издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кому рубль, кому два,

Кому
рубль, кому два,
или Как
разделить бюджетные деньги?

Крупномасштабные
реформы особенно сильно ударили по
селу. За предыдущие семь лет
государственное финансирование
его сократилось в 11 раз, а объемы
капиталовложений по сравнению с 1990
годом уменьшились в 20 раз.
Государство под видом расширения
прав территорий передало им не
только права, но и заботы, в том
числе и финансовые, о развитии тех
или иных отраслей. Между тем
продовольственная проблема
обостряется. Зависимость от
импорта и поставок из других
регионов оказалась слишком явной.
Но, чтобы собственная деревня
производила больше хлеба, мяса и
молока, необходимо вкладывать
деньги. И немалые.

Нет тех
значительных средств, что
выделялись раньше. Теперь два раза
в год финансируем сельское
хозяйство: весной и осенью под
нефтепродукты — надо посеять и
убрать урожай. Конечно, это
ненормально. Группа специалистов,
ученых подготовила "Концепцию
использования областных бюджетных
средств в виде государственной
поддержки
сельхозтоваропроизводителей на 1999
год".

Концепция
предполагает поддержку всех
товаропроизводителей независимо
от форм собственности, включая и
личные подсобные хозяйства.
Естественно, предварительно должен
быть разработан и защищен
бизнес-план. Последний просто
обязан предусмотреть мероприятия
по сохранению и увеличению
производства продукции,
восстановлению и расширению
рабочих мест, внедрению новой
технологии, строительству
производственных объектов и т.д.

Несколько
слов об условиях выделения
бюджетных средств. Если селяне
попросят деньги под
высокоэффективный проект,
рентабельность которого составит
не менее 25 процентов, а окупаемость
— год-полтора, то он будет
финансироваться в первую очередь, и
в первый год достаточно возвратить
20 процентов затраченных средств, во
второй — 30 процентов. Полностью
будут оплачены и среднеэффективные
проекты с рентабельностью 15
процентов, которые окупятся за два
года. Но тут уже придется
возвращать 60 процентов средств. По
остаточному принципу будут
финансироваться проекты с
рентабельностью менее 15 процентов.
Львиную долю выделенных средств (80
процентов) село должно вернуть в
течение трех лет.

Такова
вкратце суть концепции. На первый
взгляд она представляется
привлекательной и убедительной,
тем более что не под честное слово
предполагает выделение денег, а при
условии хорошо продуманного,
экономически обоснованного
бизнес-плана. Тем более, что
получивший средства колхоз, фермер
или хозяин личного подворья каждый
квартал должен отчитываться об
использовании их. Однако на
заседании "круглого стола",
который был собран специально для
обсуждения проекта, именно
бизнес-план вызвал наиболее резкую
критику.

— Можно
разработать какой угодно
бизнес-план, — говорил генеральный
директор ТОО "Свинокомплекс"
Усольского района Илья Алексеевич
Сумароков. — Можно получить под
него деньги, но как они потом будут
использоваться, никто не узнает.

По мнению
одного из опытнейших аграрников, в
вопросе о поддержке села главным
должно быть сохранение строчки в
областном бюджете, которая гласит о
дотациях животноводству. То есть
производство молока, мяса, яиц
должно стимулироваться. Поголовье
скота ни в коей мере не должно
сокращаться. Правда, может быть, при
определении дотации исходить
прежде всего из производства
молока, а не поголовья.

Предложение
ориентироваться не на рога и
копыта, а на производство и
реализацию конкретного продукта
звучало и в других выступлениях.
Генеральный директор СХК
"Окинский" Владимир
Трофимович Волошин, в частности,
сослался на опыт своего хозяйства.
Дойное стадо здесь сократили, а
производство молока увеличилось.
Поголовье свиней значительно
уменьшили, а производство свинины
тем не менее выросло. То есть
хозяйство идет по пути
интенсификации производства. Как
же поощряется коллектив передового
предприятия? Да никак. Даже
положенные дотации и то полностью
не выплачиваются. Ситуация более
чем странная. "Окинский"
затрачивает немалые средства на
повышение плодородия полей,
племенное дело, на реконструкцию, и
в ответ вот такое отношение. Так кто
же пользуется поддержкой из
областного бюджета?

Этот вопрос
один из самых больных. Глубинка
снова заговорила о любимчиках
области и ее пасынках. Вот и
начальник облсельхозуправления
Николай Эдуардович Эльгерт
вынужден был признать, что порою
кое-кого обижали. Поэтому одним из
главных требований участников
"круглого стола" было введение
принципа прозрачности в вопросах
бюджетного финансирования.

Между тем
дифференциация хозяйств, но уже
исходя из объективных факторов,
должна быть. Ведь в совершенно
разных условиях приходится
работать труженикам, допустим,
Жигаловского, Киренского,
Балаганского районов и тех
хозяйств, что расположены под боком
у города. Документ ориентируется
прежде всего на поддержку крепких
хозяйств. А что делать остальным?

— А остальные
будут финансироваться по
остаточному принципу! — заявил
первый заместитель начальника
облсельхозуправления Александр
Степанович Кириленко.

Такой подход
вызвал глубокую тревогу у лидера
областного отделения Аграрного
союза Николая Федоровича
Прокопьева. И не только у него. По
сути большая часть
сельхозпредприятий бросается на
произвол судьбы. Вот и у начальника
отдела облфинуправления Нины
Степановны Янченко невольно
вырвалось: "Ведь когда-то мы
должны поднимать сельское
хозяйство! Ну пускай не оставшиеся
80 процентов предприятий, пускай 60
процентов!"

К великому
сожалению, то высокомерное
отношение к селу, которое ощущало
Приангарье в 70-е годы, не только
реанимируется, но и приобрело
гротескные формы. Правда,
культивируется оно большей частью
под надуманным идеологическим
прикрытием.

В угоду
политической конъюнктуре мы
постарались забыть свои же
достижения и наработки. Вспомним,
как в 80-е годы начинался
экономический всеобуч, внедрялись
экономические методы управления,
внутрихозяйственный расчет, новые,
эффективные формы организации и
оплаты труда. И вот результат. Из 244
колхозов и совхозов в 1990 году всего
лишь одно предприятие было
убыточным (Восточно-Сибирская
птицефабрика). Чистая прибыль этих
хозяйств составила почти 420
миллионов рублей. Наиболее
доходной оказалась
животноводческая отрасль. Сегодня
положение прямо противоположное
тому, что было в 90-м году. Абсолютное
большинство хозяйств убыточно,
повсеместно фермы превратились в
тяжкий груз для села.

В такие
сложные условия поставлено,
повторюсь, сельское хозяйство не
только Приангарья. Однако в ряде
регионов пытаются кардинально
решить проблему, и подчас
небезуспешно. Не мешало бы и нашей
области разработать такую систему
хозяйствования, которая позволила
бы остановить спад производства, а
затем начать хотя бы медленный
подъем. Как бы к этому ни относились
некоторые представители общества и
власти, но мы должны честно сказать:
или Приангарье пойдет по пути
усиления самообеспечения
продуктами питания, или
последствия зависимости от других
регионов, импорта будут
непредсказуемыми.

Существенную
роль в решении этой задачи призвана
сыграть аграрная наука. Наработок у
иркутских ученых немало, причем они
сориентированы как раз на
малозатратные технологии. И те в
большинстве случаев не
востребованы.

— В
сегодняшних условиях еще большую
значимость имеет использование
высококачественного посевного
материала высших репродукций,
племенного скота, но беда в том, что
уже на протяжении пяти лет даже
семена, которые производят
опытно-производственные хозяйства,
учхоз "Оекское", не
реализуются, — с горечью говорил на
"круглом столе" директор
Иркутского НИИ сельского хозяйства
Валерий Трофимович Мальцев.

Интенсивный
путь развития или экстенсивный —
вот дилемма, перед которой
поставлен иркутский хлебороб на
исходе ХХ века. Проблема эта, пускай
четко и не обозначенная, незримо
присутствовала на "круглом
столе". О том свидетельствует и
вопросы: "Дать бюджетные
средства всем хозяйствам или тем,
кто эффективно использует их?",
"Оказать бюджетную помощь личным
подворьям под неизвестно какие
гарантии или повернуть финансовый
ручеек в сторону крепко стоящих на
ногах высокотоварных хозяйств?"
и т.д.

В этой связи
несколько удивила позиция
начальника облсельхозуправления
Николая Эдуардовича Эльгерта.
Отметив, что в нашей стране нет
единого подхода к решению
сельскохозяйственных проблем, он
заявил, что в некоторых регионах
вообще не знают, что такое дотация
на животноводческую продукцию
коллективных хозяйств. В
подтверждение своих слов сослался
на опыт Тюменской области, где
почти приостановлено падение
сельского хозяйства. 60 процентов
продукции там дает личное подворье.
Именно частнику и направляет
область дотации на молоко, а также
на свиноводство. Правда,
выступавший не уточнил, где берет
тот же частник концентраты для
своих свиней, бычков и коров. Ну не
одной же картошкой да крапивой
кормит он их в течение года!

Полагаю, что
бывший руководитель крепкого в
прошлом интенсивного хозяйства
вряд ли в душе верит, что возврат к
деревне, где будет господствовать
полунатуральное-полутоварное
производство, способен решить
продовольственную проблему, а
также проблемы социального
характера. Скорее сказано это в
полемическом задоре, для острастки
тех, кто особенно настаивает на
увеличении финансирования, да и
холодное дыхание местных агрофобов
тоже нельзя сбрасывать со счета.

Безразличное
отношение государства и общества к
нуждам сельского хозяйства дорого
обходится нашей области. К
сожалению, далеко не все чиновники
сознают это. Чуть что они начинают
попрекать деревню каждым
выделенным рублем, не столь
высокими, как у соседей, тарифами на
тепло и электроэнергию, или чуть
более высокими закупочными ценами.
За всем этим непонимание специфики
сельского хозяйства, его зональных
особенностей и элементарное
незнание положения у тех, кого нам
ставят в пример.

Возьмем
соседнюю Бурятию. Возможно, она не
могла выделять на нужды села
соответствующие средства. И что же
имеет сейчас республика? На
прилавках Улан-Удэ, например, в
основном молоко, поставляемое из
Иркутска, Новосибирска и Москвы.
Сметану сюда завозят аж из Эстонии.
Не лучше положение и с обеспечением
мясными продуктами. В одной из
торговых точек я насчитал чуть не
на 20 наименований колбас и
копченостей, изготовленных
Иркутским мясокомбинатом. Своей же
продукции переработчики
поставляют очень мало. Цены? Почти
такие же как в Иркутске или
выше.(Так по крайней мере было
весной нынешнего года). Можно
теперь представить, чем обернулось
свертывание производства на селе,
резкое падение объемов
переработки, как для самой деревни,
города, так и для республиканской
казны. Такой перспективы городам и
поселкам Приангарья я не желал бы.
Поэтому давайте всерьез озаботимся
судьбами своей деревни. Концепция
по использованию бюджетных средств
— пока что первый шажок в том
направлении.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector