издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Под знаком изумрудного креста

28 мая пограничники отметили свой профессиональный праздник. На торжественных построениях во всех пограничных отрядах и на заставах был поднят флаг Пограничных войск ФПС. В центре полотнища - четырехконечный изумрудный крест. Подняли флаг с изумрудным крестом и в Кяхтинском пограничном отряде, над которым шефствует Иркутская область.

«Российского империя чрезвычайной посланник и полномочной
Министр Штатской Действительной советник Иллирийской
граф Сава Владиславичь. Срединного Империя с советником и
генералом, правителем государственным, Ханским зятем Цырен
Ваном: согласилися обоих Империй о разграниченье земли, и границу
утвердили. С северной стороны на речке Кяхте караулное строение
Российского Империя, с полуденной стороны на сопке Орогойте
караулной знак Срединного Империя».

В точном соответствии с этими строками Буринского трактата,
подписанного между Россией и Китаем 20 августа 1727 года, вот уже
275-й год несут в Кяхте службу российские пограничники.

С площадки металлической наблюдательной вышки можно в
подробностях рассмотреть как российскую Кяхту, так и монгольский
Актан-Булак. Города соседних государств соединяются
международным автомобильным пограничным переходом, как две
колбы песчаных часов. Песка здесь хватает. Песок в Кяхте свой и еще тот,
что ветер приносит из Гоби. Она за степной далью и синими
«рериховскими» горами, которые открываются с МНВ. В легендарную
чайную эпоху расцвета Кяхты, когда миллионеров в здешних песках было
больше, чем в Санкт-Петербурге, город называли «Песчаной Венецией».
Памятником былому великолепию высится у пограничного перехода
впечатляющих размеров и большого изящества храм Воскресения.
Закрытый на замок храм тихо ветшает. Посещают его изредка лишь
монгольские туристы — если забраться под купол, то по мобильнику можно
связаться с Улан-Батором.

А на сопке, высоко над Кяхтой, в нескольких метрах от контрольно-следовой
полосы (КСП), стоит еще один памятник. Белый обелиск поставлен над
могилой 1600 красноармейцев. Их в гражданскую войну порубили прямо в
казармах казачьего полка палачи «черного барона» Унгерна, сдвинутого на
идее возрождения великой монгольской империи.

Сегодня в «красных казармах», как их называют местные жители, квартирует
пограничный отряд.

Вместе с гобийским песком ветер несет китайские полиэтиленовые
пакеты. Не из пустыни, с пограничного перехода.

— Пакеты роняют иностранные коммерсанты, — объясняет начальник
заставы им. Героя Советского Союза Г.Н. Гармаева старший лейтенант
Максим Ковток из Ангарска. — Прежде чем идти на пропускной пункт,
туристы умудряются напялить на себя товар — штук двадцать футболок,
трусов и с десяток спортивных костюмов.

Полиэтиленовые пакеты гроздьями свисают с проволочного
ограждения, вдоль которого мы едем на «уазике». Старший лейтенант
везет нас к «екатерининским» столбам.

Пересекаем КСП и, преодолев сигнальную систему, подходим к
выкрашенному в белый цвет обелиску. На табличке написано, что этот
«пограничный маяк» установлен 21 октября 1827 года на основании
договора между Россией и Китаем. Таких «маяков» на российской границе
осталось два — оба на участке заставы им. Гармаева. Рядом современные
пограничные столбы — российский и монгольский. Фотографируем
атрибутику. Очень кстати появляется пограничный наряд с собакой,
принимает участие в фотосъемке. Максим предупреждает: «Осторожно!
Шаг в сторону, и вы в Монголии…». Это чревато… Мне шею могут намылить.

Тем же маршрутом, след в след, через «колючку» сигнальной системы,
возвращаемся к машине.

Ночью пограничный наряд снял с этой «системы» нарушителя.
Гражданин Монголии, которого мы увидели на заставе, в Россию прибыл
как добропорядочный иностранец, через пограничный переход и с
документами. Но что-то, видно, у гостя не сложилось с коммерцией,
которой он занимался в Иркутске. На родную землю турист возвращался
ночью и без всяких правил — через КСП, колючку и все
сигнально-охранные системы, которые на пути подвернулись. Зато
патрульный наряд, Алексей Лаврентьев из Чувашии и Павел Пегасов из-под
Ярославля, взял его по всем «правилам задержания нарушителя
государственной границы». Начальник заставы прямо при нас написал
ходатайство о поощрении патрульного наряда.

Событие из ряда рабочих, чуть ли не рутина. Как, впрочем, и сама служба.
Мир обитателей «караулного строения на Кяхте реке» замкнут,
как отсек подводной лодки: патрулирование, сон, хозяйственные работы,
учеба. Патрули, которые работали ночью, сейчас отдыхают. Пограничники
из разных нарядов редко видят друг друга. Офицеры редко видят жен,
которые так же, как и они, служат и работают в отряде или на заставах, дети —
родителей.

Комментируя ночное задержание, начальник Кяхтинского пограничного
отряда подполковник Королев назвал цифры:
на кяхтинском участке, протяженность которого составляет 1300 км, за
прошлый год было задержано 130 нарушителей режима государственной
границы и 360 нарушителей пограничного режима. У нарушителей изъято
30 стволов оружия, 2000 боеприпасов, наркотики. Впервые за историю
погранотряда силами пограничных нарядов захвачена крупная партия
контрабанды — на 800 тысяч рублей. Все пограничники, 81 человек,
представлены к наградам и поощрены президентом Республики
Бурятия.

Успехи отряда подполковник объясняет тем, что в последнее время
ситуация на границе изменилась к лучшему. Правительство России
вспомнило наконец-то о своих рубежах и об их защитниках. Денежное и
пищевое довольствие поступает без задержек. И если еще пару лет назад
заставы выживали во многом за счет поддержки правительства Бурятии и
местных администраций, которые выручали с ГСМ, то сегодня есть даже
свой бензин для вертолетов.

На участке монгольско-российской границы поставлен эксперимент, не
имеющий аналогов в мире. Достигнуто соглашение о «совместной охране
границы». Стороны договорились об этом на встрече в Улан-Удэ в конце
апреля. Поясняя, что это значит, Дмитрий Королев рассказал, что теперь те
участки границы, где российские пограничники не могут обеспечить
полноценную охрану, будут прикрывать монгольские коллеги, и наоборот.

В пограничных районах создана пограничная стража. Стражники — принятые
на службу местные жители и добровольные казачьи дружины —
будут принимать участие в охране границы там, где не хватает пограничников.
Там, где в непролазных горах и тайге они знают каждый камень.

Сейчас, по словам подполковника, очень актуально строительство современных
дорог и, самое главное, международных автомобильных пограничных
переходов. С первого июня такой МАПП, позволяющий пересекать российско-
монгольскую границу не только жителям этих двух стран, как раньше, но и
всем иностранцам, будет открыт в Кяхте. К 2010 году планируется построить
международный автомобильный пропускной пункт в Закаменске. Поскольку
МАПП — сложное инженерно-техническое сооружение с дорогостоящим
оборудованием, то силами одной Республики Бурятия здесь не справиться.
Понадобится помощь соседних областей и российского правительства.

Когда мы уезжали из Кяхты, Дмитрий Королев признался, что его мечта —
дожить до дня, когда не будет ни МАПП, ни КСП, ни МНВ… Когда никаких
границ не будет. Мечта вполне осуществима. В Европе давно так живут.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector