издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пушистые переселенцы

Ондатра – зверь не наш, не сибирский. И вообще не российский. Даже не азиатский и не европейский. Он чужой, пришелец. Если сказать чуть мягче – переселенец. Североамериканский мигрант. Поверить трудно, но до начала ХХ века (по историческим меркам – ещё «вчера») на крупнейшем континенте планеты этого симпатичного и теперь всем известного полуводного грызуна, плотно заселившего всю Евразию, не было вообще. Впервые несколько живых экземпляров экзотического пушного зверька были привезены в Европу из Северной Америки только в 1905 году.

Отличные родители

​ – Доктор Коллоредо-Маннсфельд, путешествуя по Аляске, купил там 3 самок и 2 самцов, которых поселил в прудах своего владения в 40 километрах от Праги, – рассказывает в одной из своих публикаций Наталья Феоктистова, доктор биологических наук, учёный секретарь Института проблем экологии и эволюции (ИПЭЭ) РАН. – Отсюда ондатра и начала своё завоевание нового континента, успех которого был обусловлен благоприятными климатическими условиями, наличием большого количества подходящих водоёмов, малым числом естественных врагов и весьма неплохим репродуктивным потенциалом самих зверьков.

Думаю, что Наталья Юрьевна поскромничала, назвав репродуктивный потенциал ондатры неплохим. Дело в том, что беременность у ондатры длится всего-то 25–30 дней. Поэтому даже в северных областях она умудряется за короткое лето «поставить на ноги» 2 выводка по 7-8 детёнышей. А в южных местностях и четыре, и пять выводков – заурядная обыденность. Давайте посчитаем ради интереса теоретические возможности роста поголовья в условном водоёме, где до прихода первой пары ондатр не было. Возьмём по минимуму. Предположим, что в Иркутской области эта условная первая пара, поселившись в одном из водоёмов, успела вырастить за лето только 2 выводка по 7 детёнышей. Значит, к будущей весне их здесь вместе с родителями стало 16 (2+7+7). Следующим летом каждая из восьми пар повторила результат, и их (с родителями, с «бабушкой» и «дедушкой») в водоёме, где ещё пару лет назад ондатр не было вообще, стало… 240! Дальше считать не буду. Понятно, что при таких темпах возможного роста численности ещё через пару лет (даже если кем-то из молодых ондатр поужинает болотный лунь, а кого-то из подрастающих заклюют вороны) счёт пойдёт на сотни тысяч. Тем более что, по словам Натальи Феоктистовой, «ондатры – отличные родители»: «Самка всячески оберегает своё потомство, а самец, забывая о собственных нуждах, тащит в дом огромное количество корма, чтобы семья не голодала».

– В 1907 году ондатра уже появилась в водоёмах системы рек Бероунки, Влтавы, Сазавы, Лужницы и в верховьях Лабы, – рассказывает Наталья Феоктистова историю экспансии Европы ондатрой. – К 1913-му она «пересекла границу» Германии, за период с 1924-го по 1942​ год заселила всю Словакию и Чехию, Польшу, Австрию, Югославию. Скорость её расселения составляла примерно 20 километров в год. В Румынии ондатра была впервые поймана в 1940​ году, а потом из этой страны проникла в Болгарию, где в 1950–1960-х уже отлавливали более 10 тысяч зверьков в год…

​Быстрое, взрывообразное распространение ондатры в Европе происходило в том числе (а может быть, и главным образом) и при содействии человека. Ну да, куда-то мускусная крыса приходила сама, не оглядываясь на государственные границы. А куда-то её специально привозили люди и выпускали в лучшие угодья, обеспечивая должную, часто государственную, за бюджетные деньги, охрану не только от браконьеров, но и от пернатых и четвероногих хищников, являющихся аборигенами для местных экосистем. И везде ей были рады. Ещё бы! Затрат немного, а мех крепкий, ноский, красивый. Советский Союз, по словам Натальи Юрьевны, «пятый по счёту очаг расселения ондатр» на Евразийском континенте. При этом Феоктистова оговаривается, что вопрос о хозяйственной целесообразности акклиматизации ондатры в России поднимался ещё в 1915 году, но тогда эта идея поддержки не нашла.

– Более того, ряд учёных во главе с Бутурлиным выступали против интродукции ондатр на территорию России – их доводы против завоза чужеродного вида были весьма обоснованными и серьёзными. Однако, как это часто бывает, к голосу разума прислушиваться не стали, и в 1927 году на межведомственном совещании Общества изучения Урала, Сибири и Дальнего Востока было принято решение о разведении ондатр на изолированных от материка островах северных и восточных морей, а также на отдельных огороженных участках (в том числе на севере).

Внедряли с размахом

Любопытные подробности по принятию и реализации этого решения приводит кандидат сельскохозяйственных наук Николай Чесноков в работе «Ондатра: мифы и загадки вселения», опубликованной в 2002 году журналом «Природа». До выхода на пенсию он заведовал отделом Центральной научно-исследовательской лаборатории Главного управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР. Ему, как говорится, и карты в руки.

Николай Иванович подчёркивает, что вопрос о вселении иноземных видов пушных животных на территорию России возник «в связи с необходимостью скорейшего восстановления пушных ресурсов России, подорванных годами войны и разрухи».

– Началось интродуцирование с ондатры, или мускусной крысы (Ondatra zibethicus), – небольшого грызуна, обитающего в озёрах и болотах Северной Америки. Зверёк с красивым и прочным мехом живёт в угодьях, непригодных для сельского хозяйства, питается никому не нужной водной растительностью, быстро размножается. Столь полезные качества и определили выбор вида для первоочередного вселения в нашу страну.

На свою голову, реализацию решения в долгий ящик откладывать не стали. Говорю «на свою голову» – пока ещё не в смысле возможных проблем, а в буквальном смысле, потому что из меха ондатры можно шить не только дамские манто и шапочки, но и красивые зимние шапки для солидных мужчин с солидными должностями. И уже в 1928 году первые полтора десятка симпатичных заокеанских аборигенов осваивали Большой Соловецкий и Карагинский острова. Ещё через год пушистые переселенцы были доставлены в Архангельскую и Тюменскую области, в Красноярский край. И пошло-поехало.

Убедившись, что ондатры безопасны для сельского хозяйства, специалисты стали выпускать их даже в тех регионах, куда вначале завозить опасались. Дело оказалось потрясающе выгодным с разных точек зрения. Мех ондатры, несмотря на довольно высокую цену, имел колоссальный спрос не только на нашем внутреннем рынке, но и на внешнем, наполняя разноуровневые бюджеты и рублём, и валютой. Штатные охотники-промысловики плечи расправили, начали в очереди на «Жигули» записываться, потому что каждому чиновнику любого уровня была совершенно необходима ондатровая шапка как элемент негласной униформы, чтобы из толпы коллег не выделяться. Счёт ежегодно добываемым ондатровым шкуркам скоро перешёл на миллионы, а в свободной продаже они остаются дефицитом. Надо ещё больше. В итоге планомерное и целенаправленное расселение «ценного пушного зверя» на «неопромышленные» участки всё новых и новых водоёмов России продолжалось до 1980 года. Работники промхозов (промысловых хозяйств) так рьяно охраняли высокоприбыльного зверька от хищников, что некоторые, похоже, теряли способность объективно оценивать ситуацию. Так, в Курганской области в одном из промысловых хозяйств, защищая ондатру от нападения пернатых хищников, за год уничтожили 1021 хищную птицу, в числе которых было 910 луней!

– Никакой другой завезённый вид не внедряли с таким размахом, – утверждает в своей публикации Николай Чесноков.

Задержка дыхания на 17 минут

– За 52 года было расселено (в СССР. – Авт.) около 334 тысяч зверьков, – пишет доктор наук Наталья Феоктистова. – В результате такого массового расселения и сопровождавших его процессов интенсивного освоения зверьками территорий вокруг мест выпуска площадь нынешнего ареала ондатры в Евразии едва ли уступает естественному ареалу вида в Северной Америке. Фактически ондатра обитает в пределах бывшего СССР на всех территориях за исключением безводных пустынь и гор.

Обитать-то она обитает, но вот прибыли больше никому никакой не приносит. Из моды её шубка вышла, наверное. Мех хуже не стал, а спрос исчез напрочь. Везде. Ну почти везде. Слышал, что Китай пока ещё готов покупать ондатру, но если немного и недорого.

Добавлю от себя, что ондатры в природе – животные, в общем-то, довольно мирные. Территории новые занимают, да. Это правда, что безудержная экспансия – их визитная карточка. Но, заселив берега очередного водоёма, ондатра напрямую никого с этих территорий не гонит, не вытесняет и на беглый, не очень внимательный взгляд даже никому не мешает. èèè

Ни на кого специально не охотится, потому что мускусные крысы – они грызуны, а не хищники. Даже когда нападают на них, в смертный бой они стараются не вступать. Защищаясь, способны ожесточённо сопротивляться, глубоко и больно укусить нападающего, но лишь в том случае, если нет возможности убежать, уплыть, спрятаться, нырнуть, стать незаметными.

Смешную картину наблюдал не так давно на острове Юность. Там ондатры часто рядом с утками плавают, и при этом ни те ни другие внимания друг на друга не обращают. Вот и в этот раз вижу: у ледового заберега плывёт неспешно небольшая стайка уток. А им навстречу – ондатра с пучком травы во рту. И они скоро встретятся. Приготовил фотоаппарат к съёмке, взял уток в кадр. Палец на кнопке. Поджидаю ондатру. Вот она уже рядышком, вот…вот уже вплывает в утиную стайку… И тут в кадр врывается ещё один персонаж. На тонкий лёд откуда-то сверху плюхается ворона. Крупная, чёрная и наглая. Кнопка нажата. Кадр сделан. Рассматриваю полученное изображение. Утки плывут. Ворона сидит. А ондатры… нет. Будто и не было её здесь никогда! Догадываюсь, что она нырнула, чтобы с врагом своим пернатым даже взглядом случайным не встретиться. Вороны на взрослых ондатр вообще-то не нападают. Размером и силой против грызуна не вышли. Зато позавтракать молодыми детёнышами, впервые вышедшими из гнезда в воду, которые даже бояться ещё не научились, ни одна ворона не откажется. Ондатра помнит об этом и показывать вороне путь к своему гнезду не намерена. Поэтому на поверхности воды больше не появилась. Зря озиралась ворона несколько минут, гадая, где ондатра может вынырнуть. Ондатра способна задерживать дыхание до 12 минут, а некоторые хорошо тренированные особи, как пишут исследователи, – и до 17 минут.

Читая публикации разных лет об ондатре, продолжающей экспансию речных и озёрно-болотных просторов Западной и Восточной Сибири, нашёл я в номере «Российской охотничьей газеты» семилетней давности любопытные заметки иркутского биолога-охотоведа Виктора Степаненко. Его оценки влияния заокеанского вселенца на сибирскую экосистему категоричны, негативны и, как мне показалось, весьма убедительны, а выводы далеки от оптимизма.

Вывод охотоведа первый: «Я понял, что ондатра поставила на грань существования все водные многолетние растения». Вывод второй: «За экономический успех акклиматизации ондатры приходится платить снижением биоразнообразия аборигенных видов фауны, в том числе водоплавающих и крупных копытных».

Но с момента публикации тех заметок прошло семь лет. Возможно, точка зрения автора на заокеанского гостя, почувствовавшего себя здесь хозяином, за это время изменилась? Или, быть может, хоть какие-то властные структуры его услышали и уже принимают или хотя бы обсуждают меры,​ необходимые для исправления ситуации?​ Мы созвонились. На второй вопрос (что его, быть может, услышала власть) Виктор Николаевич даже отвечать не стал. Просто хмыкнул. А на первый заявил категорично, что за минувшие годы он ещё больше убедился в собственной правоте: «Ондатра является для Сибири инвазивным видом и поддерживает водные экосистемы в угнетённом состоянии».

– Ондатра, безусловно, очень интересный и симпатичный зверь, с этим спорить бессмысленно, – ответил он на вопрос газеты. – В нашу область её завозили где-то в конце 30-х годов двадцатого века, а в военные годы уже вовсю промышляли. Она дала очень быстрый и мощный экономический эффект благодаря акклиматизационному «взрыву», резкому росту численности «новосёла» и одновременно росту спроса на новый вид пушнины как на внутреннем, так и на внешнем, экспортном рынке.

Ондатра есть не перестала

Виктор Николаевич рассказывает, что ондатру «добывали везде – и добывали много», но с освоением всё новых и новых водоёмов её общая численность благодаря первоначальной обильности почти никем не тронутой кормовой базы и малому количеству естественных врагов продолжала расти. Казалось, что всё складывается идеально, и теперь так будет всегда. Яркий экономический эффект, по его мнению, как раз и помешал вовремя увидеть «подводные камни» и надвигающиеся экологические проблемы. Хотя некоторые учёные наверняка грядущие проблемы всё-таки видели и, может быть, даже предупреждали об их неизбежности. Только какая власть станет прислушиваться, если перед ней на одной чаше весов лежат «живые» деньги в рублях и валюте, а на другой – «никому не нужная» водная растительность. Помните довод, на основании которого в 1927 году было принято решение о начале работ по акклиматизации ондатры в СССР?

Экологическая проблема, которую старались не замечать, чтобы «не спугнуть» эффект экономический, заключалась в том, что в каждом «опромышлененном» ондатрой водоёме этот симпатичный и мирный зверь, несущий государству прибыль, съедал растений несколько больше, чем их могло потом восстановиться. И водоёмы постепенно «пустели».

Сегодня ондатровый промысел едва ли не полностью потерял своё экономическое значение. И численность ондатры, несмотря на отсутствие промысла, заметно сократилась. Только пострадавшим водным экосистемам это не очень помогает восстановиться. Для восстановления былого биологического многообразия, по мнению Виктора Николаевича, необходимо продуманное, программное вмешательство человека.

– Ондатра же есть не перестала. У нас все кубышки, кувшинки, белые лилии так называемые, теперь в Красной книге. Без специальных биологических мероприятий они оттуда никогда не выйдут, потому что ондатра Красных книг не читает.

Трёхлистку (вахту трёхлистную), которой когда-то с большим удовольствием питались лоси, ондатра на многих водоёмах в Западной и Восточной Сибири выела полностью.

– Я всю Сибирь объездил, работая в охотустройстве, и везде – от Амурской области до Алтая – многие водоёмы, которые ещё на памяти местных старожилов были кормовыми для лосей, «благодаря» ондатре таковыми быть перестали. Исчезли растения.

​Виктор Николаевич говорит о наболевшем. Перечисляет исчезающие и существенно сократившие свои ареалы виды водных многолетников и однолетников.

– Ареал рогульника, который до появления ондатры даже на корм скоту местные жители заготавливали, так его было много, сократился на карте области до точки, сохранившись в единственном озере Солоничное на территории Тайшетского района, – говорит Виктор Степаненко. – Скорее всего, его уберегли собаки из села Шелаево, которое стоит на берегу. Они там часто без привязи бегают и не позволяют ондатре развестись в избыточных количествах. А кувшинки красивые, которые в народе часто белыми лилиями называют, сохранились на озёрах возле Култука. Возможно, потому что там тоже собаки бегают, «ограничивают» рост численности ондатры и тем самым сохраняют естественное биологическое разнообразие местности. Но не собаки – люди должны регулировать численность инвазивных видов, каковым, как показывает теперь уже многолетняя практика, и является ондатра. Она симпатичный зверёк, даже красивый. Но в наших водных экосистемах она, похоже, лишняя.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер