издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Абисил, исцеляющий раны

Абисил,
исцеляющий раны

Борис
АБКИН, "Восточно-Сибирская
правда"

… На столе у меня
— листок-проспект, именуемый просто
и непретенциозно: "Предприятие
"Абиес" предлагает
"Абисил-1" — ранозаживляющий,
противовоспалительный
иммуномодулирующий,
обезболивающий антибактериальный
препарат, созданный природой …"
И далее — перечень заболеваний, где
помогает абисил: раны,
(посттравматические,
постоперационные), язвы
(трофические, свищи, пролежни),
ожоги (в т.ч. лучевые, не поддающиеся
лечению), растяжения, вывихи, зубная
боль, радикулит, суставные боли,
грипп, простудные заболевания,
кожные… Рекомендован для
применения в хирургии, проктологии,
гинекологии, стоматологии,
дерматологии, травмотологии…
Может применяться как в условиях
стационара, там и в амбулаториях и
дома. Противопоказаний не выявлено.
Номер лицензии — 64/428/97, Защищено
патентом Российской Федерации,
номер — 2054945. …А древние шумеры
никакого патента не имели и об
абисиле слыхом не слыхивали. Но уже
"им" лечились. И наши буряты и
якуты, охотники и скотоводы еще
меньше сотни лет назад накладывали
лапники из хвойных пород — кедра,
сосны, ели, пихты на освобожденное
от костра место, ложились и к утру
просыпались здоровыми и бодрыми.
Человек заметил, что, даже просто
находясь в хвойной роще,
испытываешь явное облегчение.
Короче, хвойное дерево давно легло
под микроскоп
ученых-лекарственников, дабы
найти…

— Что найти,
Нина Максимовна?

В ответ у сидящей
напротив меня симпатичной, средних
лет женщины по имени Нина
Максимовна Пинигина вырывается
долгий-предолгий вздох. Глубину
этого вздоха можно измерить годами,
проведенными в лабораториях, у
микроскопов, в кабинетах ученых,
советов, у чиновников разных
рангов, в креслах самолетов и
недрах таежной глубинки… Много
больше лет жизни отдано, чтобы
получить вот этот флакончик с
малопонятным названием для
непосвященных: абисил.

Она — биохимик.
Работала в Институте органической
химии под руководством Воронкова.
Лаборатория имела целью создать
лекарства из химических
соединений. Защитила кандидатскую
(материала хватало с большим
запасом и для докторской). Когда
убедилась, что пробить, внедрить в
жизнь многое из того, что
нарабатывалось годами, бесполезно,
задумалась: где тот журавль в небе,
что зовется "высоким
призванием" ученого? И где та
синица в руках, что зовется
практическим воплощением хотя бы
части задуманного?

И она ушла из
института. Занялась вплотную
абисилом. Поначалу замахнулась на
максимум — абисил и онкология. Да
где там… Целые институты, сонмища
ученых положили годы на это дело. Но
ей предложили в Москве — валяйте,
пытайтесь. Пригласили в
онкологический центр для
продолжения опытов. Здесь все было:
успехи и разочарования. (Победа в
конкурсе на лучшую работу по
онкологии). Очень обнадеживающие
успехи: у подопечных животных,
зараженных штаммами рака,
удавалось излечивать до 70—80
процентов. Но — и обвалы: стабильных
результатов достичь не удавалось.
(Забегая вперед, скажу и по этой
чрезвычайно щепетильной и
непростой теме: уже впоследствии, в
случаях, которые врачи называют
безнадежными, ей удавалось или
излечить, или остановить течение
раковой болезни у близких и родных,
у знакомых, которым "было нечего
терять", и среди них были и
родственники врачей и городской
мэрии. Хотя излеченные от рака — это
не тема сегодняшнего разговора,
скорее, иллюстрация, говорящая,
впрочем, о многом).

Итак, создан
абисил. Что это такое, Нина
Максимовна?

— "Абисил-1" —
новый высокоэффективный препарат,
представляющий собой набор
терпенов. Эти терпены можно
получить из кедра, ели, пихты или
сосны. Это набор фитонцидов,
фитогормонов, эфирных масел,
который мы вдыхаем, гуляя в хвойном
лесу. Эти вещества и есть защита для
деревьев — их они синтезируют и
выбрасывают, защищаясь от ударов,
ожогов, ранений, дыма и т.д. Очень
могучие вещества.

Их-то и взял
человек на свою потребу.

Набор терпенов в
препарате "Абисил-1" имеет не
только иммуномодулирующее,
антибактериальное,
противовоспалительное и
ранозаживляющее действие, но и еще
более 15 видов активности:
обезболивающее, противоопухолевое,
кардиотоническое и т.д.

— Хорошо. Но
как это выглядит на практике? Хоть
бы вкратце.

На стол ложатся
два отзыва. Вот только часть из них:

Проведенные
клинические испытания
эффективности препарата
"Абисил-1" при лечении больных
с ожоговыми поражениями,
отморожением и послеоперационными
ранами различной локализации
показали, что данный препарат
обладает высокими
противовоспалительными и
ранозаживляющими активностями.

При клиническом
наблюдении выявлено, что
"Абисил-1" является
высокоэффективным препаратом,
особенно для лечения длительно не
заживающих ран мягких тканей, при
вялотекущем воспалении, активно
влияет на регенераторный процесс,
что чрезвычайно важно у больных с
ожоговыми поражениями.
"Абисил-1" хорошо переносится
больными, не токсичен, побочных
явлений и аллергических реакций не
наблюдалось. Все это позволяет
сделать вывод, что "Абисил-1"
является высокоэффективным
лекарственным препаратом, и
рекомендовать его для широкого
использования в комплексной
терапии больных с ожогами и
отморожениями". (А. Щедреев, зав.
отделением межобластного
ожогового центра).

Вместо нескольких
других письменных отзывов приведу
один — устный — Александра
Федоровича Черкашина, хирурга
отделения гнойной хирургии
областной больницы:

— Я бы очерк о
Пинигиной написал — грустный такой,
о мытарствах ученого-одиночки.
Впрочем, весьма типичных для нашей
действительности. По существу же
проблемы… Мы, врачи-хирурги, знаем
абисил уже несколько лет. Он,
полагаю, особенно показан в
хирургии. В отделение нередко
привозят сложных больных, которых
приходится оперировать повторно.
Понимаете, как важно в таком случае,
чтобы рана рубцевалась, что
называется, в сжатые сроки. Что мы
можем предложить больному, кроме
мази Вишневского? А вот абисил
ускоряет процесс в 2—3 раза. Да,
эйфория прошла, но пришла и твердая
уверенность — абисил очень
эффективен — и особенно при
воспалительных процессах, при
радикулитах. Не хочу утомлять
долгими доказательствами, важно
подчеркнуть, что препарат
"работает" в одном направлении
с защитными силами организма. Он
абсолютно нетоксичен. И притом он —
местный, на местном сырье, как не
оценить такое?

— Давайте
зацепимся за эту фразу Черкашина:
"как не оценить такое". Да ведь
вроде оценили: есть положительные
отзывы, есть лицензия, есть
"добро" Московского
фармакологического комитета. (А там
шла такая проверка, такие ученые
давали отзывы, что у фармкомитета и
тени сомнений в пользе препарата не
осталось). Есть настойчивые
предложения англичан, куда Нина
Максимовна выезжала, чтобы помочь
им разработать это лекарство, —
продайте, дескать, право на
международный маркетинг абисила —
и вы станете миллионером. Она как
истинный патриот ответила отказом.

Она знает, чем это
кончится — завтра "абисил"
закупят в той же Англии ушлые
московские чиновники — и пойдет он,
родимый, иностранными этикетками
сверкать. А Россия, родина будет
опять в стороне. Такая вот
"фармакология" получится
(разве не знаем мы случаев, когда
наши, родные врачи дают
положительные отзывы любому
лекарству "из-за бугра", дабы
положить в карман энную сумму…)

Не идет она на это,
не "покупается" на большие
деньги. Ну не современный человек
эта Нина Пинигина…

Теперь давайте
зададим вопрос: а кто виноват, что
абисил не пошел в массы? А вы знаете
— никто конкретно!

Денег-то у нас нет
— это известно всем (на панадольчик
почему-то, правда, находят многие
миллионы в валюте). Сколько ею
оббито порогов — и
административных, и медицинских (в
одной больнице ее попросту
фермершей обозвали). В некоторых,
купили лекарства на какие-то гроши.
Больницы не берут: нет средств. Да в
аптеке N^ 1 (у центрального рынка)
можно купить флакончик-другой. Но
речь-то, думается, нужно вести о
широком внедрении и производстве
столь необходимого лекарства

во все больницы, о государственной
(не побоимся этого слова) поддержке
махонькой группы энтузиастов
своего доморощенного, пусть пока не
дешевого, но такого нужного
лекарства. В кои-то веки Иркутск
создал новое. Нечастое явление,
очень нечастое. Ау, светила от
медицины, администрации и медики,
скажите свое слово…

Так что же нужно?

Требуется
наладить промышленный выпуск
абисила — его станет больше и
снизится его себестоимость. Нужен
офис, нужна реклама. Не отказались
бы от спонсоров. Можно, разумеется,
достаточно долго перечислять, что в
конце концов нужно. По пунктам, по
программам. Но сегодня наша задача
— привлечь внимание к проблеме.

А пока… пока есть
договор с заводом иммунопрепаратов
— здесь берутся наладить дело.
Нужно — на уровне области —
"обратить внимание". Для
начала и это немало. Но уж больно
долго длится это самое
"начало".

… А пока, чтобы
расплатиться с немалыми долгами,
Пинигина со товарищи продала
трехкомнатную благоустроенную
квартиру и живет в небольшом
деревянном домике. В надежде на
лучшие времена.

P.S. На
пресловутом Западе, чтобы создать
новое лекарство, нужно 15 лет и 250
миллионов долларов. Пинигина не
взяла у государства ни копейки. А
отдала 25 лет жизни.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector