издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Заявка на лидерство. Профессор Виктор САМАРУХА считает, что у Иркутской области высокие заявительные возможности

Каждый из нас знает, чего он хочет. Именно так можно идти вперёд, преодолевая трудности и не впадая в пессимизм. Долгое время все эти желания и чаяния простых людей были разрозненными, так сказать, уж очень индивидуальными. А ведь известно - чего-то добиться можно только сообща. Например, как бы ты ни хотел быть здоровым, "индивидуального здоровья" не получишь, сколько ни потей в тренажёрном зале, ведь от экологии-то никуда не денешься. И так - во всём, куда ни посмотри. Сейчас ситуация меняется. Индивидуальные желания людей, сначала на живую нитку собранные политическими партиями, получили более масштабное оформление. По инициативе президента разработаны четыре национальных проекта, которые остро, экстренно нужны большинству граждан нашей страны. Это проекты "Здравоохранение", "Образование", "Сельское хозяйство" и "Доступное жильё". В регионах вырабатываются программы социально-экономического развития, они станут основной для дальнейшего подъёма страны. Выделяются так называемые регионы-"локомотивы", которые получат особый экономический статус и станут точками роста, подтягивая за собой соседние территории. О том, какие приоритеты должна для себя выбрать Иркутская область, мы сегодня беседуем с доктором экономических наук, профессором Байкальского государственного университета экономики и права Виктором САМАРУХОЙ.

О лидерах

— Сейчас ведётся много разговоров о так называемых регионах-«локомотивах». Именно они получат большую часть федеральных инвестиций и начнут подниматься — сначала сами, а уже потом потянут за собой и соседей. Но, к сожалению, пока у нас нет гарантий, что Иркутская область окажется в числе этих «локомотивов»…

— По концепции Минрегионразвития, появление регионов-«локомотивов» носит заявительный характер. Попросту регион должен сам обозначить свои возможности и желание работать. У нас есть интеллектуальные силы, чтобы составить серьёзные программы, обосновать, доказать в центре возможности Иркутской области стать одним из регионов-«локомотивов». Сейчас такая работа ведётся. Мы обладаем колоссальными ресурсами — природными, промышленными. Однако этого недостаточно. Мы должны обозначить ещё и политическую и социальную волю к тому, чтобы стать лидером. А это можно сделать, успешно проведя референдум по объединению области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа.

Нам нужно объединяться для роста производительных сил, для социального развития. Но у объединения есть не-сторонники. Это не бурятское население, как полагают некоторые, а те люди, которые говорят: а зачем? Что, нет более важных вопросов? Сегодня объявлены четыре национальных проекта. Может, их реализовывать? Поднять образование, здравоохранение, жилищное строительство, сельское хозяйство, а уж потом объединяться? Но, чтобы поднять это всё, нужно укрупнить регион. По большому счёту, Иркутской области требуется население не меньше пяти миллионов человек, чтобы быть социально и экономически развитым регионом. Чтобы заявлять себя на мировом рынке. По новой концепции регионального развития, которую разработало Министерство регионального развития РФ, субъекты федерации являются полноправными участниками международного рынка. И в этом плане чем крупнее субъект, тем выше его заявительные характеристики.

О дорогах, аэропорте и выполнении обязательств

— Вы являетесь руководителем сводной комиссии по подготовке программы социально-экономического развития Иркутской области. Чего нам, простым людям, ждать от этой программы?

— Программа создаётся в благоприятных условиях. Разрабатываются национальные проекты, к которым мы должны подключиться. Государством накоплены серьёзные золотовалютные резервы и стабилизационный фонд, а это потенциальный источник инвестиций в региональную экономику.

В программе мы предлагаем несколько сценариев социально-экономического развития области: что будет при инвестиционном подходе, что — при других. Сами ориентиры программы направлены на поддержку инноваций. Конечно, экономической основой останутся вертикально интегрированные холдинги. Это основа экономики Иркутской области. Другое дело, мы должны создать условия для того, чтобы они направляли инвестиции в «облагораживание» сырья, выпуск финишной продукции. Те же самые алюминщики могли бы делать не только фольгу, но и другую упаковку для пищевой промышленности. «Саянскхимпласт» уже сейчас имеет мощности по глубокой переработке сырья и выпускает готовую продукцию. Но эти объёмы можно ещё увеличить, достроив мощности, которые были в первоначальном проекте. Чрезвычайно важно выводить лесопромышленный комплекс на изготовление готовой продукции. Одно только простое распиливание бревна вдвое увеличивает налоговые поступления!

Очень важны для развития территории инфраструктурные проекты. Они напрямую касаются простых людей. Например, завершение строительства моста в Иркутске. По предыдущей программе социально-экономического развития области — на 2002-2005 гг. — этот объект у нас должен был появиться в 2006 году. Но из-за того, что федерация не выполнила своих обязательств, объект не построен. А ведь мост был вписан в постановление Правительства России! К сожалению, в прежние годы федеральные ведомства очень часто страдали потерей памяти: сначала министры подписывались под какими-то важными проектами, а потом начинали о них забывать. Происходило отставание в финансировании и, как с нашим многострадальным мостом, превращение объекта в долгострой.

Ещё один крупный проект — это реконструкция взлётной полосы Иркутского аэропорта. По большому счёту мы ставим вопрос о строительстве нового аэропорта. Сейчас нужно хотя бы удлинить полосу. Ведь от этого зависят жизни людей! Из федерального бюджета в 2005 году было выделено 53 миллиона рублей, но федеральное агентство не провело тендер на выполнение работ. Сейчас чувствуется, что в голосе президента появился металл. Владимир Путин настаивает на том, чтобы все обязательства выполнялись.

Нужен проект развития дорог. На Качугском тракте постоянно бьются машины — значит, нужно реконструировать дорогу: расширить её, поддерживать в нормальном состоянии и построить разделительную полосу. Вот проект — он напрямую касается жизни людей.

В новой программе социально-экономического развития мы особенно тщательно прорабатываем бюджетную сферу в связи с реформированием системы образования и здравоохранения, а также реорганизацией системы социальной поддержки.

О хлебе насущном

Важный вопрос в программе — развитие сельского хозяйства и интеграция его с пищевой и перерабатывающей промышленностью. И здесь мы не можем обойти тему объединения ресурсов Иркутской области и Усть-Орды.

В Иркутской области — дефицит собственного мяса, молока, другой сельхозпродукции. Наши мясокомбинаты на 80 процентов работают на импортном мясе. Недавно было объявлено, что китайское мясо нам продают поляки. Это экологически небезопасное мясо! А сегодня наши таможенные посты не оборудованы соответствующим образом, чтобы смотреть, сколько нитратов в продукции. А потом жалуемся, что почки и печень у нас болят. И будем жаловаться. Потому что не стимулируем производство собственного экологически чистого мяса, а покупаем по демпинговой цене некачественную продукцию. Нужно повысить требования к контролирующим органам — чтобы грязь эту к нам не везли!

— В Иркутской области всегда делалась ставка на поддержку крупных хозяйств, а в Усть-Ордынском округе — на помощь частнику. По какому пути пойдём после объединения области и округа?

— Да, мы поддерживали крупные хозяйства. Если бы мы размазывали помощь по всем, то мы бы лишились крупных агрохолдингов. А так у нас в области работают серьёзные хозяйства — «Белореченское», «Окинский», Усольский свинокомплекс и другие. Но дотирование шло не только хозяйствам. Дотирование было заложено и в цене — на каждый килограмм сданного зерна, литр молока. В этом плане все, кто мог обосновать право на дотацию, получали её. А если у нас где-то люди не могут сорганизоваться и земля зарастает бурьяном, зачем же им помогать? Но, с другой стороны, и бросать их нельзя. Мы считаем, что ими должны заниматься муниципальные власти.

Рынок двигает спрос. Но из-за бедности люди не готовы платить нормальные деньги за ту экологически чистую продукцию, которую производят наши крестьяне. Мы видим — цены кусаются. Но не из-за того, что они высокие, а из-за того, что доходы большинства людей низкие. Работники бюджетной сферы получают такую зар-плату, которая не позволяет нормально удовлетворять потребности. Да, мы бедная страна. Но сейчас ситуация постепенно меняется, включены методы государственного регулирования: заработная плата бюджетников поднимется за три года в полтора раза, причём речь идёт о том, чтобы поднять реальную зарплату. Сложностей много. Во-первых, низкая деятельностная составляющая самого населения. Мало кто на селе готов вставать в четыре часа утра, чтобы идти, как китайский крестьянин, на поле. А если реальный сектор экономики не будет развиваться, не будет денег и в бюджете, не будет и продуктов по приемлемым ценам на столах.

— И что же делать, чтобы поднять наше село?

— Сейчас уже всем очевидно, что наша продовольственная безопасность полностью подорвана — при таких-то объёмах импорта! Можно, конечно, перестать есть мясо и стать вегетарианцем, но такой человек не способен вести полноценную жизнь. Нам нужно белковое, энергетически насыщенное мясо. Мы — мясоеды, ничего не попишешь. Хочешь эффективно работать — ешь мясо!

Мы прорабатываем вопрос о кластерах по мясопроизводству. Один из них — Усть-Ордынский округ. Грамотное вложение средств способно серьёзно увеличить продовольственную обеспеченность. При этом целесообразно оказать помощь усть-ордынским сельхозпроизводителям по развитию традиционных продуктов питания. Тот же кумыс — это продукт, признанный в мире. Этот продукт при нашем сложном климате, который изменился после того, как появились Братское и Иркутское моря, нужен нашим детям как иммуномодулятор. Это для детей должен быть продукт на каждый день.

Но к кластерным проектам в области сельского хозяйства нужно подходить, хорошо подготовившись. Обязательно нужно создать страховой пул. Сейчас у крестьян нет взаимной солидарности. А ведь у нас климат такой, что без взаимопомощи очень трудно. В июле может резко похолодать, и тогда погибнет весь урожай. Часто бывают засухи, нашествие саранчи.

Мы сегодня знаем по примеру Белореченского, что, когда в село приходит крупное предприятие, оно несёт с собой и передовые технологии. С одной стороны, идёт корпоративная культура этого предприятия, технологии, разработанные нашими учёными. С другой стороны — капитал: это и человеческий капитал (люди становятся социально активными), и финансы — средства поступают в основные фонды. Такие предприятия уже начинают работать на малолюдных технологиях и получают довольно приличный урожай. Это и есть инновационный подход. Ведь Россия может кормить полтора миллиарда человек. Это четверть человечества мира! А пока мы не можем прокормить даже 145 млн. своего собственного населения.

Об общих планах

— Можно сказать, что в программе социально-экономического развития Иркутской области будут учитываться не только её возможности, но и возможности Усть-Ордынского округа?

— Мы пока не знаем, каковы будут итоги референдума по объединению области и округа. Поэтому по формальным причинам не можем использовать возможности экономики Усть-Ордынского округа.

— Но учитываете?

— Да, потому что объективно не можем их не учитывать. Если речь идёт о формировании потребительского рынка, то нужно учитывать и устьордынцев. Они ведь приезжают за покупками в города области. И, говоря о социальной сфере — здравоохранении, образовании, — мы тоже должны учитывать потребности наших соседей. Ведь социальная сфера Иркутской области создавалась не только для иркутян, но и для жителей округа — мы до 1993 года были единым субъектом Федерации. Как можно это не учитывать?

О программах и партиях

Прежде чем начать разработку концепции социально-экономического развития области, мы подробно изучили программы ведущих политических партий. У каждой из них свои подходы. Иногда — взаимоисключающие, где-то несколько декларативные. Мы, как специалисты, выбирали те рациональные идеи, которые имеются в этих программах.

Для нас важно увидеть зерно и просчитать, какой оно даст урожай.

В последнее время все программы политических партий начали перемешиваться. Все зовут к социальному развитию, к росту доходов населения. Но подходы — разные. Почему? Потому что партии представляют круг интересов своего электората. Если речь идёт о КПРФ, то они нам говорят: нельзя забывать, кто сделал то, что у нас на столах. Но я думаю, всё же нельзя говорить, что крестьянин отдал последний кусок, чтобы нас накормить. Не надо, я тогда сам лучше выращу. А вот относительно создания новых рабочих мест у КПРФ очень серьёзные предложения. «Единой Россией» поддержаны те четыре национальные программы, которые предложил президент. Но нужно, чтобы они начали выполняться. Иначе это будет смерть партии, смерть правящего класса.

Реализовать эти национальные проекты будет очень сложно. Например, создание индустрии доступного жилья. В Иркутске разгромили домостроительные комбинаты. Камня на камне не осталось. Это называлось «приватизация». Сейчас нужно решить, как будет восстановлена индустрия, кто станет инвестором. По сельскому хозяйству: там также требуется домостроение. Там кредиты нужны — их нужно заводить через банки. А у нас ни один фермер не в состоянии подготовить бизнес-план. Мы по сути дела переходим на международную финансовую отчётность. И нужно продумать, кто будет дополнять эту интеллектуальную составляющую для реализации нацпроекта по сельскому хозяйству. А мы пока не можем разобраться, кому принадлежит земля, в то время как под неё будут давать кредиты.

О деньгах

— На какой капитал для развития экономики региона стоит рассчитывать? У нас-то в области вроде лишних денег нет…

— Я бы не согласился с тем, что у Иркутской области нет капитала. На сельское хозяйство в нынешнем году из областного бюджета пойдёт 780 млн. рублей — это очень приличный капитал, причём частично безвозмездный. Кроме того, имеется достаточно большой частный капитал, который уводится из области всеми правдами и неправдами. Пусть в конце концов Минфин разберётся, почему холдинги выводят свои финансовые потоки: нужно сделать здравые расчёты — без политеса, без плакатов и митингов. Теперь — почему не идёт деловой капитал с предприятий заниматься селом? Вот Франтенко не боится вкладывать деньги в новые сельскохозяйственные проекты. Они пошли значительно дальше — в растениеводство, к первичной производственной базе: выращивают зерно, чтобы усилить финансовую устойчивость своего предприятия. Почему бы сегодня каким-то структурам не начать постепенно возвращаться в село?

Программа социально-экономического развития Иркутской области как раз и предусматривает разнообразные подходы к развитию региона. Мы не можем обязать федеральный центр, бизнес вкладываться в те проекты, которые нужны Иркутской области, но мы создадим благоприятные условия для реализации этих проектов. И уже заявляем о том, что мы — сильный регион и вкладывать средства в наши проекты — экономически выгодно.

Записала Галина СОЛОНИНА

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector