издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Рыбная жизнь Братска

Рыбная
жизнь Братска

Владимир
МОНАХОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

На днях
сделал для себя небольшое открытие.
В Братске есть рыбный рынок.
Разбитные бабенки расположились с
дарами морей и рек у проходной
пивоваренного предприятия
"Гелиос", торгуя с утра и
допоздна омулем, пелядью, щукой,
лещом, ельцами, окунем, сорогой.
Рыба на любой вкус — соленая,
сушеная, подвяленная. А прикупив
пивка, какой русский откажется от
рыбных деликатесов?!

— И давно
этот рынок существует? — спросил я у
товарища, с которым мы вечерком
заехали на завод за пивом и попутно
прикупили несколько вяленых щучек.

— Давно! —
сообщил приятель. — Вот
раскрепощенная народная
инициатива какие плоды дает —
удовлетворит любой спрос.

— А не пугает,
что методом народной инициативы
можно такой рыбешки прикупить, что
на тот свет угодишь? — проявляю я
осторожность.

— Не слышал,
чтобы с этого рынка кто-то
траванулся, — отвечает мне
завсегдатай рыбного рынка. — К тому
же здесь рыба с Байкала, а чище
водоема в Сибири нет. А гадость
нынче можно купить и в приличном
магазине.

Своими
наблюдениями о частной инициативе
братчан я поделился в департаменте
потребительского рынка и услуг
городской администрации. К этому
времени я уже обнаружил, что у
каждого магазинчика фирмы
"Гелиос" всегда стоят два-три
человека, предлагая местную рыбу,
причем по невысокой цене, как
говорится, филиальчики от рыбного
рынка.

— Да разве
это рынок? — не приняла моей
терминологии заместитель
руководителя комитета организации
торговли в городе Людмила
Богатырева. — Сколько раз мы
разгоняли эту стихийную торговлю, а
они снова собираются. Я не понимаю
любителей пива, которые готовы
рисковать своим здоровьем и
покупать рыбную продукцию
сомнительного производства у
сомнительных торговок. Зайдите в
любой магазин, на официальный
рынок, где продавцы надежные, а
прилавки снабжены холодильниками.
А выбор какой огромный…

И я прошелся
по рынкам и магазинам, видел хорошо
оформленные и забитые рыбной
продукцией отделы, в которых мне
улыбались одетые во все белое
продавцы, — только купи. Я видел
красную икру в баночках и на развес,
в вакуумной упаковке омулек,
селедочку, скумбрию, лосось, кету,
форель. А также рыбную тещу и
балыки. Все то, что когда-то
считалось большим дефицитом,
сегодня в свободной продаже. Для
тех, кому эта продукция не по
карману, предлагаются традиционные
— камбала (со времен строительства
Братской ГЭС прозванная
гидрокурицей) и минтай. Правда, во
время осеннего финансового кризиса
исчезли с прилавков рыбные
замороженные полуфабрикаты,
преимущественно зарубежного
производства.

Ежемесячно,
без учета консервов, братчане
покупают и съедают от 230 до 280 тонн
разнообразной рыбы. Все зависит от
сезона. Между тем, потребление
рыбных продуктов на одного жителя
составляет в этом году чуть более
одиннадцати килограммов, хотя
несколько лет тому назад было на
два килограмма больше.

— Больше было
потому, что пару лет тому назад в
Братск завозилось с Дальнего
Востока очень много рыбы, и цена на
нее сохранялась невысокая, —
объяснила нынешний спад в
потреблении рыбы руководитель
отдела ресурсов и прогноза
развития торговли Екатерина
Серышева. — Поэтому братчане
предпочитали мясу рыбу. И сегодня
рыба в городе есть, с большим
запасом, но цена на нее повысилась.
Но с уверенностью можно сказать,
что рыбный дефицит Братску не
грозит.

Действительно,
сегодня пять
торгово-посреднических фирм
занимаются поставкой в город
морепродуктов, позволяющих, как
рекомендуют медики, два раза в
неделю организовывать рыбные дни.
Кстати, этой осенью в Братске было
открыто два ресторана
"Калипсо" в разных точках
города, которые предлагают
сибирякам разнообразные рыбные
блюда. И, как показали первые месяцы
работы рыбных ресторанов, без
клиентов возрождающийся общепит не
останется.

— Мы тоже
ведем поставку своей продукции для
новых ресторанов, — сообщил мне
директор местного рыбозавода
Сергей Лаврентьев. — И считаем, что
наше участие в обеспечении города
рыбной продукцией будет с каждым
годом расти.

Братский
рыбозавод когда-то отлавливал
свыше одной тысячи тонн речной
рыбы, которую поставлял не только в
города Сибири, но даже в Москву. Но с
тех пор много воды утекло, и в этом
сезоне отловлено и продано 140 тонн
сибирской рыбы. Это еще хороший
показатель, в минувший сезон
выловили и того меньше. Рыбозавод
дышал на ладан и обещал сыграть в
ящик банкротства. На нижней черте
падения местное предприятие
подхватил Сергей Лаврентьев со
своей командой. Бывший
партработник, профсоюзный лидер
крестьянства Братского района, в
период ельцинских реформ подался в
торгово-коммерческую деятельность
и специализировался на снабжении
города рыбой. Звезд с неба не
хватал, но себе на жизнь
зарабатывал и обеспечивал работой
еще два десятка человек. В этом году
решил, что созрел для создания в
Братске хорошего производства по
переработке рыбной продукции.

— На это меня
вдохновили на Минусинском
рыбозаводе, где сумели наладить за
короткое время современное
производство по изготовлению
рыбных пресервов, расфасовку рыбы в
вакуумную упаковку, освоили мелкую
нарезку и фасовку деликатесных
морепродуктов, — рассказывал
Сергей Лаврентьев. — Я был восхищен,
что в маленьком сибирском городке
создано уникальное производство,
где зарплата рабочих превышает две
тысячи рублей и воровство изжито на
заводе, потому что дело поставлено
так: выгодно хорошо работать, а не
ловчить, придумывать хитроумные
ходы, как бы чего своровать. Нечто
подобное я хочу создать со своей
командой на местном рыбозаводе.

Все это
Сергей Лаврентьев рассказывал мне
летом нынешнего года. Я скептически
слушал его, потому что и прежнее
руководство охотно делилось со
мной большими планами, но каждый
раз, приезжая на рыбозавод, я видел,
что дырок в заборы становилось
больше, а на крыльцо
заводоуправления уже опасно было
ступать. А в это время, рыболовецкие
бригады жаловались, что растут
долги по зарплате, и свежий улов
даже отказывались сдавать на завод.

Но спустя
несколько месяцев я приехал на
завод и был приятно удивлен —
исчезли воровские щели в заборе,
подновлено крыльцо, двор ухожен,
появился новый автотранспорт. Но
самое главное — открылись два
небольших производства по выпуску
пресервов и вакуумной упаковке
деликатесной рыбы. Хотя была
суббота, производства работали.
Небольшой станочек ловко нарезал
тонкими ломтиками балык, и тут же
ловкие руки женщин паковали на
специальной установке, приклеивая
торговый знак "братской рыбы".
А через стенку несколько рабочих
разделывали байкальского омуля и
полученное филе фасовали в
полиэтиленовые баночки. И ровные
ряды заполненных баночек
выстраивались в складе готовой
продукции.

— Чтобы
успешно конкурировать с
аналогичной продукцией
Минусинского рыбозавода, мы
разработали большую гамму
оригинальных заливок для красной
рыбы, — рассказывает руководитель
предприятия Сергей Лаврентьев. — И,
кажется, в числе первых стали
использовать в пресервах омуля,
научившись придавать ему с помощью
оригинальных заливок особую
пикантность. В магазине наши
пресервы не залеживаются. Те, кто
попробовал нашу продукцию, —
заказывают еще.

Братский
рабозавод стал потихоньку теснить
с местного потребительского рынка
продукцию Омска, Красноярска,
Минусинска, где аналогичные
производства уже крепко стоят на
ногах и успешно освоили сибирский
рынок. Но братчане настроены вести
не только переработку по новым
технологиям привозной рыбы с
Байкала и Дальнего Востока, но и
повысить отлов ангарской рыбы,
разведением которой занимается
созданный в нижнем бьефе плотины
Братской ГЭС на экологические
средства специальный завод.
Ежегодно здесь выращивается из
икринок молодь ценных пород рыбы,
которая затем выпускается для
подроста в море. Так уже
значительно восстановлены рыбные
стада ангарского омуля, который по
размерам превосходит байкальский.
Уже попадается в сети пелядь.
Большие надежды связывают на
рыборазводном заводе с
приживлением в Ангаре форели.
Недаром будущим летом рыболовецкие
бригады собираются отловить для
рыбозавода около 600 тонн ангарской
рыбы.

— А не
смущает, что водохранилище
заражено ртутью, и люди с опаской
потребляют местную рыбу?

— А спрос на
речную рыбу остается все еще
большой, — говорит Сергей
Лаврентьев. — У нас ее заказывают
больше, чем мы ловим. Хотя угроза
ртутного заражения многих
заставляет быть осторожными. Но
наши рыболовецкие бригады стоят в
местах, где рыба заражению не
подвергается. И минимум три-четыре
года мы можем еще ловить такую рыбу.
К слову, вся наша рыба проверяется
на наличие в ней ртути. С будущего
года мы уже активнее начнем
рыбачить в Усть-Илимском
водохранилище, которому ртуть не
угрожает, поскольку не сможет
перейти плотину Братской
гидростанции. А это позволит нам
повысить улов чистой рыбы. На
примере местной рыбной отрасли
отчетливо видно, что даже в
условиях хронического безденежья
можно многое делать.

Рынок, как
барометр, показывает, как можно
зарабатывать на жизнь и
удовлетворять потребности
любителей пива. А таковые на Руси
еще долго не переведутся — и
вяленькая, и солененькая, и сушеная
рыбка к кружке с пенистым напитком
всегда кстати. Наступят такие
времена, что и промышленность
обратит внимание на этих любителей,
которых пока обслуживает частник. И
хотя его доля, говорят, не превышает
0,15 процента, но он востребован
жизнью, давая людям работу.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector