организация входила в систему ГУЛАГа МВД СССР и на её упоминание в прессе цензура сразу наложила вето, «Восточно-Сибирская правда», пусть и в официальных сообщениях, пару раз пренебрегла им. В том числе когда начальник «Тайшетстроя» И. Островский выступил на уже неоднократно отмечавшемся собрании областного партийно-хозяйственного актива в апреле 1946 года и высказал вполне резонную мысль о том, что «развитие новых строек обязывает быстрее перестраивать работу и других организаций – связи, здравоохранения, народного образования, так как уже возникли и ещё будут возникать новые населённые пункты, будет расти население».

Вторым в регионе по объёму перевозок грузов и пассажиров в то время по праву считался водный транспорт. Вновь было образовано Восточно-Сибирское речное пароходство, ранее разделённое на Ангарское и Байкало-Селенгинское. От навигации к навигации росли поставки потребителям угля, леса, зерна и многого другого. Большое внимание уделялось механизации погрузочно-разгрузочных работ. В частности, на пристанях Иркутска и Заярска в Братском районе мускульную силу грузчиков заменили ленточные транспортёры. По Ангаре начал курсировать комфортабельный пассажирский красавец-пароход «Фридрих Энгельс», принимавший на борт до 500 человек.

Двухэтажный пассажирский лайнер с названием «Ленинград» появился и на реке Лене, где в отсутствие единого пароходства перевозками и строительством флота занимались отдельные ведомственные структуры – «Главсевморпуть», «Лензолотофлот» и другие. Раньше на Колчановской судоверфи в Жигалове производился ремонт судов, теперь её перевели на металлическое судостроение. Реконструировалась и судоверфь имени 2-й пятилетки. Началось расширение Осетровской пристани со значительным увеличением площади всех причалов, установкой мощных кранов, иных механизмов, проведением дноуглубительных работ.

Завидную мощь набирала в Прибайкалье и Забайкалье гражданская авиация: более чем в шесть раз за послевоенную пятилетку увеличило объём перевозок Восточно-Сибирское управление Граждвоздухфлота. Длина воздушных линий выросла на несколько тысяч километров, открылось свыше десятка новых авиамаршрутов, из Иркутска в Москву начали ежедневно летать пассажирские самолёты с мягкими креслами ИЛ-12.

И только один вид транспорта – автомобильный – пока не мог похвастать заметными успехами. Причина известная – плохие дороги. «Основная беда наших дорог, которые обеспечивают межрайонные и внутрирайонные связи, – говорил в докладе на одной из сессий областного Совета председатель исполкома И. Никольский, – заключается в полном отсутствии покрытий. Достаточно сказать, что из 14 с лишним тысяч километров всего 109 километров имеют твёрдое покрытие». Но вот в 1948 году началась реконструкция дорожного полотна на тракте Иркутск – Качуг. Тогда же по решению Совмина РСФСР областному дорожному отделу была выделена специальная машинно-дорожная станция. Она состояла из 10 гусеничных тракторов, стольких же грейдеров, 5 мотокатков, 20 грузовых автомобилей, а также камнедробилок, автогудронатора.

«Рады доложить Вам…»

После тяжёлых военных лет наладились дела в сельском хозяйстве Прибайкалья. Это произошло в первую очередь благодаря насыщению его современной техникой и в целом разностороннему укреплению материальной базы. В начале декабря 1947 года «Восточно-Сибирская правда» сообщила: «Поступит до конца года в адрес машинно-тракторных станций большая партия разнообразной сельскохозяйственной техники. С Алтайского тракторного завода отгружен 91 СТЗ-НАТИ, с Харьковского завода «Серп и Молот» – 20 сложных молотилок, с завода «Алтайсельмаш» – 150 тракторных плугов». В колхозах и совхозах широко развернулось строительство типовых животноводческих помещений. Только в 1949 году было возведено 525 скотных дворов, овчарников и свинарников, 123 конюшни, 190 птичников, 160 зерносушилок, 627 жилых домов.

Подъёму аграрного сектора экономики региона способствовала налаженная к этому времени система подготовки кадров. В Иркутске работала двухгодичная школа организаторов колхозного производства, в Тулуне – агрономов. Действовали также одногодичные сельскохозяйственные школы: в селе Оёк, что недалеко от областного центра, готовили счетоводов-бухгалтеров, в Кутулике – младших ветфельдшеров, в Куйтуне и Киренске – полеводов, в Заларях – пчеловодов.

Важно и то, что значительно повысился уровень материального и морального стимулирования работы сельских тружеников, включая присвоение лучшим из них звания «Герой Социалистического Труда». За получение высоких урожаев пшеницы в 1947 году его первыми в истории Прибайкалья удостоились звеньевой колхоза «Новая жизнь» Усть-Кутского района Л. Игнатьев, председатель колхоза имени XVII партсъезда С. Колесников, звеньевая колхоза «Красный Нельхай» С. Максимова (оба из Аларского района) и сразу десять работников расположенного в Тулунском районе семеноводческого совхоза «Сибиряк».

Действительно, уже второй послевоенный год стал переломным на селе: государству было сдано зерна почти на три миллиона пудов больше, чем в предыдущем, выполнены планы по заготовке картофеля, овощей, молока, масла, сыра. А дальше пошло по нарастающей: в 1948 году, как тогда говорили, в закрома Родины поступило пшеницы и ржи также на три миллиона пудов больше, нежели в предыдущем, а в следующем – плюсом ещё три с половиной миллиона пудов… Чтобы хлеборобы в сибирской глубинке справились с урожаем, им на помощь со своими уборочными машинами стали приезжать даже комбайнёры из Ростовской области и Ставропольского края, а в Москву на имя И. Сталина всякий раз отправлялись телеграммы со словами: «Рады доложить Вам…»

Кирпич в дефиците

Понятно, что во время войны было не до массового жилищного строительства, возведения зданий общественного назначения, благоустройства населённых пунктов. Да и в первые послевоенные годы дела на этом участке народнохозяйственного фронта не впечатляли масштабностью, успехи были достаточно скромные. Тем не менее открываем «Восточно-Сибирскую правду» за 26 июня 1946 года и читаем статью главного архитектора областного центра А. Бутенко: «Целостным архитектурным ансамблем предусматривается планом новой пятилетки строительство крупнейших зданий в городе Иркутске. Уже заложены фундаменты новых корпусов Управления Восточно-Сибирской железной дороги. По улице Ленина весь квартал от улицы Карла Маркса до Горького застраивается крупными жилыми корпусами. Полностью реконструируется площадь Кирова, и через пять лет она будет неузнаваемой. Здесь закончится строительство Дома Советов, Института иностранных языков, уже начато возведение здания Управления комбината «Востсибуголь», на углу улиц Ленина и Чкалова предполагается постройка здания Восточно-Сибирского военного округа, а на противоположной стороне – Управления треста «Сибгеолнеруд».

Спору нет, центр – это самое лучшее, гордость, визитная карточка любого населённого пункта, и посему объяснимо желание «отцов» главного города области выстроить его на века, красивым и неповторимым. Однако существовала не менее важная и более трудная задача расселения людей, массово ютившихся в переполненных коммунальных квартирах, бараках, полуподвалах и других приспособленных помещениях, да и приведения в порядок улиц, дворов, избавления их от грязи, нечистот. Как она решалась? Листаем «Восточку» дальше.

1947 год

14 февраля. Развёртываются по улице Карла Маркса в областном центре земляные работы по прокладке главного канализационного коллектора. Завод имени Сталина готовит первые 200 железобетонных труб.

12 марта. Проведённой обкомом ВКП (б) проверкой установлено, что строительство жилья в области идёт крайне неудовлетворительно. План 1946 года по всем видам застройки выполнен на 72 процента, а программа ввода в строй жилой площади – только на 35,5 процента. Из 140 тысяч квадратных метров по плану сдано в эксплуатацию только 52 тысячи.

25 апреля. Начались работы по благоустройству города Нижнеудинска. Выправляется полотно дороги по улице Ленина, ремонтируются старые и строятся новые заборы, идёт заготовка тёса и пиломатериалов, настилаются тротуары.

1948 год

20 июля. Заметные сдвиги в благоустройстве областного центра произошли с весны нынешнего года. Асфальтом покрылись улицы Литвинова, Карла Маркса, Пролетарская, часть улицы Дзержинского. Изменился облик площади Труда, на которой разбит сквер с большими газонами, асфальтовыми дорожками.

1949 год

25 января. Индивидуальное жилищное строительство с каждым годом расширяется в Иркутске. В прошлом году введено 256 частных домов,и 70 возвели ведомства. В предместьях города появились новые улицы. В посёлке Ленино их три – Сапёрная, Артиллерийская, Матросская, в Боково – шесть, в Свердловском районе – две, в предместье Маратово – тоже две. В Нагорном районе застроены Байкальская улица и переулки Тальцинский, Металлистов и Лисихинский.

27 марта. На строительстве хозяйственно-фекальной канализации в Иркутске за три послевоенных года проложены коллекторы по улицам Карла Маркса, Франк-Каменецкого и Транспортной, дюкер через Ушаковку, притоки по улицам Литвинова и Володарского.

22 октября. Работы по благоустройству расширяются в районном центре Нижнеилимске. По обеим сторонам главной улицы проложено около двух тысяч квадратных метров тротуаров, проезжая часть засыпана гравием, прокопаны кюветы.

И тут же газета свидетельствует, что строить жилья можно было бы больше и качественнее, благоустраивать населённые пункты быстрее и лучше, если бы не существовал в области дефицит строительных материалов, в первую очередь кирпича. В 1948 году его не хватило 25 миллионов штук. И в следующие годы, несмотря на увеличение мощности Лисихинского завода в Иркутске и ввод в строй новых заводов в Черемхове и Усолье-Сибирском, дефицит кирпича не сходил с повестки дня.

Прощайте, карточки на хлеб!

Главными событиями всех первых послевоенных лет, которые коснулись каждого жителя Советского Союза, стали отмена в декабре 1947 года карточек на продовольственные и промышленные товары, введение единых государственных розничных цен, денежная реформа. Отмена карточной системы ожидалась в первый послевоенный год, но из-за засухи на значительной территории страны и сокращения государственных закупок продовольствия её пришлось перенести.

Что касается розничных цен, то Иркутская область была включена во второй из трёх поясов, и, например, стоимость ржаного хлеба за килограмм на её территории составляла 3 рубля, пшеничного из муки второго сорта – 4 рубля 40 копеек, сахара рафинада мелкоколотого – 15 рублей, мяса говяжьего средней упитанности – 30 рублей, масла подсолнечного рафинированного нерасфасованного – тоже 30 рублей. «В первый же день торговли по единым государственным ценам, – рассказал читателям газеты заместитель заведующего облторготделом В. Гавричков, – в городах и сёлах было открыто 97 новых магазинов, ларьков и палаток, в том числе 53 хлебных магазина. Вместе с ранее действовавшими торговая сеть составляет сейчас около 400 предприятий. В розничной торговле мы почти достигли довоенного уровня и можем обеспечить потребности населения в продовольственных и промтоварных товарах».

Заметные перемены, пусть и не такие радикальные, как в торговле и в тесно связанной с ней сфере общественного питания, происходили ещё на одном направлении социальной политики государства – в здравоохранении. К примеру, в небольшом посёлке Хужир на острове Ольхон появилась своя больница – пусть на 15 коек, но с домом для врача и подсобными помещениями, а во втором по величине городе области Черемхово кроме двух больниц – детской и туберкулёзной – открылся филиал Иркутского НИИ восстановительной хирургии и травматологии. При 360 фельдшерско-акушерских пунктах региона были созданы аптечные киоски, для которых на Иркутском фармацевтическом заводе изготовляли комплекты расфасованных лекарств, перевязочных материалов, предметов ухода за больными. В медицинские учреждения пришли новые методы обследования населения: флюорография и гастроскопия.

Худо-бедно, но начала решаться проблема телефонизации городов и районов. В мае 1947 года «Восточка» известила читателей: «Автоматическую телефонную станцию взамен ручной ёмкостью пять тысяч номеров намечено в следующем году построить в Иркутске. Также значительно расширяются городские телефонные станции в Бодайбо, Тулуне и Усолье-Сибирском. Для улучшения телеграфной и телефонной связи предусмотрена подвеска новых проводов на линиях Иркутск – Тулун, Иркутск – Качуг, Тулун – Тангуй, Тайшет – Усть-Кут, в районах Икейском, Нижнеилимском, Казачинско-Ленском и других».

То же самое с радиофикацией. «В настоящее время, – рассказывал на страницах газеты в октябре 1949 года заведующий сектором агитации и культуры обкома партии Н. Гулькович, – радиофицированы все города и районные центры и общее число радиоточек превысило 65 тысяч. Однако темпы радиофикации отстают от возрастающих культурных запросов населения. До сих пор не имеют радиоустановок многие колхозы и МТС. Бюро обкома ВКП (б) утвердило план сплошной радиофикации области в течение 1950–1952 годов».

Открытие кинотеатра «Хроника», пьесы советских авторов, «полная тоски» поэзия Елены Жилкиной и «пошлые песни» Клавдии Шульженко

Действительно, культурные запросы людей росли, да и события в этой сфере жизни общества происходили значительные.

Но сперва о пополнении материальной базы. В Черемхове началось строительство большого Дома культуры горняков, под него отвели участок в сосновом парке, учитывая, что это будет самое красивое здание города. Развернулись работы по сооружению Дома культуры в районном центре Тыреть, а в Усть-Куте здание уже ввели в эксплуатацию, в нём были фойе, зрительный зал на 250 мест, читальный зал и другие помещения.

Пока не приступали к строительству новых объектов культуры в областном центре. Ограничились тем, что на первом этаже здания на углу улиц Карла Маркса и 3-й Красноармейской, где ещё в начале века существовал синематограф «Иллюзион», открыли новый кинотеатр на 225 мест «Хроника», и в первый день на демонстрации научно-популярного фильма «Сердце Родины» про историю развития города Москвы в нём побывали почти 1700 зрителей. Был передан областной филармонии малый зал театра музыкальной комедии. Вмещающее 600 человек, это помещение полностью переоборудовали под концертный зал, а на месте принадлежащего театру сквера построили помещение под фойе, вестибюль, гардероб, буфет. Справили новоселье также писатели Иркутска: из редакции «Восточно-Сибирской правды», где с довоенного времени они занимали одну комнату, переместились пока в одноэтажный деревянный особняк на улице 5-й Армии.

Что касается содержания и, как тогда говорили, идейного уровня работы культурных учреждений, то её решительным образом скорректировали два принятых в 1946 году постановления ЦК ВКП (б) – «О журналах «Звезда» и «Ленинград» и «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению».

После выхода в свет первого в Иркутске состоялось собрание, на котором с докладом выступил секретарь по агитации и пропаганде обкома партии М. Смирнов. Он подверг резкой критике «лишённую всякого общественного смысла и полную тоски» поэзию Е. Жилкиной, очерки начинающего литератора Б. Костюковского, «искажающие советскую действительность», «увлечение историческими темами» маститых писателей К. Седых, Г. Кунгурова, Г. Маркова, стихи А. Ольхона, «не показывающие современного человека», постановки «Проклятое кафе» облдрамтеатра и «Преступление на улице Марата» ТЮЗа, недостатки в работе областной филармонии. Реакцию на второе постановление кратко выразил в выступлении на совещании, также проведённом обкомом ВКП (б), директор областного драматического театра О. Волин: «Наша задача – очистить репертуар от произведений пошлых, безыдейных, создать условия для появления собственного репертуара, серьёзно подумать о росте молодых театральных кадров».

Как выполнялись работниками культуры указания высшего директивного органа страны, оперативно информировала читателей «Восточно-Сибирская правда»:

– Более 90 произведений изобразительного искусства – картин, портретов, этюдов, рисунков – отобрано на Всесибирскую художественную выставку, которая открывается в Новосибирске. Старейший живописец Иркутска Б. Лебединский представил девять работ, художник-фронтовик А. Жибинов – восемь. Также на выставку отправлены работы В. Томиловского, С. Развозжаева, молодого художника-фронтовика В. Рогаля и других.

– Смотр постановок по пьесам советских авторов пройдёт в мае-июне в театрах области. Кроме трёх сценических коллективов Иркутска в нём будут участвовать Черемховский и Бодайбинский театры. Намечаются выезды с творческими отчётами на предприятия, встречи и конференции со зрителями.

– С целью усиления помощи молодым авторам при областном отделении Союза советских писателей создаётся объединение молодых прозаиков, поэтов, драматургов, критиков. Руководит объединением писатель Г. Марков.

– Борьбе за хлеб, за укрепление колхозного строя посвящён спектакль областного драматического театра по пьесе Н. Вирта «Хлеб наш насущный». Его поставил режиссёр Н. Ляшенко, в ролях артисты Б. Ситко, М. Каплун, И. Московченко, Л. Гайдай и другие.

– Обсуждение очерков поэтессы Е. Жилкиной, которая после критики работала в одной из геологоразведочных партий в Восточных Саянах, прошло в областном отделении Союза советских писателей. Выступившие указали автору на отдельные недостатки очерков и рекомендовали к опубликованию их в альманахе «Новая Сибирь».

Газета не преминула упрекнуть в несоответствии духу времени репертуара гастролировавшей летом 1947 года в Иркутске популярной певицы – заслуженной артистки РСФСР Клавдии Шульженко. Она исполняла песни Великой Отечественной войны, лирические, шуточные, а начинала концерты песней Соловьёва-Седого «Россия». «К сожалению, – писала «Восточка», – в репертуаре Шульженко есть серьёзные недостатки. Досадно, что такой мастер исполняет старые, ненужные, часто пошлые песни («Руки», «Записка» и другие). Артистка не всегда подходит строго к трактовке песен. Так, в «Матросском вальсе», не совсем доброкачественном и по своей музыкальной фактуре, она доходит до фривольностей».

Не успела стихнуть эта идеологическая кампания, как нагрянула другая – борьба с космополитизмом, низкопоклонством перед Западом. Опять «Восточка»: «С возмущением и гневом говорилось о космополитах и их приспешниках на прошедшем в областном центре собрании писателей, художников, артистов, музыкантов и других творческих работников. С докладом на нём выступила секретарь горкома ВКП (б) Г. Мусина. В обсуждении приняли участие писатель Г. Марков, главный режиссёр театра музыкальной комедии А. Орлов, заведующий кафедрой литературы госуниверситета А. Абрамович, ответственный редактор газеты «Восточно-Сибирская правда» С. Бройдо и другие».

И если прежде «под прицелом» критики были в основном писатели и театральные деятели, то на этот раз сполна досталось представителям изобразительного искусства. Живописец А. Жибинов был назван «раболепствующим подражателем чуждому нашему народу формализму», а пейзажист Б. Лебединского обвинён в «аполитичности» картин, убеждении, что «сосна до революции и после неё остаётся такой же сосной».

Во время этой кампании в областном драматическом театре шёл спектакль по пьесе А. Штейна «Закон чести», посвящённый разоблачению космополитизма в академической среде.

Наши козыри в спорте

Кипучая физкультурно-спортивная жизнь в области в конце 1930-х годов (именно тогда родилась идея ежегодно проводить легкоатлетическую эстафету на призы газеты «Восточно-Сибирская правда»), что и говорить, поблекшая в красках за годы войны, в мирное время вновь начала обретать размах и яркость.

73 тысячи человек приняли участие в традиционном областном профсоюзно-комсомольском лыжном кроссе, который проходил с 1 по 20 января 1946 года. Таким же массовым стал и летний кросс. Тогда же в честь Всесоюзного дня физкультурника в Иркутске состоялся многолюдный парад. Он проходил на площади Кирова, так как на центральном стадионе города «Авангард» (впоследствии – «Труд») ещё в войну пожар уничтожил помещения и деревянные трибуны. Теперь на его восстановление были выделены первые 600 тысяч рублей, и группа специалистов во главе с архитектором Б. Кербелем приступила к разработке проекта нового спортивного комплекса. Первоочередными в нём должны были стать капитальная железобетонная трибуна длиной 150 метров, на которой могли бы разместиться 7,5 тысячи зрителей, а в подтрибунном пространстве – спортивный зал, раздевалки с душем, гостиница, ресторан, а также центральное ядро с футбольным полем, беговыми дорожками, сектором для легкоатлетических соревнований.

В том же 1946 году произвёл очередной набор учащихся открытый в Иркутске в конце войны техникум физической культуры. Несмотря на отсутствие собственного здания и спортивного зала, коллектив его педагогов не только успешно готовил для учебных заведений Сибири и Дальнего Востока преподавателей физической культуры, но и помогал росту мастерства талантливых молодых спортсменов.

По большему счёту залы, особенно для игровых видов, отсутствовали и в спортивных обществах. Тем не менее иркутская женская команда по волейболу «Спартак» во главе с играющим тренером и капитаном Ольгой Ивановой стала сильнейшей на состоявшемся в городе Грозном чемпионате РСФСР, опередив в финале соперниц из Горького, Симферополя и Краснодара. После этого сибирячки поехали в Одессу, где приняли участие в розыгрыше первенства СССР. Одолев команды «Динамо» (Кишинёв), Тбилисского Дома офицеров, «Спартак» (Харьков), они вышли в финал.

Достойно выступила на первенстве Российской Федерации в городе Иванове также дружина боксёров с берегов Ангары. Учащийся авиационного техникума З. Мигеров завоевал звание чемпиона в легчайшем весе, В. Полодухин (техникум физической культуры) и К. Савицкий (ДСО «Авангард») заняли пятые места в полулёгком и лёгком весе. Закарья Мигеров и в последующие годы не знал себе равных в России, так же как волейболистки «Спартака» ещё десять раз выигрывали чемпионат республики.

Впечатляющих успехов добивались представители области и в других видах спорта. Например, в 1949 году звания мастера спорта СССР удостоился конькобежец ДСО «Медик» Лев Клыпин. Он побеждал и был призёром ряда крупных соревнований, а на первенстве Москвы показал высокий результат в сумме четырёх дистанций. До него этого почётного звания заслужили Ольга Иванова и Закарья Мигеров, а первым в Иркутске мастером спорта СССР ещё в довоенном 1939 году стал военнослужащий внутренних войск велосипедист Виктор Капитонов, установивший в гонке на треке стадиона «Динамо» всесоюзные рекорды на 5 и 15 километров.

Тяжёлое наследие военных лет

Великая Отечественная ушла в прошлое, но оставила тяжёлый след – высокий уровень преступности. Изучим беспристрастную газетную хронику того времени:

1946 год

5 июня. Трое из 10 участников преступной банды за изнасилование, убийство и ограбление в Иркутске женщины-военврача коллегией по уголовным делам областного суда приговорены к высшей мере наказания – расстрелу, остальные получили от десяти лет до одного года тюремного заключения. Открытый процесс проходил в помещении театра музыкальной комедии.

16 ноября. С конфискацией имущества на 10 лет каждый лишены свободы трое работников исполкома Усольского горсовета, занимавшиеся хищением и продажей продовольственных и промтоварных карточек.

1947 год

18 февраля. К расстрелу приговорил областной суд троих убийц семьи колхозников в селе Усть-Балей Кировского района. Ещё двое соучастников лишены свободы на восемь лет каждый, а двое, знавшие о преступлении, но не сообщившие об этом следственным органам, – на один год.

16 мая. Выездная сессия Верховного суда РСФСР приговорила к 10 годам лишения свободы и конфискации всего ей лично принадлежащего имущества бывшего члена Иркутского областного суда Суворову, привлечённую к уголовной ответственности за систематическое взяточничество и злоупотребление служебным положением. Осуждены с различными сроками лишения свободы и десять взяткодателей и посредников, а также бывший начальник Управления Министерства юстиции по области Маслиненко. Приговорённых защищали пять адвокатов.

1 декабря. Бывший народный судья Братского района С. Солдатов и его жена вступили в связь с уголовным преступником Васиным, принимали у него похищенную мануфактуру, сбывали её, а также помогли Васину скрыться от ареста. При обыске в квартире Солдатовых обнаружено 323 метра мануфактуры и другие вещи. Бывший судья приговорён к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества, его жена – к 20 годам.

Далее, будто по мановению чьей-то волшебной палочки, и, скорее всего, это была «палочка» цензуры, со страниц «Восточки» на несколько лет исчезла криминальная тема. Ведь существовал в советской печати с довоенной поры и до конца 1980-х годов запрет на публикацию сообщений, связанных с жертвами в авариях, при пожарах и наводнениях. Так и с преступностью могло быть. Вернулась криминальная тема в газету лишь… Помните художественную киноленту «Холодное лето пятьдесят третьего…»? Вот тогда.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное