издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кадры, которые решали всё

  • Автор: Владимир Ходий

Нынешний губернатор Игорь Кобзев – двадцатое по счёту высшее должностное лицо в Иркутской области с момента её образования в 1937 году, если учесть, что в 1963-1964 годах существовали два обкома КПСС – промышленный и сельский. Не секрет, что в Советском Союзе власть на местах возглавляли первые секретари партийных комитетов, избранные на эти посты по согласованию с вышестоящими партийными органами вплоть до ЦК КПСС. Это были доморощенные или направленные из других регионов кадры. К началу 1990-х годов, когда в стране сменился общественно-политический строй и сформировалась новая вертикаль управления, число своих и «варягов» среди первых лиц в Прибайкалье оказалось равным: шесть одних и шесть других. После этого произошёл небольшой крен в сторону местных выдвиженцев – их подобралось пятеро, а троих отрядила к нам столица.

Но опять таки в советское время кроме первых лиц и, к слову, в отличие от нынешних губернаторов, которые ответственны не только за политику и экономику, но и за всё остальное, включая наводнения и пожары, были вторые лица. Это председатели исполкомов Советов депутатов трудящихся. Их деятельность и в целом Советов на местах регулировалась Конституцией СССР 1936 года: «Органами государственной власти в краях, областях, автономных областях, округах, районах, городах, сёлах (станицах, деревнях, хуторах, кишлаках, аулах) являются Советы депутатов трудящихся». А «исполнительными и распорядительными органами краевых, областных, автономных областей, окружных, районных, городских и сельских Советов депутатов трудящихся являются избираемые ими исполнительные комитеты в составе: председателя, его заместителя, секретаря и членов». Что же касается КПСС, то её роль в качестве властной структуры была узаконена спустя несколько десятилетий – в Конституции СССР 1977 года: «Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза», которая «определяет генеральную перспективу развития общества, линию внешней и внутренней политики СССР, руководит великой созидательной деятельностью советского народа».

13 ступенек карьерной лестницы

Ненароком, но так сложилось, что до 1991 года вторых лиц, как и первых, во главе Прибайкалья оказалось двенадцать, причём местные и пришлые выдвиженцы тоже составили фифти-фифти. Однако самое интересное, что уже в 1947 году, то есть через десять лет после образования области, она стала делиться с другими регионами страны своими выросшими кадрами.

И открыл этот ряд четвёртый по счёту председатель исполкома областного Совета Василий Иванович Иванов. Напомню, он появился на берегах Ангары в 1937 году вслед за возглавляемым А.С. Щербаковым партийно-советским десантом из Ленинграда и занял этот пост после своего однофамильца Александра Михайловича Иванова, тоже питерца, С. Новака, ранее работавшего в хозяйственных и советских организациях Украинской ССР, и Н. Комиссарова, в прошлом заместителя председателя Пермского облисполкома.

Василий Иванович начинал в Иркутске с должности заведующего отделом пропаганды и агитации горкома ВКП (б) и прошёл все ступени партийной карьеры – был третьим и вторым секретарём горкома, третьим и вторым секретарём обкома. Это за его подписью 22 июня 1941 года была разослана телеграмма райкомам о проведении неотложных мероприятий в связи с нападением фашистской Германии на Советский Союз. А ещё через три года, когда Москва высшим должностным лицом в Прибайкалье назначила очередного «варяга» – А.П. Ефимова из Горьковской области, ей ничего не оставалось, как вторым лицом утвердить к тому времени вполне «осибирячившегося» В.И. Иванова.

На месте председателя Иркутского облисполкома Василий Иванович проявил себя с наилучшей стороны и в 42 года был переведён в столицу, где пару лет прослужил инструктором в одном из отделов ЦК ВКП (б), а затем был направлен в Хабаровск – возглавлять исполком краевого Совета. В 1953 году он снова в столице – трудится заместителем председателя Совета Министров РСФСР. И тут неожиданный поворот в карьере – назначение чрезвычайным и полномочным послом сначала в Корейскую Народно-Демократическую Республику, а затем в Албанию. Заключительные пункты его послужного списка – работа в центральном аппарате Министерства иностранных дел СССР, в том числе восемь лет начальником Управления по обслуживанию дипломатического корпуса в Москве. Ушёл в отставку в 1974 году в возрасте 69 лет.

Где родился, там в первую очередь пригодился

Иванова на посту второго по значимости должностного лица Прибайкалья сменил Иннокентий Михайлович Никольский. Он родился в Иркутске, и к нему, единственному из всех председателей исполкома областного Совета, можно с небольшим дополнением применить народную пословицу: «Где родился, там и пригодился».

В 18 лет Иннокентий оканчивает существовавшую в 1920-х годах одногодичную советско-партийную школу для молодых активистов из рабочих и крестьян и едет заведовать избой-читальней в село Перфилово близ города Тулуна. Потом в селе Братск возглавляет районный политико-просветительский комитет, учится на рабфаке и поступает в Московский институт инженеров транспорта. Но, проучившись три курса, возвращается домой и устраивается в краевое Дорожно-транспортное управление старшим инженером. В 1934 году Никольскому предлагают перейти на должность заместителя начальника Управления Государственной автомобильной инспекции, а ещё через три года он становится его руководителем. В начале Великой Отечественной войны следующий поворот в его карьере – первый заместитель председателя Иркутского горисполкома, а затем заместитель председателя облисполкома.

Насколько И.М. Никольский ценился как успешный и перспективный управленец, свидетельствует то обстоятельство, что ещё до утверждения в ноябре 1947 года председателем исполкома областного Совета его на состоявшихся в феврале выборах избирают депутатом Верховного Совета РСФСР. И эту представившуюся возможность ставить и решать с вышестоящей властью насущные вопросы развития экономики и социальной сферы родного Прибайкалья он использовал сполна. Так, благодаря его усилиям началась реконструкция дорожного полотна на тракте Иркутск – Качуг, специальным решением Совета Министров РСФСР областному дорожному отделу была выделена машинно-дорожная станция, насчитывающая около 50 единиц техники. Он руководил подготовкой и в октябре 1951 года открывал первую областную сельскохозяйственную выставку, которая затем стала традиционной.

Но уже без него. На следующий год 46-летнего Никольского вызывают в Москву на курсы первых секретарей комитетов КПСС и председателей исполкомов Советов и после их окончания направляют в Пермь руководить областной исполнительной властью. Там он во второй раз избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, дважды – депутатом Верховного Совета СССР и делегатом XX, XXI и XXII партийных съездов.

Эстафету в надёжные руки

Третьим, а если точно следовать календарю – вторым, высоким должностным лицом Иркутской области, которым она поделилась с другими регионами страны, стал А.П. Ефимов, почти пять лет проработавший первым секретарём обкома ВКП (б). Вспомним, что именно под его руководством экономика Прибайкалья не только в короткие сроки перешла на мирные рельсы, но и всего за три года превысила довоенный уровень.

И также благодаря ему на достойном уровне удалось организовать и успешно провести конференцию по изучению производительных сил области, определившую контуры её бурного развития на несколько десятилетий вперёд. На Старой площади в Москве это не могли не оценить, и в марте 1949 года, попрощавшись с городом на Ангаре, Алексей Павлович переехал в Хабаровск, где занял кабинет первого секретаря крайкома партии. В его неполные 44 года это был шаг в карьере, поскольку край по статусу считался выше области. На Дальнем Востоке он проработал также около пяти лет, после чего был отозван в столицу, где недолго замещал должность первого заместителя министра лесной промышленности страны, а затем, уже по линии другого союзного министерства, 15 лет возглавлял торговое представительство в Чехословакии.

А в Иркутске кабинет первого секретаря обкома занял А.И. Хворостухин. Собственно, он лишь перешагнул из соседнего кабинета, в котором пробыл такое же время, как Ефимов в своём. Да-да, мы мысленно на пару секунд вернулись в лето 1944 года, когда Алексей Павлович появился в области, председателем облисполкома избрали В.И. Иванова, а освободившуюся вакансию второго секретаря обкома заполнил Хворостухин.

Алексей Иванович был на четыре-пять лет старше своих коллег. Родился в Харьковской губернии, участвовал в Гражданской войне, служил в Красной Армии. После окончания в 1935 году Ленинградского института инженеров путей сообщения прибыл на Восточно-Сибирскую железную дорогу. Оказался на Улан-Удэнском паровозоремонтном заводе, где прошёл путь от инженера до начальника теплоэлектростанции. И там же начался его рост по партийной линии: вначале неосвобождённый секретарь заводского комитета, потом секретарь райкома, с 1940-го до середины 1942 года – секретарь Бурят-Монгольского обкома ВКП (б), два года в Москве – ответорганизатор управления кадров ЦК партии. И уже после этого – Иркутск.

О его стиле работы, общения с людьми много лет спустя рассказывал министр тракторного и сельскохозяйственного машиностроения СССР, а в послевоенное время главный инженер и затем директор Иркутского автосборочного завода Александр Ежевский (между прочим, уроженец Прибайкалья): «…Директор в отпуске, я провожу оперативное совещание. Разбираем наши дела, выставляем требования к начальникам цехов, анализируем ситуации. Входит в кабинет высокий, красивый мужчина. Я думаю, заказчик, наверное, вошёл, пусть подождёт. Он присел, сидит, слушает. Не прерывает, не представляется. Заканчивается совещание, он подходит, говорит: «Я Хворостухин, второй секретарь обкома партии. Не беспокойтесь, не волнуйтесь, давайте по заводу пройдём, посмотрим, как рабочий класс живёт, как люди работают»… С ними он общался просто и мне показывал, дескать, не обращай внимания, что я начальник. Рабочим тоже говорил: не смотрите, что рядом главный инженер, рассказывайте всё, как есть… Алексея Ивановича больше жизненные вопросы интересовали: зарплата, условия труда, безопасность».

Хворостухин продолжил начатую его предшественником линию на создание в Прибайкалье «мощного энергопромышленного комплекса». Набирало высокие темпы сооружение в 50 километрах от областного центра крупного, современного по тому времени комбината искусственного жидкого топлива с не менее крупной ТЭЦ и современным рабочим посёлком, вскоре получившим статус города. В 1950 году началось возведение Иркутской ГЭС, которое поначалу шло не ахти какими темпами, пока его не возглавил опытный гидростроитель А.И. Бочкин. Вот как он вспоминал свой приезд в город на Ангаре: «В первый же день позвонил в обком, спросил, когда я могу приехать на приём к первому секретарю… Первым секретарём Иркутского обкома в ту пору был Алексей Иванович Хворостухин, по образованию инженер. Он взял трубку, сказал: «Не тратьте время. Я сам к вам приеду». Впервые я всё осмотрел вместе с ним – он ввёл меня в курс дела, рассказал о моих предшественниках».

При Алексее Ивановиче стартовала и эпопея по сооружению второй, более гигантской, ступени ангарского гидроэнергетического каскада – Братской ГЭС, заложены первые камни в строительство в получасе езды от Иркутска алюминиевого завода и будущего города Шелехова, пущена в эксплуатацию железная дорога от Тайшета до Лены – начальный участок будущей Байкало-Амурской магистрали. Благодаря вводу в строй новых открытых разрезов увеличивалась добыча угля в Черембассе, на подъёме находились машиностроение, лесная, лесоперерабатывающая и другие отрасли промышленности, год от года росли капиталовложения в жилищно-коммунальное и культурно-бытовое строительство.

Отдельно о сельском хозяйстве. Ещё до начавшегося в 1954 году освоения в стране целинных и залежных земель Хворостухин говорил с одной из трибун: «Стало за послевоенное время более квалифицированным, более продуктивным и производит теперь больше товарной продукции сельское хозяйство области. Колхозы и совхозы сдают государству пшеницы на несколько миллионов пудов больше, чем в 1940 году, и из потребляющей область превратилась в производящую». А с вводом в оборот новых земель посевные площади в Прибайкалье увеличились на 25 процентов, в том числе под зерновые культуры – до 800 тысяч гектаров, благодаря чему их валовые сборы поднялись ещё выше.

«Приходите в областной комитет запросто»

На состоявшемся в 1952 году XIX съезде КПСС Алексея Ивановича избрали членом Центрального Комитета, и он стал первым в таком ранге главой области. Через два года Иркутск проездом из Китая посетил Н. Хрущёв в компании с Н. Булганиным и А. Микояном, и спустя год Хворостухина со стандартной формулировкой «в связи с переходом на другую работу» перевели в Тулу на ту же должность. Хотя формально это было перемещением по горизонтали, но на деле являлось повышением, поскольку соседство со столицей давало определённые преимущества региональному руководителю. И вчерашний сибиряк успешно этим пользовался, сделал много полезного для тамошних жителей. Не случайно одна из улиц в Туле носит его имя (замечу, в Иркутске таким образом не увековечена память ни об одном высшем должностном лице области, хотя есть скульптура Ю.А. Ножикову, мемориальная доска С.Н. Щетинину).

Хворостухин и на новом месте оставался скромным, доступным людям разного социального статуса. Приведу первое впечатление от встречи с ним приехавшего тогда жить в Тулу писателя, автора популярной в 1950-х годах повести о молодых строителях Иркутской ГЭС «Продолжение легенды» и позднее романа «Бабий Яр» Анатолия Кузнецова: «Пожилой, простоватый на вид человек, казавшийся несколько флегматичным, что не вязалось с его положением единовластного владыки области, по размерам и населению равной доброй европейской стране». И ещё слова, которые гость услышал от первого секретаря обкома: «После Толстого писателей в Туле больше нет, так что поселяйтесь, милости просим. Нужна будет помощь – поможем, нужен совет – приходите в областной комитет запросто. Хотите – завалим вас приглашениями на все заседания, собрания, слёты. Хотите – забудем о вашем существовании, сидите работайте, пишите…»

Поэтому остаётся удивляться, что такой многоопытный, здравомыслящий и вовсе не стремящийся к славе человек мог наряду с главами других областей и краёв повестись на выдвинутый руководством страны волюнтаристский лозунг: «Догнать и перегнать Соединённые Штаты Америки по производству мяса, масла и молока на душу населения!» Соседняя Рязанская область в 1959 году взяла повышенные обязательства по заготовке и продаже мяса государству, превосходящие план в три раза. Под эти явно завышенные цифры был практически истреблён весь домашний скот, да ещё недостающее мясо закупалось на стороне. Когда всё это раскрылось, первый секретарь обкома КПСС А. Ларионов покончил жизнь самоубийством. Хворостухин, рапортовавший о двойном превышении плана, в сентябре 1960 года лишился ответственной должности на родине, но, как член ЦК КПСС, был направлен чрезвычайным и полномочным послом в братскую Монголию, заменив на этом посту ещё более высокопоставленного партийного и государственного деятеля страны В.М. Молотова.

На дипломатической службе Алексей Иванович пробыл всего полтора года и по возвращении домой немало лет отдал работе в аппарате Госплана, Совета Народного Хозяйства, Госснаба СССР. В июне 1967 года, узнав о том, что Иркутскую область наградили орденом Ленина, послал на берега Ангары телеграмму с поздравлением и пожеланием «новых больших творческих успехов в развитии и процветании», и её опубликовала «Восточно-Сибирская правда».

От бригадира вагонного депо до первого секретаря обкома

В Прибайкалье Хворостухина сменил Борис Николаевич Кобелев, следующий выросший здесь талантливый управленец. Их по возрасту разделяли 15 лет, а объединяло то, что оба в одно и то же время учились в Ленинграде, готовились стать профессиональными железнодорожниками, только первый окончил Институт инженеров путей сообщения, а второй – техникум, но обоих судьба свела на сибирской земле.

Получив в 1937 году диплом техника-механика вагонного хозяйства, 22-летний Борис Кобелев прибыл по направлению на Восточно-Сибирскую железную дорогу и стал работать вначале бригадиром, затем мастером в вагонном депо Иркутск-II. Пару лет руководил коллективом вагоноремонтного пункта на станции Нижнеудинск, где вступил в партию, после чего в феврале 1941 года его назначили начальником депо Иркутск-I, а уже в ноябре поручили возглавить транспортный отдел обкома ВКП (б). Несмотря на ещё достаточно молодой возраст, он вполне справился с этим поручением и в суровое военное время был дважды отмечен правительственными наградами: орденом Трудового Красного Знамени – «за умелое руководство в организации быстрого продвижения поездов с войсками и военными грузами», а также орденом «Знак Почёта» – «за успешное выполнение заданий правительства и военного командования по перевозкам оборонных и хозяйственных грузов в период Великой Отечественной войны».

Последнюю награду Борис Николаевич получил, будучи с февраля 1945 года вторым секретарём Иркутского горкома партии (а в текущих делах практически первым, потому что тогда еще действовало положение, по которому эту должность по совместительству занимал первый секретарь обкома). И поэтому не случайно 9 мая, когда стало известно о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, он, как сообщала на следующий день «Восточно-Сибирская правда», словами: «Товарищи, друзья! Трудящиеся города! Поздравляю с великим праздником Победы!» – открыл и вёл небывалый прежде по числу присутствующих митинг на площади Кирова в областном центре. èèè

Иркутскую городскую организацию ВКП (б) Кобелев возглавлял до 1949 года, пока А.И. Хворостухин не стал первым секретарём обкома и он не занял его место. Однако, как вскоре выяснилось, на «вторых ролях» успешный 35-летний партийный работник не мог оставаться долго. Правда, мешало отсутствие высшего образования, поэтому было решено направить его в Высшую партийную школу при Центральном Комитете ВКП (б). После трёх лет учёбы и года работы инструктором и заместителем заведующего отделом партийных органов ЦК по союзным республикам в сентябре 1955 года Борис Николаевич возвратился в Иркутск первым секретарём обкома.

«Волевой, требовательный, всё понимающий и необыкновенно человеколюбивый»

На этом посту он пробыл до мая 1957 года – всего 20 месяцев. В такой короткий срок вместилось многое: пуск в эксплуатацию Иркутской ГЭС, ЛЭП-220 Иркутск – Братск, электрифицированного горноперевального участка Транссиба от Иркутска до Слюдянки, Братск стал городом областного подчинения, в Ангарске приступили к строительству нефтеперерабатывающего завода, в Иркутске – тепловых сетей, аэропорт начал принимать реактивные пассажирские самолёты ТУ-104, типография издательства «Восточно-Сибирская правда» – печатать центральные газеты в один день с Москвой и так далее.

Да, то был период крутого восхождения Прибайкалья на высоты экономического и социального развития, плодами которого мы пользуемся и сегодня. В 1956 году промышленность области досрочно выполнила государственный план по выпуску продукции, причем её было произведено на 12% больше, чем в предыдущем году. «За этот миллион авансом вам поаплодируем», – так первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущёв отозвался на выступление Кобелева в ходе состоявшегося в Новосибирске зонального совещания работников сельского хозяйства. Первый секретарь обкома рассказал, что в регионе сложились неблагополучные климатические условия, создающие дополнительные трудности в предстоящую уборку урожая, но земледельцы стремятся к тому, чтобы дать стране один миллион пудов зерна сверх плана.

Всё шло к тому, что Бориса Николаевича ждёт повышение. И оно случилось – ему, к тому же избранному на XX съезде партии членом ЦК, доверили руководить областью с центром в названном выше самом крупном на востоке страны городе. Поначалу дела там у него шли неплохо. Как мог, помогал становлению только что образованного Сибирского отделения Академии наук СССР, в частности строительству его городка на берегу реки Оби. Однако от руководства отделения пошли вплоть до самого Хрущёва жалобы на то, что «местные власти не выполняют постановление правительства о снабжении нас техникой и материалами», и Кобелев в начале 1959 года был переведён на должность второго секретаря обкома, затем отозван в ЦК, несколько месяцев поработал инспектором и в возрасте 44 лет решил вернуться к тому, с чего когда-то начинал, – на производство. Причём не в Москве или в хорошо знакомых ему Новосибирске и Иркутске, а в «неизвестном» Красноярске. Там он возглавил завод самоходных комбайнов, впоследствии производственное объединение зерноуборочных комбайнов. 20 лет управлял его коллективом, был награждён орденом Ленина, к слову, вторым. И вот как спустя годы писала о нём многотиражная газета «Комбайностроитель»: «Волевой, требовательный, всё понимающий и необыкновенно человеколюбивый. Сотни заводчан с гордостью вспоминают о том, что Борис Николаевич знал его лично, просил его лично, доверял ему лично. Именно это его личное участие в судьбах людей и хранят в памяти комбайностроители».

Подпольный обком, три рокировки…

Следующим высшим должностным лицом области в бурные 1950-е годы стал Семён Николаевич Щетинин. Чтобы оказаться на этом месте, ему пришлось совершить три рокировки, причём дважды с Кобелевым. Однако всё по порядку.

Родился Щетинин в 1910 году в крестьянской семье в Смоленской губернии. Когда в стране началась индустриализация, переехал в Украину – в Донбасс, устроился в шахту, окончил техникум по специальности «Горный техник-электромеханик», вступил в партию. Потом служба в армии – и снова Донбасс. Великую Отечественную войну встретил парторгом одной из крупных шахт Сталинской (Донецкой) области. Он не эвакуировался на восток, а остался в тылу немецких оккупантов и под именем Ивана Николаевича Кусакина руководил в городе Горловке вначале подпольным горкомом партии, а затем и областным подпольным комитетом, координируя действия более двух тысяч партизан. Поэтому не случайно с ним впоследствии консультировался писатель Александр Фадеев перед написанием знаменитого романа «Молодая гвардия».

На партийной работе в Украине Семён Николаевич оставался и в послевоенное время, пока в ноябре 1951 года с должности первого секретаря Сталинского горкома не был направлен в Иркутск вторым секретарём обкома, заменив Б. Кобелева, уехавшего на учёбу в Москву.

Четыре года трудился он бок о бок с А. Хворостухиным, не только осваиваясь на новом месте, но и беря на вооружение интересные и полезные практики старшего товарища (их разделяли десять лет). И, конечно, готовясь к возможному новому шагу в карьере. Приближение этого шага не заставило долго ждать – в возрасте 45 лет Щетинина отзывают в столицу на годичные курсы первых секретарей обкомов КПСС и председателей исполкомов областных Советов. Неизвестно, куда бы по их окончании его направили (к тому времени в Прибайкалье вернулся и занял высшую ступеньку власти Б. Кобелев), но тут после болезни уходит из жизни председатель Иркутского облисполкома А.С. Бурдаков.

Александр Степанович на этом посту в 1952 году сменил И.М. Никольского. Родом с Урала, он уже в 1920-х годах жил в селе Братск, возглавлял комсомольскую ячейку. Опыт управленца накапливал вначале в низовых производственных коллективах, затем в советских, партийных органах и уже в разгар войны заведовал сельскохозяйственным отделом обкома партии. После её окончания учился в Высшей партийной школе при ЦК ВКП (б), вернулся в Иркутск и до избрания председателем облисполкома работал секретарём обкома по сельскому хозяйству.

Вот его место – второго лица в области – занял С.Н. Щетинин. Правда, ненадолго. Уже через восемь месяцев его ждала ещё одна рокировка – и она опять была связана с Б.Н. Кобелевым, который уехал на повышение в Новосибирск.

…и почти 11 лет во главе Прибайкалья

Семён Николаевич принял область в состоянии едва ли не самой динамично развивающейся территории на востоке страны и своей последующей деятельностью старался способствовать тому, чтобы эта динамика не спадала. В 1958 году по его инициативе с участием Академии наук СССР, Госплана СССР и Совета Министров РСФСР в Иркутске была проведена конференция, развившая идеи предыдущей конференции – 1947 года – и акцентировавшая внимание на эффективном использовании производительных сил региона. При нём один за другим вступали в строй агрегаты тогда крупнейшей в мире Братской ГЭС, началась подготовка к возведению третьей ступени Ангарского гидроэнергетического каскада – Усть-Илимской станции, развернулось сооружение в Братске гигантского лесопромышленного комплекса и не менее гигантского алюминиевого завода, Коршуновского горнообогатительного комбината. Стартовала эпоха «большой химии» – буквально каждый месяц на протяжении нескольких лет вводились в эксплуатацию новые производства с богатым ассортиментом продукции на Усольском химическом и Ангарском нефтехимическом комбинатах.

Не отставали, а если отставали, то незначительно, другие отрасли промышленности, транспорт, строительство. Хорошими темпами развивалась социальная сфера: только за 1959–1965 годы бюджетные ассигнования на народное образование, здравоохранение, социальную сферу увеличились в два раза. Сформировался в составе восьми институтов Иркутский научный центр Сибирского отделения АН СССР, бурно росла материальная база высших и средних учебных заведений.

Область активно включилась и с весьма положительными результатами завершила начатую в стране в конце 1950-х годов перестройку системы управления промышленностью и строительством. Если до этого промышленность союзного и союзно-республиканского подчинения на её территории работала со среднегодовым приростом в 10–13 процентов, то с созданием Иркутского совнархоза уже в первый год выпуск продукции был увеличен до 25 процентов.

К сожалению, не произошло того же самого с перестройкой в стране системы управления сельским хозяйством. Тем более что в Прибайкалье в начале 1960-х годов хотя и поддерживался достигнутый ранее уровень производства аграрной продукции, но при резко увеличившейся на его территории численности населения он оказался недостаточным. В ходе этой перестройки, а она «прожила» всего два года, власть на местах была разделена на промышленную и сельскую, то есть существовали два обкома КПСС, два облисполкома, два обкома комсомола и так далее. Пост первого секретаря Иркутского сельского обкома партии – как наиболее проблемный и ответственный – остался за С.Н. Щетининым, пост первого секретаря промышленного обкома занял П.Б. Кацуба.

Павел Борисович родился в 1914 году в Приморском крае. До Великой Отечественной войны окончил Уральский индустриальный институт и успел потрудиться начальником смены цеха на Березниковском химическом комбинате. Активный участник войны, награждён боевым орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За оборону Ленинграда», «За взятие Кенигсберга». А после её окончания – на партийной работе на том же Урале. В 1951 году решением ЦК был направлен в Прибайкалье и шесть лет руководил одной из крупнейших в области Усольской городской парторганизацией. Потом последовательно – заведующий промышленно-транспортным отделом и второй секретарь областного комитета. После упразднения двух обкомов вернулся на эту должность и окончательно ушел с неё в 1971 году уже при следующем первом секретаре обкома и с формулировкой «в связи с отзывом в ЦК КПСС на другую работу». Конкретно – заместителем председателя Государственного комитета СССР по надзору за безопасным ведением работ в промышленности и горному надзору.

Что касается Щетинина, то в этих непростых условиях разделения властей и впоследствии он твёрдо придерживался линии на экономическое и социальное развитие региона, умно и терпеливо вёл кадровую политику, сочетая при этом строгость и доверие к людям, настойчиво нацеливал их на решение общих задач. И во многом благодаря его усилиям в июне 1967 года область Указом Президиума Верховного Совета СССР «за успехи, достигнутые трудящимися в хозяйственном и культурном строительстве, создании крупных промышленных и энергетических комплексов», была удостоена высшей награды страны – ордена Ленина. К слову, месяцем раньше и «Восточно-Сибирская правда» получила высокую награду – орден Трудового Красного Знамени.

Поэтому с гордостью за проделанную работу и, конечно, с немалой долей грусти Семён Николаевич в феврале следующего года передавал бразды управления областью преемнику. А сам, избранный членом ЦК партии на её XXII, XXIII и XXIV съездах, перешёл на дипломатическую работу и пять с половиной лет с большой эффективностью в качестве чрезвычайного и полномочного посла представлял Советский Союз в Монгольской Народной Республике.

Окончание в одном из ближайших номеров «ВСП»

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное