издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Олимпийский праздник на нашей улице

Олимпийский
праздник на нашей улице

Роман ФОМИН,
"Восточно-Сибирская правда"

Вчера в пять
утра в иркутском аэропорту возле
трапа самолета с букетами цветов
встречали серебряного призера
Олимпийских игр в Сиднее
тхэквондистку Наталью Иванову.
Несмотря на раннее время
поздравить ее приехали
руководители областного комитета
по физической культуре, спорту и
туризму, журналисты, а также чуть
запоздавшие друзья Натальи.

"Вы уж
извините меня, что посреди ночи
заставила вас добираться в
аэропорт, но не я брала билеты на
этот рейс," — как бы оправдываясь,
сказала Наталья. О каких извинениях
может идти речь? Олимпийских
лауреатов доводится встречать лишь
раз в четыре года, а ведь не всем
городам выпадает эта честь.
Иркутску повезло, как и после двух
предыдущих летних Олимпиад.
"Готов хоть каждую ночь ожидать
здесь самолеты ради таких приятных
случаев", — заметил председатель
областного комитета по физической
культуре, спорту и туризму
Александр Золоторев, Чтобы не
задерживаться в аэропорту, Наталье
Ивановой сразу пришлось "держать
бой" в разговоре с журналистами.


Наталья, пассажиры самолета хоть
знали, кто летел с ними?

— Знали,
благодаря членам экипажа,
сообщившим всем об этом. Помимо
поздравлений, они подарили мне
фирменную кепку.

— Что из
себя представляет китаянка Чэн
Чжон, не позволившая вам привезти
домой золотую медаль?

— Я и мой
тренер Алексей Константинович
Палкин видели ее в прошлом году в
Хорватии на предолимпийском
отборочном турнире, где она быстро
выбыла. А в Сиднее она оказалась
"темной лошадкой". Перед
финалом на меня "нагнали"
ответственности. Мол, Россия и
Китай сравнялись по количеству
золотых медалей, поэтому нашему
очному поединку придавали важное
значение. Высокого роста Чжон
делала то же, что и я, но чуть лучше.
Она и победила.


Акклиматизация в Сиднее прошла
нормально?

— Мы к ней
готовились еще в Подольске, где
проводили заключительные сборы. В
последние два дня я ложилась в пять
часов вечера (по автралийскому в 12),
вставала в два ночи.

— Где
было сложнее: на самой Олимпиаде
или на предолимпийском отборе?

— Всемирный
отборочный турнир вспоминаю, как
какой-то кошмар. Тогда я выступала
после залеченной травмы. А перед
Сиднеем прежние мучения остались
позади. Дралась, не поверите,
истпытывая радость. Но
расслабляться там было нельзя,
потому как все выходили на поединки
с таким настроем, что моментально
могли наказать. Вообще, даже бронза
для всех добывалась тяжелой ценой.
С психологической устойчивостью
очень помог Геннадий Апрелков,
который работал со мной целый год.
Это пошло на пользу. Наверное,
заметили, что и сейчас я не выгляжу
чрезмерно обрадованной, без
крайних всплесков эмоций.

— Как
чувствовали себя перед финалом?

— Прекрасно,
честное слово!

— Тренер
доволен вашим серебром?

— Конечно,
завоеванная медаль — несомненный
успех. Но раз это было только
серебро, то, значит, еще осталось
что-то недоделанным, есть над чем
работать и ему, как тренеру.
Все-таки из Сиднея мы с Алексеем
Константиновичем реально
рассчитывали вернуться с золотом. В
большей мере виновником нынешнего
торжества считаю именно его. Или
лучше так: 50 на 50. Конечно, и я, как
спортсменка, внесла свою лепту, но
тренерский талант ничем не
заменить. Он ведь еще был и моим
спарринг-партнером.

— Как
выступил в мужском турнире еще один
представитель России
владикавказец Аслан Дзетиев?

— Тоже
достаточно уверенно, претендовал
на бронзовую медаль, но уступил в
решающем поединке. В нашей
федерации очень довольны — первая
для тхэквондистов Олимпиада и
сразу медаль в копилке сборной
России. А лидером стала корейская
команда — три золота и серебро.


Допинг-контроль не добавил вам
волнений?

— Нет, хотя
это, на мой взгляд, негуманная
процедура по отношению к
спортсменам. Например, мне пришлось
задержаться до двух ночи, выпив в
течение нескольких часов около
пяти литров воды. Пусть уж
придумают иной способ проверки
(кровь сдавать, что ли).

— Что
интересного увидели на олимпийских
соревнованиях?

— Я была
только однажды на турнире по
греко-римской борьбе, когда двое
россиян стали чемпионами. Но по
телевизору смотрела и другие
соревнования. Вместе со всеми
переживала за наших. Восхищена
олимпийским зрелищем. К огромному
сожалению, не побывала на церемонии
закрытия и даже не видела его по
телевизору. В воскресенье утром (на
следующий день после своего
выступления) мы улетели в Москву.
Нам просто вручили билеты, несмотря
на просьбу оставить на закрытие.
Схожая история повторилась и в
столице. Не знаю почему, но меня
решили отправить домой третьего
числа, а тренера — четвертого.

— С кем
соседствовали в олимпийской
деревне?

— Сначала
моей соседкой была Светлана Демина,
выигравшая серебро в пулевой
стрельбе (потом она уехала из
Сиднея). Вот и думаю: случайно ли
совпадение, что вместе проживали
будущие серебряные призеры? Рядом
располагались, например, стрелки из
лука, друзья нашего Гены
Митрофанова. Да и многие другие:
Андрей Чемеркин, Александр Карелин.
Все мы жили дружной семьей.

— А наших
земляков-олимпийцев видели?


Встречалась и с ними, даже
сфотографировались на память.
После своих неудач они не выглядели
особо "убитыми", но и
радоваться им тоже было нечему.
Жене Шишлянникову, конечно,
придется лечиться. По его
признанию, травма не стала
неожиданностью, потому что
негативные задатки к тому были и
ранее. Кстати, из травмированных
штангистов на Олимпиаде не он
первый. Андрею Мишину, наверное,
обидно, что так быстро сошел с
дистанции, особенно на фоне
блестящего выступления боксерской
команды в целом. Жаль, что ребята
остались без медалей.


Послеолимпийские планы уже
сверстаны?

— Об этом
спросите завтра Алексея
Константиновича. Спасибо вам всем
за теплую встречу.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector