издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Спасение начинается с кризиса

Спасение
начинается с кризиса

Светлана
БАТУТЕНЕ, "Восточно-Сибирская
правда"

Сергей
Гусеевский, директор финансовой
компании "Единство",
последствия системного кризиса в
России рассматривает как реальный
шанс для подъема отечественной
промышленности. Проблема лишь в
том, что всем нам надо умело им
воспользоваться.

— Сергей
Владимирович, сейчас уже очевидно,
что попытка объяснить случившееся
в России после 17 августа злокознями
отдельных конкретных личностей
есть не что иное, как свойство
российской ментальности. Наступило
время честно признаться: кризис был
неизбежен, поскольку имел
объективный и глобальный характер.

— Конечно,
наивно было бы полагать, что,
вовлекаясь в мировое хозяйство, мы
сможем застраховаться от его
потрясений. Архитекторы
либеральных российских реформ
оказались настолько поглощены
зодчеством, что напрочь забыли о
существовании классической
экономической теории,
предполагающей кризисы
перепроизводства. Они почему-то
решили, что наступила эра всеобщего
благоденствия: кризисов либо
вообще нет, либо они разрешаются с
помощью локальных методов. Мы будем
привлекать иностранных инвесторов,
которые будут к нам благодушны,
рассуждали они, денег станет
больше, процент ГКО упадет до
критически низкой отметки — 8-9%
годовых, банкам станет неинтересно
вкладывать в эти ценные бумаги и
они повернутся лицом к
промышленности, с чего и начнется
экономический рост России.

Между тем,
потрясения стояли уже на пороге.
Впервые о приближении глобального
кризиса еще в 1995 году заявил
известный финансист Джордж Сорос.
Он сказал, что капитализм вот-вот
войдет в состояние глубокого
кризиса, который разрушит и
сложившуюся систему мировых
финансовых рынков, и систему
глобальных торговых связей.
Значительно позже, уже в этом году,
его поддержал и Джеффри Сакс. По его
мнению, в ближайшие годы мир
столкнется с проблемой всемирной
дефляции, следствием которой
станет глобальный спад или падение
душевых объемов ВВП. Эйфория, в
которой пребывали участники
мировых финансовых рынков,
напоминавшая по масштабам
вселенский пир во время чумы,
больнее всего ударила по России. Мы
включились в эту игру, абсолютно
ничего не имея за душой, как
картежники, поставившие на кон
последнюю рубашку. Результаты
известны всем.

— Самым
печальным результатом, пожалуй,
стало то, что скомпрометирована как
таковая идея фондового рынка, и без
того со страшным скрипом
внедрявшаяся на российскую почву.

— Фондовая
инфраструктура — один из серьезных
и необходимых институтов для
функционирования экономики. Да, у
нас она внедрялась сверху и в
основном для спекулятивных вещей. У
российского фондового рынка не
было привязки к производственному
сектору. Деньги из российской
торговой системы не попадали в
промышленность. Так случилось
потому, что никто не думал об
отечественном инвесторе. Ставка
делалась на иностранного. Кроме
того, в России за короткое время
рыночной истории так и не сложилось
нормальной, честной практики
управления финансами: взял деньги —
верни. Все стремятся не управлять, а
забирать и пользоваться. В
результате в качестве защитной
реакции у населения выработалась
мощная привычка вкладывать
сбережения в доллары.

Для России
финансовый обвал оказался вдвойне
болезненным еще и потому, что нигде
в мире нет такого дисбаланса между
банками и инвестиционными
институтами по капиталу, по
объемам, как у нас. В цивилизованном
рыночном пространстве существуют
инвестиционные банки, управляющие
капиталом и работающие на рынке
ценных бумаг, и есть банки, которые
производят расчетные операции и
формируют кредитные портфели. Их,
как говорят в Америке, разделяет
Великая китайская стена, то есть
банкам, в которых находятся счета
клиентов, запрещено играть на
фондовых рынках. Сделано это, как вы
понимаете, для того, чтобы те
финансовые институты, на которых
завязана вся американская
экономика, не рухнули в одночасье. А
у нас все смешано.

— Как же
воздвигнуть "китайскую" стену?

— С помощью
законов, нормативных документов,
исполнение которых жестко должен
отслеживать Центральный банк
России.

— То есть
кризис продемонстрировал нам, что
мы все делали неправильно. Но где
гарантия, что будут извлечены уроки
и участники финансовых рынков не
пойдут вновь по пути достижения
иллюзорных ценностей?

— Они
объективно будут поставлены в
совершенно другие условия. В
результате глобального кризиса у
мировых банков денег станет меньше,
и они перейдут в реальный сектор,
поскольку вкладывать куда-то еще
станет невыгодно. Рухнут целые
рынки производных инструментов. К
примеру, рынок недвижимости в
Гонконге был перегрет в десятки
раз. На нем была создана целая
система, позволяющая сбрасывать
туда деньги и получать прибыль. Он
сдулся. И таких рынков по всему миру
огромное множество. Их гибель
принесет банкам убытки, у последних
сузится поле новых инвестиций и они
будут инвестировать деньги в
промышленность.

— Это в
мире, а у нас?

— У нас это
будет иметь еще более глобальный
характер, поскольку пирамида ГКО
забирала значительное количество
безналичных российских денег. Этот
сектор лопнул как мыльный пузырь.
Рынок корпоративных акций лежит на
самом дне. На приход серьезных
иноинвесторов в ближайшее время
никто не уповает. А значит, выход
один — идти к производителю. Однако
на этом пути возникает серьезная
проблема: нынешний менеджмент
предприятий не готов управлять
финансами хотя бы на уровне тех же
самых банков.

Сегодня
перед руководителями АО встала
весьма злободневная проблема
привлечения капитала и грамотного
управления им. Решить ее
самостоятельно им просто не под
силу. Значит, надо помочь. Для этого
необходимо выстраивать механизмы,
постепенно с чего-то начинать. Мы, к
примеру, решили начать с эмиссии
корпоративных облигаций одного
крупного
экспортно-ориентированного
иркутского предприятия. Основную
их часть мы попытаемся разместить
среди западных инвесторов, но
кое-что, считаю, обязательно
необходимо продать на внутреннем
рынке, чтобы создавать
положительные примеры для
отечественных инвесторов. И так
кропотливо, шаг за шагом,
распространять и культивировать
этот опыт, чтобы люди видели
реальные результаты.

— А
современные руководители готовы к
такому сотрудничеству, ведь
предприятия с готовым к такому
сотрудничеству уровнем
менеджмента можно пересчитать по
пальцам?

— Я верю в
здравый смысл. Как бы Россию ни
выносили за его пределы, ее
невозможно вынести за пределы
законов физики и математики. И в
рамках экономических законов она
тоже остается, как бы их ни
искажали. Случившийся кризис,
несмотря на его глубину и тяжесть,
дает нам возможность отделить
зерна от плевел. И главное сейчас —
не допустить, чтобы здоровые зерна
погибли.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector