издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Таёжная история

  • Автор: Наталья Иванишина, Фото: автора и из архива Надежды Королёвой

Непросто было Надежде Королёвой расстаться со своей густой косой, когда она приняла такое решение. Парикмахер во время стрижки свой клиентки постоянно сокрушалась: «Ну как можно остригать шикарные волосы?! Многие о таких лишь мечтают…» «Да, когда нам было за косами ухаживать? – делится воспоминаниями ветеран строительства автодороги Братск – Усть-Илимск Надежда Михайловна Королёва. – Шли по трассе, жили, как придётся, ходили в телогрейках. Настоящий праздник был для меня, когда в Братске купила первое своё пальто».

Пешком по «Трассе мужества»

Родилась моя героиня в Тюменской области в 1942 году. Рано осталась без родителей. Опекала девочку тётя, которую во время войны мобилизовали рыть окопы, а потом отправили​ восстанавливать народное хозяйство в Карелию. Ей пришлось забрать племянницу к себе. В Карелии Надежда прожила три года. Не избалованная​ деревенской жизнью, девочка перебирала картошку в овощехранилище, солила капусту с бабушками-«легкотрудницами», а когда ей исполнилось 16 лет, пошла работать на лесозавод. Потом переехала жить к старшему брату в Братск. Здесь продолжила учёбу в школе работающей молодёжи, где познакомилась с Надей Грибановой, которая трудилась в техническом отделе АТУ-7. Тогда и предположить девушки не могли, что их крепкая дружба завяжется более чем на полвека.

Судьбоносным стал для Надежды Королёвой 1963 год. Именно в то лето по рекомендации​ подруги она устроилась в АТУ-7.​ Буквально через полгода это автопредприятие стали расформировывать, из разных автохозяйств собрали АТУ-8 и направили коллектив на строительство трассы Братск – Усть-Илимск.

– Я уже думала, что мне придётся искать новую работу, – вспоминает Надежда Михайловна. – Но вдруг начальник производственно-технического отдела Роман Фёдорович Шварц меня спросил: «Ты с нами поедешь на Усть-Илим?» Я обрадовалась: «А вы меня возьмете?» Он ответил: «Конечно, возьмём!»

Королёва составляла графики техобслуживания автомобилей, следила за расходом авторезины, аккумуляторов, вела паспорта автомобилей, контролировала использование горюче-смазочных материалов. Надя Грибанова тоже контролировала расход ГСМ, потом​ работала и диспетчером, и водителем, стала лучшим наставником молодёжи. Подруги в буквальном смысле пешком прошли всю «Трассу мужества» от Братска до Усть-Илима.

В феврале 1964 года главный инженер Пашков привёз девчат в Эдучанку. Жили они сначала в бараке, построенном заключёнными, а позже в сборном домике («ГПДушке»).​ Весной Кашиминские болота оттаяли, и проезда из Эдучанки до Седаново не стало. В связи с этим контору АТУ-8 поделили. В Эдучанке оставили нескольких итээровцев, а Надежду и часть работников других отделов отправили в Кобляково, ближе к Братску. Летом контора перебралась на Таду.

– Жили одной семьёй в большой палатке, – рассказывает Надежда Королёва. – Печку-буржуйку приходилось топить​ постоянно, так как, только перестанешь топить, сразу становилось холодно. На одной половине – кровати, а через перегородку расположились плановый отдел, ОТИЗ, отдел кадров, бухгалтерия.

– Выдачей заработной платы занималась Екатерина Гартвиг. Ей было нелегко​ мотаться с сумками, полными денег, и в самолётах, и в кабинах автомобилей, – рассказывает моя собеседница. – Я помогала ей выдавать зарплату на Таде. Также помогала нормировщикам считать всё вручную, тогда ведь не было счётной машинки. На каждого водителя заполнялась путёвка, получалась целая «простынь».

Каждый месяц техник по учёту ГСМ Надежда Королёва выбиралась в Кобляково, Таду, Седаново для сводного отчёта. С ней ездили бухгалтер-расчётчик и нормировщик.​ Поначалу, чтобы попасть в Седаново, надо было ехать в Братск, а оттуда лететь самолётом. Когда дорогу стали отсыпать с двух сторон – с Тады и с Седаново, расстояние сократилось. Работников ПТО довозили до отсыпки, потом они шли​ километра три​ пешком, пока их не встречали с другой стороны. И уже не надо было добираться в Седаново через Братск.

Как заблудилась

Это случилось в Эдучанке 29 августа 1965 года. Молодые строители трассы нередко выходили небольшой компанией в лес за грибами и ягодами, парни охотились на рябчиков.

– Однажды я возьми и скажи парням: «Ну что, на охоту-то идём?» А сама не собиралась, просто ляпнула, – теперь уже с улыбкой вспоминает тот день Надежда Михайловна. – Кто-то согласился, кто-то нет, но моя подруга Надя поддержала меня. Мы с ней и с двумя парнями пошли в тайгу. На мне были футболка, ветровочка и тапочки. Погода испортилась, и я закапризничала, что дальше не хочу идти. Один парень крикнул другому, что рябчиков нашёл, а патроны у него кончились. Второй, собираясь отнести свои патроны другу, мне сказал: «Ну, если не хочешь дальше идти, оставайся здесь. Загонщиком будешь». Я осталась сидеть на дереве. Ребята скрылись. Вдруг за спиной почувствовала чей-то взгляд. Обернулась, смотрю – на противоположном берегу стоит мужик с ружьём. Мне стало жутко. Кричать не стала, подумала, что мне не поверят, и решила по тропинке вернуться домой. А пошла не знаю, куда, по тайге, тропинка потерялась. Боялась встретить медведя. Когда слышала, что трещат сучья, уходила в другую сторону.

Но даже в такой экстремальной обстановке 23-летняя Надежда думала о работе. Был конец месяца, напарница и начальник отдела находились в отпуске. На Королёвой лежала вся ответственность по выдаче горючего водителям. Она должна была вернуться во что бы то ни стало и надеялась, что друзья Валера Козырянцев, Коля Кириллов, Дима Ильченко обязательно её ищут.

Но подступали сумерки. Надежде становилось холодно и страшно. Она вспомнила, как в Карелии подростком попала на Белом море на лодке в ужасную бурю и чуть не погибла. Но всё же выжила. Вот и теперь – надо было идти… Она шла вдоль речки в надежде выйти к людям. Кругом стояла тишина, на землю незаметно опустилась ночь. Свернувшись клубочком под деревом, накрыла голову курточкой, чтобы меньше кусали комары, да так и просидела до утра. На следующий день обратила внимание, что по реке Эдучанке она должна была идти домой против течения, а тут бредёт по течению. Вдруг оказалась в каком-то болоте. Тапочки уже совсем порвались, и Надя пошла босиком. Но идти было очень больно, ноги были исколоты, пришлось разорвать ветровку и обвязать их. Дело опять приближалось к вечеру. Надежда еле передвигалась, держась за ветки, вдоль ручья, а на следующее утро пропал и ручей.

– Куда было идти? Я присела и ждала, когда взойдёт солнышко, – рассказывает моя героиня. – Вдруг услышала еле уловимый гул машин. С помощью палки кое-как поднялась и потихоньку двинулась в сторону просеки. Вскоре встретила трёх парней из посёлка. Они сказали, что вся Эдучанка меня ищет, вызывали вертолёт. Я вся дрожала от холода. Один из парней накинул на меня свой пиджак. Мы немного прошли, и появилась трасса! Парни остановили машину, разожгли костер, открыли тушёнку. А у меня даже мыслей о еде не было. И до сих пор, если у меня стресс, есть совсем не хочется.

После этого происшествия Надежда 10 дней пробыла на больничном. С той поры долго не могла ходить в лес, а если и шла, то только так, чтобы он далеко просматривался.

В Усть-Илимск Королёва приехала после декретного отпуска в 1968 году. Вышла на работу на своё родное автопредприятие и проработала здесь до самой пенсии. Сын Виталий, который выбрал профессию токаря, подарил маме двух внуков.

– Я всегда была довольна своей работой, – говорит ветеран труда Надежда Михайловна Королёва. – Несмотря на то, в каких условиях я родилась и выросла, я благодарю судьбу, что всё-таки прожила свой век не хуже многих.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер