издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Выше головы не прыгнешь...

Выше
головы не прыгнешь…

Все хотят качать
права. И газ. А на людей начхать…

Николай ВОЛКОВ

Газ
Ковыкты… Уже вроде нет противников
его освоения. А вот как отразятся
разработка этого месторождения и
прокладка газопровода на жизни
здешних жителей, я попытался
выяснить у мэра Жигаловского
района Алексея Сумарокова.

— Да, нашим
газом заинтересовались японцы,
корейцы, китайцы и еще бог знает
кто. Но нам, коренным сибирякам,
пока от этого не легче. Богатства,
которыми одарила регион природа,
немалые, и они привлекают сюда
иностранцев. Все — и свои
руководители, и зарубежные фирмы
обещают району золотые горы. Но…
наяву ничего нет. Вот у людей и
возникают сомнения: газ пройдет
стороной деревни Приленья, а мы
ничего не получим.

— Как вы
связываете с газом перспективы
развития района? По каким
конкретным направлениям?

— Хочу
заметить, что природные ресурсы
нашего края не только в газе, но и в
значительных запасах брома-лития,
леса и уникального животного мира.
Ведь все скважины, дороги и трасса
газопровода пролегают в дивных
кедрачах, в устьях больших и малых
рек. Нарушить природу
индустриализацией, как это
случилось со многими регионами
Сибири, было бы непростительно. К
сожалению, население района (сейчас
10,7 тысячи человек) ежегодно
уменьшается, деревни по Лене,
Тутуре, Чикану, Илге пустеют.
Поэтому их возрождение мы
непременно связываем с освоением
газоконденсатного месторождения,
других полезных ископаемых. Причем
администрация не ставит перед
собой каких-то радужных, нереальных
целей, а требует хотя бы
компенсации
социально-экономического ущерба,
который уже наносится природе и
населению района. Ну и главное,
чтобы все организации, фирмы,
пользующиеся нашими ресурсами,
платили налоги, заботились о людях,
живущих на территории.

— До сих
пор, насколько я знаю, вы ходите с
протянутой рукой. Природные
ресурсы являются достоянием
России, но распоряжаются ими там, в
центре, и на деле получается не
дележ, а грабеж.

— Районная
администрация давно ставит вопрос
о заключении договоров с
компаниями "РУСИА Петролеум",
"Брайнсиб" и другими, кто
намерен развернуть свою
деятельность в регионе. Однако
фирмы упорствуют, не торопятся
вкладывать свои капиталы в
инфраструктуру райцентра и сел.
Упор делаем на социальную сферу.
Скажем, центральная больница
держится на подпорках, потому что
ей уже за семьдесят лет.
Намеревались построить новую
"Брайнсиб", но теперь
открещиваются. "РУСИА
Петролеум" сдала хорошую школу
на 420 мест — и на этом ее
благотворительность закончилась.
Понимаю: у них тоже нелегкие
условия. Но нам надо жить сегодня, а
не ждать до тех времен, когда газ
пойдет на Ангарск, Иркутск и за
пределы области. Наше
принципиальное условие перед всеми
инвесторами, подрядчиками,
занятыми на Ковыкте, — платите
налоги в районе, а не там, где
зарегистрированы. Доныне их
аккуратно платит только
"Брайнсиб".

— В
последние месяцы много говорят о
горящей скважине N 54, о ее вредном
влиянии на экологию местности. А
каково ваше отношение к этой
проблеме?

— Со стороны
она, возможно, кажется частным
явлением. Местная власть, люди
воспринимают полыхающий газовый
факел как немалую беду и опасность.
Сейчас все говорят лишь о добыче
газа, брома, имеющих важное
экономическое значение для страны
и области. На нынешнем этапе
разведанные месторождения несут
только моральный и материальный
ущерб. Геологи оставили после себя
в тайге горы мусора, заброшенные
поселки да изъезженные дороги. На
нашей территории пробурено около
шестидесяти скважин, у которых
теперь хозяин Министерство
природных ресурсов России. Сами
понимаете, из Москвы скважины не
видно. Так же, как и то, что
заражаются наши реки. Эта скважина
напоминает джинна, вырвавшегося
наружу, не управляемого. И подобных
скважин, грозящих опасностью людям,
окружающей природе, в районе
несколько, только в черте Жигалово
три. Еще с десяток лет будут
испытывать от них неприятности в
населенных пунктах Келора,
Знаменка, Рудовка.


Насколько мне известно, 54-й
занимаются специальная комиссия
областной администрации, МЧС,
ученые, приезжал зам. министра.
Что-то предпринимается, чтобы ее
заглушить?

— Ощутимых
результатов пока не видится. Писали
письма, обращения в различные
инстанции, проводились совещания.
Но реальных действий, в первую
очередь финансирования работ, до
сих пор нет. Уже не раз собирался к
нам губернатор области Б.А. Говорин,
да все, видать, недосуг. А нам очень
нужна его поддержка, я бы сказал, в
некоторых вопросах —
принципиальная позиция. С прежними
руководителями администрации мы
пытались решать что-то потверже, но
получали в ответ окрик: "Жигалово
не Братск, не Шелехов, через три
головы не прыгайте…" Вот и
ограничиваемся зачастую просьбами,
письмами в высшие структуры, а
другие меры предпринимать — не в
моей компетенции.

— Мне
известно, будто выделено сто
миллионов рублей (в старых ценах) на
уборку леса вокруг буровой,
разработан график работ, сделана
электроразведка геофизиками
участка…

— Кроме
геофизиков, никого не было. Нас
очень беспокоит ситуация: если не
загасить факел, весной и летом
могут возникнуть лесные пожары. А
там кедрачи, охотугодья, ягодники.
Может случиться непоправимое. И
люди не простят нам этого. Горько
сознавать, что район, обладающий
крупными ресурсами, остается
тупиковым, туманно просматриваются
его перспективы. Даже трудно
сказать, что нас ждет впереди.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector