издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Хоккей -- моя жизнь",

"Хоккей — моя
жизнь",


признался Олег Георгиевич Катин,
человек-легенда иркутского спорта,
которому в эти дни исполняется 60
лет. Предлагаем вниманию читателей
беседу нашего корреспондента с
юбиляром.

— Олег
Георгиевич, кому-кому, а вам,
наверное, грех жаловаться на свою
спортивную судьбу. Не каждому
удается и самому вдоволь
наиграться, и воспитать целую
плеяду мастеров высокого класса.

— Из 60 лет я почти
45 отдал хоккею с мячом, так что могу
с полным правом заявить: хоккей с
мячом — это моя жизнь. Жизнь, в
которой были и взлеты, и падения.
Никогда не забуду, как, выступая за
свердловский СКА вместе с Николаем
Дураковым, Валентином
Атаманычевым, Михаилом Осинцевым и
другими звездами, завоевал золотую
медаль чемпиона Советского Союза,
становился серебряным и бронзовым
призером. Другие яркие
воспоминания, пусть в них и нет
подобных наград, связаны, конечно, с
иркутском "Локомотивом" — под
моим руководством команда дважды
входила в пятерку лучших клубов
страны.

— Нынешнее
поколение болельщиков вряд ли
держит в памяти кумиров прошлых
лет. Поэтому, расскажите, с чего
начинался ваш путь в большой спорт.

— Я ведь родом из
Ленинграда, дитя блокады, ребенком
пережил эти страшные 900 дней и
ночей. В пятидесятые годы там был
очень популярен конькобежный
спорт, хоккей с мячом. Многие
мальчишки моего возраста горели
желанием поиграть за команду
"Красная заря" и валом валили
покататься на стадион с таким же
названием, принадлежащий, клубу —
авось кто-нибудь из наставников
обратит на нас внимание. Однажды на
меня "положил глаз"
заслуженный тренер СССР,
заслуженный мастер спорта Валентин
Васильевич Федоров, возглавлявший
"Красную зарю", которая
выступала в высшей лиге. Так в
шестнадцатилетнем возрасте я попал
в большой спорт, играл за
"Красную зарю", потом, когда
команду переименовали, за
"Динамо".

— Интересно, а
как вы оказались после в армейском
клубе города Свердловска,
относящемся в ту пору вместе с
московским "Динамо",
хабаровским СКА и динамовцами
Алма-Аты к элите советского хоккея?

— Приглянулся
главному тренеру свердловской
команды Ивану Ивановичу Балдину.
Было это в 1961 году во время
выездного матча ленинградского
"Динамо" и СКА. Замечательный
был наставник, он потом и сборной
страны руководил. Пусть я под его
началом отыграл всего три сезона,
зато какие были сезоны! Один лучше
другого.

— Тем более
странным выглядит ваш быстрый уход
из богатого славными традициями
клуба в ничем тогда особо не
примечательный иркутский
"Локомотив"…

— Меня сюда
переманил старый и добрый товарищ,
ныне, к сожалению, покойный, вратарь
Юрий Школьный, с которым мы прежде
выступали за свердловский СКА. Он
пришел в "Локомотив" годом
раньше и был доволен
предоставленными условиями, новыми
товарищами.

Вот вы сказали
"ничем не примечательный
иркутский "Локомотив". Никак
не могу согласиться с такой
характеристикой. Да, команда в ту
пору звезд с неба не хватала, но
призеров подпирала, дышала им, что
называется, в затылок и зачастую
была крепким орешком для фаворитов.
Не зря болельщики до сих пор с
уважением называют имена Игоря
Хандаева, Иннокентия Протасова,
Станислава Эйсбруннера, Александра
Найданова, Алексея Рыбина и других.

— Вам
посчастливилось вместе с ними
вскоре после переезда в Иркутск
совершить сенсацию: взять верх со
счетом 2:1 у бывших одноклубников —
свердловских армейцев. Голы в том
памятном поединке в ворота
уральцев забили, помнится,
Александр Найданов и Алексей Рыбин,
но все комментаторы в один голос
отмечали вашу великолепную игру,
называли вас "пахарем",
"мотором" команды.

— За ту победу
надо отдать должное и главному
тренеру "Локомотива" Григорию
Аркадьевичу Израильскому, под чьим
умелым руководством команда два
сезона подряд занимала почетное
пятое место. Прекрасный
организатор, он, тем не менее, не
считал зазорным прислушиваться к
совету своих помощников, к моим, как
играющего тренера, пожеланиям.

Поначалу меня
ведь в "Локомотиве" определили
на место правого полузащитника, где
я чувствовал себя не в собственной
тарелке. Откровенно сказал
Григорию Аркадьевичу, что принесу
больше пользы в роли центрального,
точнее сказать, связного
полузащитника, через которого
развиваются атаки. Он перечить не
стал и на матч с бывшими
одноклубниками, о котором вы
вспомнили, уже возложил на меня
диспетчерские функции. Мы победили
тогда свердловских армейцев их же
оружием — слаженной командной
игрой. Старший тренер СКА, о котором
я говорил выше, был очень строг к
тем хоккеистам, которые
"жадничали", передерживали у
себя мяч, и моментально отправлял
их на скамейку запасных со словами:
"В пас нужно играть, в пас".

— После
удачных сезонов середины
шестидесятых годов начались вдруг
черные дни — вас вместе с Юрием
Школьным отчислили из команды. Юрий
Школьный в 1967 году уехал в родной
город Первоуральск, где начиналась
его хоккейная биография, а вы
надели на себя форму шелеховского
"Строителя".

— Буду откровенен:
нас с Юрием Школьным подвела
звездная болезнь". В какой-то
момент мы стали считать, что нам все
позволено, нарушали дисциплину, и
после очередной из выпивок
оказались за воротами клуба. Но на
руководителей команды я не в обиде
— себя надо винить. На их месте так
поступил бы любой тренер.

— Я заметил,
вы всегда с особой теплотой
отзываетесь о своих наставниках.

— А как же иначе,
ведь лучшими качествами в себе я
обязан тренерам. В конце концов они
сделали из меня не только
классного, смею надеяться, игрока,
но и неплохого наставника. Видимо,
не за красивые глаза мне присвоили
звание заслуженного тренера
России.

— Ваш
тренерский путь, насколько мне
известно, отнюдь не был усыпан
сплошными розами, были и шипы.

— Всякое
случалось. После трех сезонов на
посту старшего тренера
"Локомотива" меня в 1973 году
отстранили от этой должности. Я в
течение шести лет занимался
подготовкой юной хоккейной смены в
ДЮСШ спортивного клуба
железнодорожников. Повторно
возглавил родной коллектив лишь в
1979 году, когда он с треском вылетел
в первую лигу. К счастью, мы там не
задержались и в следующем сезоне
уже выступали в эшелоне сильнейших.
Правда, через два года мне пришлось
уступить место на тренерском
мостике и вернуться в
детско-юношескую спортивную школу.

— … и ждать
несколько лет, пока вас в очередной
раз не позовут вытаскивать
"Локомотив" из первой лиги. Вам
не надоело быть своеобразной
палочкой-выручалочкой?

— Кто-то же должен
быть пожарным. Мне было приятно в
сложный момент помочь команде
мастеров. Единственное, о чем
сожалею, так это о том, что
своевременно, когда
"Локомотив" находился на
высоте, не покинул тренерский пост.
Все-таки уходить надо красиво, а
решился на подобный шаг поздно. В ту
пору коллектив в силу ряда
объективных и субъективных причин
с четвертой ступеньки откатился на
шестнадцатую.

— Сейчас вы на
заслуженном отдыхе, давно не
играете, отказались от тренерской
работы в ДЮСШ. Но душа, не
сомневаюсь, болит хоккеем, с
нетерпением ожидаете начало нового
сезона.

— Еще бы, ни одного
матча не пропускаю, наблюдая, как
хоккеисты пишут коньками песни
атак. Дума моя, вы правы, осталась в
"Локомотиве", теперь —
"Сибскане". К тому же, в команде
и сегодня продолжают играть
некоторые мои воспитанники —
Василий Никитин, Василий Донских.

— Какая
команда земляков, на ваш взгляд,
сильнее — нынешняя "Сибскана"
или "Локомотив" шестидесятых
годов, когда вы были игроком и
тренером?

— Вопрос вряд ли
корректный, поскольку хоккей с
мячом за прошедшее время сильно
изменился, стал жестче, контактнее.
У "Локомотива" был один стиль
игры, у "Сибсканы" — другой.
Какая из команд сильнее — трудно
сказать, ведь очная встреча между
ними невозможна.

Может быть,
"Локомотив" в лучшие свои годы
отличался более ярким составом, —
что ни хоккеист, то личность. Однако
это моя точка зрения. И в рядах
"Сибсканы" есть замечательные
индивидуальности, которые
раскрылись с приходом на
тренерскую должность Сергея
Лихачева. Хочу пожелать команде
стабильной игры в новом сезоне, и
тогда, уверен, успехи не заставят
себя ждать.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector