издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Духовенство и книга

Духовенство и
книга

Надежда
КУЛИКАУСКЕНЕ, историк

Ум без книг
аки птица спешена. Яко ж она
возлетати не может, тако ж и ум не
домыслится совершенна разума без
книг. Свет дневной есть слово
книжное.

Рукописный
сборник XIV в.

Разворачивая
рукописи на пергаменте, бережно, с
волнением открывая книги,
насчитывающие сто — пятьсот лет,
изучая рукописные и печатные
экслибрисы, надписи на них,
невольно ищешь ответ на вопрос: как,
какими путями попадали книги в
Иркутск?

Книга и иркутское
духовенство — одна из важных,
малоизвестных и интересных страниц
истории города. Знакомство со
старейшим хранилищем мудрости —
библиотекой Иркутской духовной
семинарии, библиотеками,
собраниями, отдельными книгами,
принадлежавшими
священнослужителям, открывает нам
столько неизвестных имен
подвижников христианской веры,
просветителей, показывает,
насколько книга широко бытовала
среди духовенства и как тесно она
была связана с историей развития
края, его культуры. Вместе с тем
изучение истории книги позволяет
по достоинству оценить огромный
вклад Иркутской епархии в
накопление бесценных сокровищ
Иркутска, Сибири. Обращаясь к этой
многогранной теме, мы с
благодарностью вспоминаем тех, кто
книгу любил, ценил и сохранил для
потомков.

Большую роль в
распространении книг в Сибири, как
и во всей России, играла церковь.
Возлагая на нее важные задачи в
деле присоединения и освоения
сибирских земель, правительство
заботилась о централизованном
обеспечении книгами церквей,
монастырей, возникавших при
постройке острогов, городов.
Вначале заказы направлялись в
Москву через местную
администрацию, а позднее —
Тобольской и Иркутской духовными
консисториями. Церкви стремились
приобретать не только рукописные и
печатные богослужебные книги для
ведения служб (до возведения
иркутской Спасской церкви в 1672 г.
богослужение отправляли в домах),
но и так называемую четью
литературу (книги священного
писания) для келейного,
коллективного чтения. Из-за малого
тиража печатных книг (например,
Московский печатный двор в первом
десятилетии XVIII в. выпустил всего 13,
а во втором — 10 изданий
богослужебных книг), высоких цен на
них и трудностей с доставкой,
списки высылаемой литературы
ограничивались десятком служебных
книг с непременным присутствием
учебных (часословов, псалтырей
учительных). По ним при церквах
учились грамоте дети
церковнослужителей, сами
священники, часть которых была
неграмотной, прихожане. Постепенно
церкви, монастыри становились
собирателями и средоточием книг и
других духовных ценностей. Важно
отметить, что в 1865 г. по инициативе
архиепископа Иркутского и
Нерчинского Парфения (Попова)
(1860-1873) при Иркутском Богоявленском
кафедральном соборе была основана
библиотека для самообразования
священослужителей и мирян. Она
получала многие выходившие
духовные журналы ("Православное
обозрение", "Православный
собеседник", "Духовная и
домашняя беседа", "Руководство
для сельских пастырей" и т.д.),
ведомости разных епархий,
иркутские губернские и
епархиальные ведомости и другие
периодические издания.
Предполагалось выписывать и
светские журналы. За небольшую
плату они выдавались для чтения на
дом. По сведениям страстного
библиофила, летописца Н.С.Романова,
знавшего книгу в Иркутске как
никто, значительные библиотеки
имели архиерейский дом (книги,
журналы приобретались со времен
первых архиереев) и Тихвинская
церковь. К сожалению, эти
библиотеки постигла та же участь,
что и сами русские святыни — храмы.

Часть церковных
собраний составляли поступления в
виде вкладов. Как свидетель того
времени в Иркутском Знаменском
монастыре хранится
"Евангелие" (М., 1696) с
собственноручной записью Петра I:
"Книга глаголемая Евангелие от
благочестиваго великаго государя
царя и великаго князя Петра
Алексеевича всея великия и малыя и
белыя России самодержца жалованная
в девий монастырь Знамения
Пресвятыя Богородицы Иркутск года
1708". Далее следует
предупреждение о наказании того,
кто его "дерзнет от обители
святой Богородичной отдалити".
Написанная по слогам на многих
листах, запись-скрепа предохраняла
книгу от повреждения. Серебряный
оклад "Евангелия" сделан Ф.И.
Харинским, представителем семьи
замечательных иркутских
иконописцев. Такой высокой чести на
Руси обычно удостаивались крупные
монастыри. Большое собрание
духовных книг — основание своей
богатой библиотеки — передал в 1925 г.
Иркутской Тихвинской церкви
Н.С.Романов. Имея к таким книгам
особое отношение, книголюб
приобретал их с ранних лет.
Вкладные записи на книгах сообщают
нам имена и других жертвователей.

Первые
рукописные, затем и печатные книги
поступали в Иркутск не только через
церковь. Их также привозили пришлые
поселенцы из Тотьмы, Устюга
Великого и других городов России,
священнослужители, служилые,
торговые люди, среди которых было
немало грамотных. Некоторые из этих
книг сохранились до наших дней в
составе библиотеки Н.С. Романова.
Это были богослужебные, книги
духовно-нравственного содержания,
важные документы XVIII в. (указы Петра
I, Елизаветы Петровны, Екатерины II,
"Книга устав воинский",
"Генеральный регламент",
"Духовный регламент",
"Уложение царя Алексея
Михайловича"), книги по военному
делу ("Описание артиллерии" Т.
Бринки, "Книга Марсова или
воинских дел"), первые учебники
по истории ("Синопсис" И.
Гизеля, "Феатрон, или Позор
исторический…" В. Стратемана) и
другие. Перечень первых печатных
книг и другие сведения служат
подтверждением тому, что в Иркутске
были все важнейшие издания,
бытовавшие в России в XVII—XVIII вв. Их
загрязненные, завощенные листы
сохранили следы многолетнего
служения человеку (заплатки,
подклеенные, вставные листы) и
имена иркутян, первых владельцев
книг — священника Иоанна
Протопопова, игумена Иова, купцов Ф.
Лычагова, И. Дудоровского,
Сибиряковых и иных.

Но и с появлением
печатных книг рукописная
продолжала играть значительную
роль вплоть до XIX в. В первых учебных
заведениях Иркутска рукописные
духовно-нравственные книги
использовались для учебных целей.
Известно, что ученики мунгальской
(с 1728 г. русско-мунгальской) школы
при Вознесенском монастыре,
готовившей переводчиков с
монгольского языка и миссионеров,
специально переписывали
монгольские книги, присланные
забайкальскими ламами по просьбе
епископа Иркутского Иннокентия I
(Кульчицкого). В их числе был один из
вариантов знаменитого эпоса
монгольского народа —
"Гесериады". А в училище
трудолюбия ученикам вместо
прописей давали для переписывания
духовные книги. Сборник таких
переписанных книг был у Н.С.
Романова, но, к сожалению, не
сохранился. Так начиналась история
книжных сокровищ Иркутска.

Весомый вклад в их
приумножение внесла первая в
городе библиотека, открывшаяся в
марте 1780 г. при Иркутской духовной
семинарии. Она включала
ученическую библиотеку и
фундаментальную. Последняя
состояла из библиотек, собраний,
отдельных книг пожертвованных
семинарии духовными лицами всех
иерархических ступеней, начиная
митрополитами и кончая диаконами,
иркутским купцом В.Н. Басниным и
многими другими. Литература в ней
хранилась бережно и выдавалась
только для научной работы. Хотя нам
известны дары, которые из года в год
увеличивали фонд фундаментальной
библиотеки, но из-за гибели ее
рукописных каталогов (потерялись в
губернском отделе народного
образования) и архива духовной
семинарии (судьба его неизвестна)
невозможно точно и полно
установить время, количество и
состав каждого нового поступления.

С годами
библиотека духовной семинарии
стала самым крупным и ценнейшим
хранилищем рукописей и книг XIV—XX вв.
количеством в 30 тыс. (по другим
данным — 32 тыс.) единиц на древних,
европейских, восточных,
старославянском и русском языках. К
тому же ее собрание рукописей было
единственным в Иркутске. Но, как
пишет Н. Романов, "никто и ничего
о ней не знал", кроме того, что она
ценная. Вот какое впечатление
произвела на него первая встреча с
библиотекой в 1918 г.: "…Невольное
благоговение наполнило меня, когда
я… окидывал взором сотни столетних
книг… И думал я… возможное полное
и подробное описание всех мелочей
каждой книги оживотворило бы этих
представителей науки и
человеческой мысли… позволило бы
узнать о тех книжных богатствах,..
которыми Иркутск может
гордиться". И надо считать
"культурным счастьем" для
Иркутска, что она уцелела и в пожар
1879 г., когда погибли в огне чуть ли
не все библиотеки города, и в
декабре 1917 г., когда шли
ожесточенные бои за власть Советов.
Она была передана Иркутскому
университету в июне 1920 г.

По составу
библиотека духовной семинарии
является универсальной. Знакомясь
с ней, не перестаешь удивляться и
восхищаться. Среди ее книг на
иностранных языках имеется не
только догматическая литература,
но и научная, преимущественно
гуманитарная и художественная. В
библиотеке хорошо подобраны труды
античных авторов — греческих и
особенно римских (историков
древности Т. Ливия, Ю. Цезаря,
Тацита, Фукидида, Саллюстия). Здесь
же встречаем книги древнеримского
философа-материалиста К. Лукреция,
не одобрявшиеся церковью. На
титульном листе его поэмы "О
природе вещей" (1782) есть запись на
латинском языке: "Ученикам
читать не дозволено никогда".
Наличие таких книг вполне
объяснимо. Круг интересов лиц
духовного звания не ограничивался
православным христианством и
предполагал изучение учений
философов, религиозных мыслителей,
просветителей разных эпох.

Античная
художественная литература
представлена сочинениями Вергилия,
Горация, Овидия, стихотворениями
Катулла, Тибулла и Проперция,
комедиями Плавта и Теренция,
многочисленными сочинениями
Сенеки, сатирами Ювенала и Персея,
изданными в XVII в.

Довольно полно в
библиотеке собрано творческое
наследие деятелей эпохи
Просвещения разных стран. Нельзя
без волнения держать в руках и
бесценные книжные реликвии —
прижизненные издания великих
русских поэтов и писателей Г.
Державина, А. Радищева, А. Пушкина, В.
Жуковского, Н. Гоголя, М. Лермонтова
и многие другие раритеты.

Ценным обретением
для нее стала одна из уникальных
частных библиотек Восточной Сибири
купца-книголюба В.Н. Баснина (1799—1876).
Она насчитывала 4800 книг и 600
комплектов журналов. В ней, по
словам В.С. Манассеина, серьезно
изучавшего библиотеку, было "все
наиболее интересное из того, что
только появилось на русском
книжном рынке за первую половину XIX
ст.".

Жемчужина книжной
сокровищницы духовной семинарии —
книги, принадлежавшие иркутским
иерархам. Большинство из них были
воспитанниками Киевской,
Московской, Петербургской духовных
академий, людьми, ценившими книгу и
не чуждыми научных интересов.
Направляясь на службу в Сибирь, они
брали с собою необходимые книги, а
некоторые привозили целые
библиотеки. Рукописные
владельческие экслибрисы помогают
выявить и восстановить дошедшие до
нас книжные собрания. В них, наряду
с религиозно-богословской и
историко-канонической литературой,
есть немало научных изданий,
миссионерских актов (инструкции,
наставления, ходатайства)
архипастырей. Их изучение
позволяет шире и глубже судить об
интересах и разносторонней
(административной, миссионерской,
просветительской, краеведческой,
научной) деятельности архиереев на
сибирской земле. Важно отметить и
то, что с этими библиотеками,
книжными коллекциями в Иркутск
поступили замечательные памятники
письменности и печати, имеющие
общенациональное значение. Это
первопечатные и древнепечатные
иностранные (XV в. — 1550 г.),
старопечатные русские (XVI—XVIII вв.)
книги; книги, выпущенные лучшими
издательствами Европы XV—XVII вв.
(Альдов, Фробенов, Плантенов,
Эльзевиров), высоко оцениваемые в
мире, и многие другие редчайшие
издания.

Значительной
коллекцией исключительно
старопечатных латинских книг и
рукописей обладал епископ
Иркутский Михаил I (Миткевич)
(1772—1789). В ней находим сочинения
отцов церкви Василия Великого,
Григория Богослова, римского
политического деятеля и писателя
Цицерона, знаменитого гуманиста
эпохи Возрождения Э.
Роттердамского (прижизненные
издания начала XVI в.), голландского
просветителя Г. Гроция и многие
другие книжные редкости. В бытность
этого образованного владыки была
открыта Иркутская духовная
семинария с полным курсом наук.

Большим
книголюбом был архиепископ
Иркутский и Нерчинский Нил
(Исакович) (1838—1853). По воспоминаниям
публициста, историка,
редактора-издателя газеты
"Сибирь" В.И. Вагина,
"иркутский преосвященный… читал
едва ли не больше всех в городе, да
он был и образованнее всех". В
Иркутске он собрал большую
коллекцию различных грамот,
архивных документов, рукописей,
книг. Среди них были
собственноручная переписка
русского посла в Китае С.Л.
Владиславича-Рагузинского с
епископом Иркутским Иннокентием I,
история русских миссий в Китае,
полученные иерархом из Пекинского
архива, письма декабристов и другие
материалы. Имея хорошую библиотеку,
он занимался переводами
богослужебных книг на монгольский
язык, написал ряд известных работ,
являлся членом императорского
Русского географического общества.
Часть своих книг преосвященный Нил
передал в духовную семинарию, для
которой при нем в 1846 г. было
построено новое каменное здание. И
если бы семинария не переехала, ее
библиотеку постигла бы участь
многих других библиотек, сгоревших
в 1879 г. Даже страшно подумать о том,
каких духовных ценностей мог
лишиться Иркутск!

Начиная с 60-х
годов XIX в. и до закрытия семинарии,
библиотека пополнялась за счет
покупки необходимой научной и
учебной литературы, для чего
выделялись довольно значительные
средства. Но, как и в прежние
времена, многие бывшие
воспитанники духовной семинарии,
ее преподаватели, известные в
городе люди, семинаристы считали
своим долгом подарить ей светоч
знаний — книгу. На одной из них —
"Записки об островах
Уналашкинского отдела" (С.-Пб, 1840)
— читаем: "В библиотеку Иркутской
духовной семинарии от
сочинителя". Это дарственная
надпись сына пономаря из иркутской
глухомани, епископа Камчатского,
Курильского и Алеутского
Иннокентия (Попова-Вениаминова)
(1797-1879), закончившего свой яркий
земной путь в должности
митрополита Московского и
Коломенского (1868—1879). Празднованию
в нынешнем году двухсотлетнего
юбилея апостола Сибири и Аляски,
как его нарекли потомки, придано
общероссийское значение.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector