издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Возможно, все останется как было

Возможно,
все останется как было

Георгий
КУЗНЕЦОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

Ситуация
вокруг БЦБК сегодня, мне кажется,
напоминает последние минуты
тревожного ожидания мощной грозы.
Когда небо уже закрыла от горизонта
до горизонта огромная черная туча,
когда все стихло в предчувствии
скорой ослепляющей вспышки молнии
и первого оглушающего удара грома,
вслед за которым из лопнувшего неба
рухнут вниз потоки воды. Или града.
Впрочем, иногда это тревожное
ожидание затягивается на многие
часы. А иногда туча без всякого
грома и молний тихонько уползает за
горизонт, так и не уронив ни одной
капли дождя на пыльные дороги.

По
отношению к БЦБК, на мой взгляд,
одинаково возможны и тот и другой
варианты. Не исключают того, что все
останется как есть и мои
собеседники, депутаты
Государственной Думы России
академик РАН Григорий Иванович
ГАЛАЗИЙ и Вера Семеновна САВЧУК.

ГАЛАЗИЙ:
Перепрофилирование Байкальского
целлюлозно-бумажного комбината, в
соответствии с документами,
принятыми на высшем
государственном уровне, должно
было быть осуществлено давно, но до
сих пор этого не произошло. И совсем
не случайно. Так же не случайно в
согласующие инстанции, а теперь и
на государственную экологическую
экспертизу, упорно проталкивается
только один вариант
перепрофилирования — получение
бумаги на основе произведенной
здесь же натронно-перекисной
химико- термо-механической массы.
Везде проталкивается именно этот
проект, как будто других
возможностей и проектов не
существует вовсе. А они есть! И
вовсе не лесохимические, как этот.
Мы не настаиваем, чтобы другие
предложения, не связанные с
производством бумаги, были
немедленно приняты. Но нужно, чтобы
они были рассмотрены специалистами
в качестве альтернативных. Это
совершенно необходимо для
выполнения главной задачи, стоящей
перед людьми, — защиты, а теперь,
наверное, правильнее говорить — для
спасения Байкала. Зачем же,
добиваясь закрытия БЦБК, строить на
этом месте новое загрязняющее
предприятие? Это же абсурд.

И тем не
менее совершенно очевидно, на
практике делается все возможное,
чтобы протолкнуть именно этот
проект, разработанный при участии
заокеанских промышленников.

КОРР.:
Иностранцев, заинтересованных,
похоже, не столько в защите
чудо-озера, сколько в сбыте не самой
популярной технологии и теряющего
спрос оборудования.

ГАЛАЗИЙ:
Да. Предлагаемый проект нереален.
Но многие как раз и заинтересованы
оставить все как есть.

САВЧУК:
Я присутствовала на пленарном
заседании государственной
экологической экспертизы, и мне
показалось очень странным, что
проект федеральной целевой
программы перепрофилирования
комбината представлял не
специалист-технолог и даже не
представитель исполнительной
власти, заинтересованный в решении
социальных проблем Байкальска, а
Михаил Александрович Грачев,
директор Лимнологического
института. Директор того института,
который призван изучать Байкал и
должен суметь сохранить его для
будущих поколений планеты. Того
института, который, изучив все
предложения, должен был бы указать
не только на их мельчайшие
недостатки и недочеты, но и на
сомнения.

КОРР.: А в
отношении к Байкалу, Вера
Семеновна, я думаю, что даже
малейшее сомнение ученого в
экологической безопасности
объекта должно стать непреодолимым
препятствием для реализации
проекта…

САВЧУК:
Сомнения ученого, не причастного к
разработке проекта, — да. Абсолютно
с вами согласна. Но в том-то и беда,
что директор
научно-исследовательского
института, созданного его
предшественниками для изучения и
охраны уникального озера, в данном
случае выступает не как
исследователь, а как руководитель
коллектива, разрабатывающего
проект промышленного и, судя по
названию продукта, лесохимического
предприятия. В этом качестве он
больше заинтересован в защите
проекта, соавтором которого
является, а вовсе не Байкала. Вряд
ли он станет акцентировать
внимание на возможных негативных
последствиях реализации этого
проекта.

ГАЛАЗИЙ:
На мой взгляд, предложенный проект
федеральной целевой программы
непригоден. Во-первых, он не
гарантирует Байкал от возможного
загрязнения. Загрязнения будут,
хотя и в меньших количествах.
Во-вторых, предлагаемая технология
пока испытана только на двух
предприятиях мира. Вообще-то их
несколько в разных странах, но
более-менее чистых, которые
приводятся в качестве примеров,
только два на всей планете. Но и они,
как рассказывал на совещании в
Байкальске несколько лет назад
академик Коптюг, возглавлявший
правительственную комиссию по
Байкалу, имеют стоки. Значит, новое
предприятие не прекратит, а только
замедлит темпы загрязнения Байкала
вредными для его экосистемы
веществами.

Мы же
предлагаем закрыть целлюлозный
комбинат и не возвращаться больше
никогда ни к целлюлозному, ни к
бумажному производству. Строить
здесь можно только безотходные
предприятия. В мире их существует
немало. Пусть это не будут гиганты.
Пусть их будет несколько. Ровно
столько, чтобы обеспечить работой
то количество людей, которое
сегодня реально живет в Байкальске.
Впрочем, большинство сегодняшних
жителей города работают не на
комбинате. Это учителя, врачи,
работники культуры, общественный
транспорт. Так что занять работой
требуется не больше трех тысяч
человек.

Мне кажется
очень любопытным и вполне
приемлемым для Байкала проект
академика РАЕН Бирюкова, по
технологии которого можно
изготавливать прекрасные
строительные материалы из тех
твердых отходов, которые накопил на
берегу Байкала БЦБК за тридцать лет
своей работы. Это не просто
безотходная, это очищающая
технология. Предприятия уже
испытаны на практике. Они действуют
в России и доказали свою
экологичность. Однако эту
технологию упорно нигде не
упоминают. Ее упорно замалчивают.

САВЧУК: Бирюков
обещает вычистить все, что оставил
после себя БЦБК и на практике, на
действующих предприятиях уже
доказал, что это возможно. Я на них
была и видела все своими глазами.
Его технология очень дешева, по
сравнению с предлагаемой. Сроки
создания предприятия и его
окупаемости тоже намного короче.
Единственное, что осталось сделать,
так это маркетинговые
исследования, определить и
рассчитать сбыт строительных
материалов, которые не горят, не
гниют и легко обрабатываются.
Сборка жилого дома из его
конструкций занимает всего лишь
несколько дней, и собирается он как
детский конструктор, без единого
гвоздя. Благодаря тому, что
материал не гниет — одноэтажным
строениям даже фундамент не нужен.
Шпалы из этого материала служат
примерно в пять раз дольше
деревянных.

КОРР.: Но
почему же этот проект не
рассматривается?

ГАЛАЗИЙ:
Формальные зацепки — проект не
"привязан" к местности, не
проведены маркетинговые
исследования… То есть, он требует
некоторой доработки. Но если группе
Грачева на разработку программы
были выделены какие-то деньги, то
Бирюкову не выделяется ни рубля.
Может быть, потому, что в принципе
ни целлюлозники, ни власти не
заинтересованы в ликвидации БЦБК.
Кому нужна лишняя головная боль?
Пусть дымит как дымил. Зато хлопот и
забот меньше. Не исключено, что эта
программа разработана лишь для
того, чтобы ничего не менять. Чтобы
создать видимость стремления к
перепрофилированию ради очередной
проволочки.

Разговор с
депутатами Государственной Думы
России о проблемах БЦБК и его
перепрофилировании был довольно
долгим, сложным и откровенным.
Здесь опубликована лишь маленькая
его часть. Поэтому газета будет
возвращаться к этой теме в других
публикациях.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector