издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Скованные одним уставом

Скованные одним
уставом

Юрий
СОЛОВЬЕВ, "Восточно-Сибирская
правда"

Общее собрание
акционеров саянского МСУ-54
моментами напоминало атмосферу
давно канувших в Лету товарищеских
судов. Крепко, по-рабочему
"рихтовали" директора А.
Романова и главного инженера А.
Крылова. Первого — за волюнтаризм в
управлении — многие важные решения
принимал-де без санкции совета
акционеров. Еще больше досталось
второму. И поделом — на
строительстве собственного
коттеджа целое прорабство устроил,
за счет предприятия, вестимо. Взял
из кассы 20 миллионов, чтобы дочка в
вузе училась — и тоже разрешения не
спросил.

— Ответьте нам,
Александр Анатольевич, зачем вы на
наши деньги квартиру в Иркутске
купили? — наседали на директора
гневные монтажники.

— Вы же знаете, что
для участия в перспективных
проектах областного значения нам
необходимо было помещение в
Иркутске, — оправдывался Романов. —
К сожалению, с тем подрядным
договором у нас ничего не вышло…

— Работы нет, а
хата есть, — раздалась ехидная
реплика из зала. — Две трети рабочих
уволилось. Кто вкалывать-то будет?
ИТР?

— Да что вы с этой
квартирой! — досадливо заметил
Крылов, идя на выручку шефу. — Если
уж на то пошло, я готов ее лично
выкупить.

Вот в таком
довольно странном духе и проходило
собрание акционеров. Шумно, с
элементами перепалки между
сторонниками директората и
"оппозицией", по требованию
которой в повестку дня и был
включен пункт о выражении
недоверия сразу двум лицам —
директору и главному инженеру. Еще
одна странность: предпоследним
вопросом повестки значились выборы
директора, и в числе кандидатов на
эту должность фигурировали те же
Крылов и Романов. Не перемудрили ли
организаторы? Ведь выборы и так все
бы расставили по своим местам. Если
выбрали — значит, оказали доверие, и
наоборот. Лишь теоретически могла
сложиться ситуация: директору
выразили недоверие, а затем он
вдруг побеждает и… остается
директором.

И все же в пункте
"о недоверии…" была своя
логика. Ее пояснил один из
представителей "оппозиции":

— Нового
директора сегодня вряд ли выберем —
пустая затея. Акционеры оказались в
плену своего же устава, а значит,
Романов вновь может продлить свои
полномочия, даже если мизер голосов
наберет. Этого-то мы и не хотим.

Действительно,
устав акционерного общества,
который сами же некогда всем
коллективом принимали, сыграл
нелепую шутку с работниками
монтажно-строительного управления,
породил двоевластие и
противостояние, отчего работу МСУ
лихорадило все лето. А всему
причиной — скромная строчка в
тексте. Впрочем, скорее —
пренебрежение акционеров к
документу, регламентирующему их
деятельность. История
поучительная.

Два года назад
МСУ-54 преобразовалось в закрытое
акционерное общество. Все рабочие и
служащие в одночасье стали
"капиталистами", а коллектив
обрел независимость и свободу
действий в плавании средь рыночной
стихии. Выбрали, как полагается,
совет АО во главе с председателем —
инженером-геодезистом Сергеем
Соболевым. Директор остался
прежний — опытный управленец с
многолетним стажем Александр
Романов. Под его началом в свое
время и было создано МСУ.

Поначалу дела у
акционеров шли неплохо. Были
получены выгодные подряды на
прокладку магистральных сетей. В
частности, с управлением
нефтепровода Омск—Ангарск. Но в
последнее время фортуна от
трубоукладчиков отвернулась.
Заказчики обеднели, объемы
строймонтажных работ резко упали.
Начались простои, сокращение
штатов. В среде акционеров зрело
недовольство политикой дирекции. А
тут как раз подоспел срок очередных
выборов директора. Первое собрание,
на котором пытались это сделать,
состоялось нынче в июне. Романову
ставили в упрек разбазаривание
акционерных средств. Например,
выдавались кредиты частным фирмам
в надежде создать дочерние
предприятия, был приобретен МСУ и
один их крупнейших саянских
магазинов, который, как выяснилось,
принес миллиардный убыток.

— Навешали на меня
всех собак, — сетует Александр
Анатольевич. — Хотя на тот же
магазин мы своих денег мало
истратили. Можно сказать, не купили,
а забрали у города за долги
муниципалитета перед нами. В
условиях нехватки живых денег он
нас здорово выручал, хотя теперь и
впрямь стал убыточным.

У Соболева же
другое мнение: магазин приобретен
без соответствующей экономической
проработки, без решения совета
общества.

Но вернемся к
первому, июньскому собранию.
Подготовлено оно было советом АО,
как теперь все понимают, наспех.
Накануне не была выдвинута ни одна
кандидатура на пост директора —
чтобы акционеры могли без спешки и
эмоций подумать, взвесить, кто чего
стоит. Неужто надеялись на
импровизацию по ходу дебатов? Лишь
утром, за час до начала, один
Романов написал заявление.
Собрание прошло импульсивно.
"Как, опять в списке один
Романов?" — возмущались
акционеры. Кто-то предложил средь
шума и крика кандидатуру прораба
Бориса Косикова. Он и стал
директором, набрав 60 процентов
голосующих акций.

Поздравили Бориса
Анатольевича, но, оказывается,
рановато. Интрига только начинала
раскручиваться. Озадаченный
Романов срочно ушел в отпуск и на
досуге, перечитав устав родного ЗАО
МСУ-54, понял, что Соболев и другие
члены совета оплошали. Рано,
дескать, празднуете победу. В
уставе ЗАО черным по белому
написано, что все важные решения, в
том числе избрание директора,
принимаются тремя четвертями
голосующих акций, так что Косикову
до искомых 75 процентов еще
тянуться. Отнес жалобу в
прокуратуру.

— Неловко,
конечно, было по инстанциям ходить,
— признавался потом Романов. —
Дожил до 50 лет и ни разу никуда не
жаловался. Но тут допекло. Честно
говоря, в директора при такой
обстановке в коллективе не рвусь.
Просто хочется довести дело до
логического конца, чтобы все было
на законных основаниях, а затем
самому подать в отставку…

В прокурорском
протесте выборы нового директора
были признаны недействительными.
Оказалось, что и по другим статьям
собрание было неправомочно.
Кандидатуры выдвинуты
несвоевременно. При избрании
нового состава совета ЗАО
акционеры ничтоже сумняшеся
голосовали как в старое доброе
время — поднятием руки. А надо ведь
количество акций считать.

Поэтому спустя
пару месяцев и состоялось
повторное собрание, с чего и начат
этот рассказ. К тому моменту А.
Романов уже был, что называется,
пролонгирован в должности
директора, исходя из протеста
прокурора. Однако тут выясняется
еще одна интересная штука. Подняли
протоколы двухлетней давности,
времен самого первого,
учредительного собрания закрытого
акционерного общества. Как
известно, Романов тогда был избран
первым директором ЗАО МСУ-54.
Оказалось, что он вообще набрал
лишь 40 процентов при голосовании
акциями, и хотя опередил других
конкурентов, но принять бразды
правления не имел права. Согласно
уставу. Выходит, все два года
Александр Анатольевич был
незаконным директором. Никто и
внимания не обратил тогда, что
статья устава нарушена, не побежал
жаловаться прокурору. Все эти
акционерные премудрости и
формальности были еще в новинку.

Казалось вполне
естественным, что ранее
назначенный трестом начальник
теперь большинством голосов, пусть
и относительным, стал директором
новоявленного общества.

Учтя прежние
оплошности, ко второму собранию
готовились более тщательно. Загодя
вывесили список заявленных
кандидатов — Б. Косиков, А. Крылов, А.
Романов. Собрание начали с попытки
изменить устав. Ясно было, как день,
что пресловутые три четверти акций
— слишком недосягаемый барьер для
каждого из претендентов на высокое
кресло. Был предложен вариант более
щадящий — 50 процентов плюс одна
акция. За него и проголосовало
разумное большинство. Когда
счетная комиссия объявила
результат, зал облегченно вздохнул.
Ну наконец-то сегодня хоть кого-то
выберем. Только
председательствующий С. Соболев
своим резюме: "Итак, поправка не
прошла…" — заметно остудил пыл
собравшихся. Старый-то устав при
голосовании этого вопроса еще
действовал! И чтобы сменить явно
неразумные 75 процентов на 50 плюс
одна, надо было набрать те же 75.
Железные "три четверти" никак
не хотели сдаваться, немного до них
не дотянули. Кто-то явно не желал
вносить в документ столь нужную
обществу поправку. Мужики,
покуривая в кулуарах, гадали — кому
это выгодно? Предположили, и вполне
логично, что сторонникам прежнего
директора. "Опять никого не
выберут, и снова "пролонгация",
то бишь продление полномочий
Романова". Забегая вперед,
скажем, что сие предсказание
сбылось наполовину.

Как мы помним, при
обсуждении кандидатур акционеры
поддали жару и Романову, и Крылову.
Последний вынужден был публично
признаться в злоупотреблении
служебным положением, но клятвенно
заверил, что впредь подобное не
повторится, и он будет вести себя
хорошо. Покаяние у нас любят. Лишь 40
процентов владельцев уставного
капитала высказалось за недоверие
главному инженеру, тогда как насчет
Романова акции разделились
примерно поровну. Как и
предполагали скептики, это
ребяческое
"доверие-недоверие" ничего
конструктивного не дало, вылившись
скорее в опрос общественного
мнения.

Ну, а кто же
одержал верх в споре за
директорскую должность? Всех
обошел Анатолий Крылов — 55
процентов. Покаянная речь и пафос в
изложении программ "Если бы
директором был я" покорили
сердца многих акционеров. Особенно
по нраву строителям пришлось его
обещание ничего "бесплатного"
от МСУ более не брать, а подчиненным
— и впредь не отказывать в помощи
транспортом и механизмами для
домашне-дачных нужд.

Честный и
скромный в изложении своей
платформы Б. Косиков набрал на сей
раз лишь 38 процентов. А. Романов
довольствовался 6-ю с
"копейками".

Опять не выбрали
директора творцы магистральных
сетей. Снова оказались в
заколдованном круге, его
"трехчетверном" секторе.
Может, на следующих собраниях
повезет?

А пока, до
следующего раунда выборов,
обязанности директора совет
акционерного общества поручил
исполнять Крылову.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector