издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Пугало для инвесторов" или "БЦБК даже не сомнительное благо, а явное зло!"

«Пугало
для инвесторов» или «БЦБК даже
не сомнительное благо, а явное
зло!»

Георгий КУЗНЕЦОВ,
«Восточно-Сибирская правда»

В начале июня
нынешнего года приказом
председателя Госкомприроды России
В.И. Даниловым-Данильяном было
утверждено резко отрицательное
(даже без рекомендации дальнейшей
доработки) заключение
государственной экологической
экспертизы проекта программы
перепрофилирования Байкальского
целлюлозно-бумажного комбината,
разработанного международным
творческим коллективом во главе с
директором Лимнологического
института, членом-корреспондента
РАН М.А. Грачевым. С этого момента
документ приобрел мощную
юридическую силу. По выражению Т.В.
Злотниковой, председателя комитета
по экологии Государственной Думы
России, побывавшей в начале этой
недели в Иркутске, все материалы,
цифры, факты и выводы,
опубликованные в заключении, стали
официальной «истиной в последней
инстанции». Лишить документ
этого необычного статуса, в
соответствии с нашим
законодательством, может только
Верховный суд России.

И почти сразу
шум и споры вокруг дальнейшего
существования БЦБК стихли.
Разумеется, не потому, что проблема
решена, а скорее всего от общей
растерянности и невозможности
найти ответ на извечный вопрос —
что делать теперь?

Слышал по
местному радио, как один
высокопоставленный чиновник,
профессионально занимающийся
охраной природы, сказал, что
заключение экологической
экспертизы отбросило решение
проблемы БЦБК на много лет назад.
Это, конечно, абсолютнейшая чушь.
Предлагаемый проект производства
на берегу Байкала
химико-термо-механической массы и
бумаг на ее основе ни в малой
степени не решал существующую
проблему, а напротив, порождал
новую. Он назывался программой
перепрофилирования, а по сути своей
предлагал даже не модернизацию
существующего комбината, а
строительство нового
лесохимического предприятия,
причем экспериментального, не
имеющего полного технологического
аналога ни в одной стране планеты.
Этот проект, не гарантирующий ни
спасения Байкала, ни хорошей
прибыли, не продвинул и не мог
продвинуть нас в решении проблемы
ни на йоту вперед. Значит, и
уничтожающее заключение экспертов
не могло нас отбросить назад. Зато
оно удержало нашу страну от
очередной грубой экологической
ошибки. Может быть и от
экологического преступления. А
международный проект, если не
предполагать худших целей, был, по
мнению академика Григория
Ивановича Галазия, посвятившего
свою жизнь Байкалу, не более чем
затягиванием времени для продления
жизни БЦБК.

Очередная
затяжка времени кончилась.
Благовидный повод для новой —
апологетами БЦБК пока не придуман.
Значит, для государственной власти
всех уровней наступило время
принятия решения. Это, похоже, как
раз породило растерянность. Никто
не хочет брать на себя
ответственность ни за судьбу
Байкала, ни за судьбу жителей
Байкальска и всего Слюдянского
района, которые при любом раскладе
могут пострадать в социальном
плане больше других. Они, бедолаги,
и сегодня уже страдают и от
изначально неразумной, да еще, по
мнению Злотниковой, сомнительной в
правовом отношении приватизации
БЦБК, разваливающегося едва ли не
на глазах и ставшего убыточным, и от
бесконечных попреков в загрязнении
Байкала, и от абсолютной неясности
даже ближайших перспектив.
Техническое состояние комбината в
связи с износом оборудования
таково, что и без принятия высокого
решения о его закрытии, он может
остановиться по техническим
причинам. Может быть этого и ждут
власти, чтобы не принимать своего
решения, чтобы не ставить личной
подписи под документом?

Председатель
комитета по экологии Госдумы Т.В.
Злотникова убеждена, что ситуации,
когда о проблеме защиты Байкала от
загрязнений БЦБК (в том числе и от
супер-токсикантов — диоксинов)
только говорят, но на практике
ничего не делают, способствует
власть. Разумеется, исполнительная,
а не представительная, к которой
она и сама относится.

Тамара
Владимировна во время пребывания в
Иркутске утверждала, что власть,
как московская, так и региональная,
поддерживает БЦБК. Она говорила,
что «власть идет в обнимку с
промышленниками» и что «многие
чиновники — пособники БЦБК».

Даже если
списать резкость этих формулировок
на традиционный депутатский
популизм, трудно не согласиться с
содержанием высказываний Тамары
Владимировны, теперь уже широко
известного в России и за рубежом
юриста в области экологического
права. Ее имя, думаю, хорошо знают
общественные природоохранные
организации, лесоводы и
губернаторы всех лесных областей и
республик страны (наша область не
исключение), потому что благодаря
ее усилиям Верховный суд России
впервые признал незаконными и
отменил целый ряд решений
правительства о переводе лесов из
первой в другие группы. Под ее
давлением Конституционный суд
страны принял к рассмотрению на
предмет соответствия закону и
Указа президента, но за неделю до
назначенных слушаний, по словам
Злотниковой, Ельцин отменил его
сам.

Спорить со
Злотниковой об отношении к БЦБК
официальной власти невозможно,
потому что она, как депутат и
руководитель думского комитета,
вращается в высших властных кругах,
значит, располагает более полной и
точной информацией. А главное,
потому что реальное положение дел
заставляет и «зеленую»
общественность и прессу делать те
же горькие выводы. Не так давно и
«Восточно-Сибирская правда»
писала, что современную российскую
власть интересует лишь тот Байкал,
который в состоянии приносить
«живые деньги». Все остальное
либо считается несущественным,
либо вовсе несет только
«лишние» хлопоты и головную
боль чиновникам. Ничем другим,
кроме личного спокойствия и,
возможно, личных меркантильных
интересов отдельных чиновников и
промышленников, нельзя объяснить
потрясающую, фантастическую
живучесть убыточного предприятия,
отравляющего Байкал.

Побывав на
месте, встретившись с руководством
БЦБК, Т.В. Злотникова сделала вывод,
что де факто этот комбинат является
сегодня экономическим,
экологическим и правовым
банкротом. На встречах с
природоохранной общественностью и
на пресс-конференции она заявила,
что ни о каком перепрофилировании
комбината не должно быть и речи.
Опасное для существования Байкала
предприятие должно быть закрыто. По
ее убеждению, только ликвидация
БЦБК позволит привлечь в Байкальск
российские и зарубежные инвестиции
для развития здесь экологически
безопасных и достойных уникального
озера производств. По ее
определению, комбинат является
«пугалом для потенциальных
инвесторов». До тех пор, пока он
существует, здесь невозможно
развитие экологического туризма.
Прекрасную байкальскую воду,
расфасованную в бутылки, мир тоже
не станет покупать до тех пор, пока
на берегу озера находится это
предприятие. От себя добавлю, что
многие иркутяне, покупающие на
рынке садовую землянику для
варенья, обязательно спрашивают,
где она выращена, чтобы ненароком
не купить байкальскую. Здесь ходят
упорные слухи, что в качестве
удобрения под землянику,
выращиваемую не для себя, а на
продажу, байкальчане используют
шлам-лигнин — токсичные отходы
целлюлозного производства. Мои
добрые знакомые, живущие в этом
городе, которым я полностью
доверяю, однозначно утверждают, что
это неправда. Тем не менее, несмотря
на дешевизну и потрясающую красоту,
мне совсем не хочется покупать
байкальскую ягоду, потому что рядом
дымит БЦБК.

Московский
юрист-эколог, обращаясь к
представителям общественных
организаций, утверждает: «Деньги
лежат у вас под ногами. Вы их не
используете. Гадите и гадите свою
прекрасную землю, свой Байкал. Это
не вы лично. Это ваша власть.
Федеральной власти сейчас не до
этого. Должен быть мощный импульс
отсюда. Это вы должны заставить
свою власть. Вас много. У вас есть
активные депутаты. У вас есть
Галазий! Вы не используете своих
возможностей».

Т.В.
Злотникова считает, что сегодня
этот комбинат существует вне
закона. Постановление 1987 года, в
соответствии с которым он должен
был давным-давно прекратить свое
существование, сохраняет
юридическую силу, поскольку оно не
отменено. Она считает совершенно
незаконными льготы по
экологическим платежам (по ее
словам, комбинат платит в 14 раз
меньше, чем должен по закону),
которыми наделяет комбинат
областная администрация. Она
убеждена, что приватизация
предприятия, подлежащего закрытию,
тоже проведена незаконно и
намерена ставить вопрос о
реприватизации и привлечении к
ответственности тех, кто ее провел.
Даже в заключении государственной
экологической экспертизы записано,
что приватизация проведена с
нарушением указа президента.

В этих и
многих других фактах председатель
комитета по экологии Госдумы видит
правовые основания для возбуждения
уголовного (подчеркну —
уголовного!) дела и намерена
обратиться с ходатайством в
Генеральную прокуратуру России.
Новый уголовный кодекс, где
экологическим преступлениям
посвящен целый раздел, позволяет
сделать это. Тамара Владимировна
заявила однозначно и убежденно:
«Я вижу состав преступления».

По поводу
возбуждения уголовного дела и
привлечения в качестве обвиняемых
руководителей предприятия,
«приватизаторов» и, вероятно,
некоторых государственных
чиновников разного уровня, еще год
назад, наверное, можно было бы
хмыкнуть и произнести ироническое
«ну-ну, пробуй». Только не
думаю, что потенциальные
обвиняемые станут хмыкать теперь,
когда есть новый уголовный кодекс,
а в нем — почти два десятка составов
экологических преступлений, когда
они вспомнят про отмененные по иску
Злотниковой правительственные
решения, про президента,
отменившего собственный указ не
дожидаясь заседания
Конституционного суда. Скорее
всего они, как и раньше, вновь
попытаются выставить для защиты от
«врага» население города
Байкальска, использовать простых
людей в качестве «живого щита».
Мол, ради их благополучия все это
делалось.

Байкальчане
давно используются защитниками
БЦБК в качестве козырной карты для
продления жизни убыточного и
экологически вредного
производства. Руководство
предприятия упорно пытается
внушить всему миру мысль, что без
этого комбината все здесь обнищают,
оголодают и в конце концов
поумирают. А под маркой проектов
перепрофилирования упорно
подкидывают один за другим проекты
модернизации своего комбината.

Между тем,
Т.В. Злотникова категорически
утверждает, что по отношению к
байкальчанам БЦБК даже не
сомнительное благо, а явное зло. Она
рассказала, что во время встречи с
директором комбината, на его вопрос
о цели приезда ответила прямо:
«Мы приехали, чтобы помочь скорее
закрыть ваш комбинат, но чтобы
людей не выгнали на улицу. Пока
комбинат не будет закрыт — не будут
решены проблемы социальной защиты
граждан».

Утверждение,
надо прямо сказать, не столько
необычное, сколько непривычное.

[dme:cats/]

До сих пор и
руководители комбината при
поддержке некоторых ученых, и
многие чиновники разных уровней
преподносили БЦБК как
единственного благодетеля и
кормильца всего Слюдянского
района. И даже те люди, которые были
с этим не согласны, кто понимал, что
Слюдянский район живет все хуже и
беднее не вопреки, а благодаря
существованию здесь этого
«пугала для инвесторов», не
решались об этом говорить публично:
население Байкальска, разогретое
апологетами БЦБК, немедленно
зачислило бы их во врагов города.
Что говорить, если господин
Штейнберг, один из руководителей
комбината, в письме, направленном в
числе прочих инстанций и в нашу
газету, заявил, что Григорий
Иванович Галазий, самый
последовательный защитник святого
Байкала, проводит в отношении
населения Байкальска
«людоедскую» политику.

Т.В.
Злотникова не считает проблемы,
связанные с ликвидацией БЦБК, чисто
иркутскими или региональными.
Байкал — это великое достояние всей
России и всей планеты. Поэтому и
проблемы Байкала, включая
социальные проблемы Байкальска и
Слюдянского района, по ее
убеждению, должны решаться сообща.
И средства на их решение должна
изыскивать не одна Иркутская
область, а вся Россия. Она, как
депутат Государственной Думы и как
председатель думского комитета по
экологии, намерена работать в этом
направлении.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector