издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Рекорд по минимуму

Впервые за 15 лет прожиточный минимум на юге Иркутской области оказался выше северного. Перелом произошёл в первом квартале 2008 года. Эксперты видят в этом три основные причины: слабую работу антимонопольной службы, которая не способна контролировать производителей; хромающую методику расчёта минимума для северян; а ещё – растущие «материальные и духовные» запросы населения, которым потребительская корзина уже не отвечает.

Идём на сближение

Иркутская область в первом квартале 2008 года установила рекорд. Впервые за 15 лет среднедушевой прожиточный минимум на юге региона превысил показатель севера. Разница – 67 рублей. Как пояснили «Конкуренту» в департаменте труда Иркутской области, в постановлении, подписанном 30 апреля врио региона Игорем Есиповским, минимум за три месяца установлен в 4326 рублей. По югу – 4362 рубля, по северу – 4295 рублей. Тенденция наметилась ещё в начале прошлого года. Минимум юга и севера начал сближаться, а в последнем квартале разница оказалась только 93 рубля.

Как сообщила 7 мая на заседании парламентского комитета по госстроительству глава департамента труда Наталья Брускова, статистика пользуется данными шести городов – Иркутска, Ангарска, Братска, Тайшета, Усть-Илимска и Зимы. В первом квартале Иркутск и Ангарск дали «ощутимое повышение цен» на услуги и непродовольственные товары. А по северным – Усть-Илимску и Братску – такая волна не прошла. И не исключено, что тенденция будет продолжена, заявила Брускова.

Самый высокий рост за три месяца дали продукты, заявил Иркутскстат. Они по сравнению с первым кварталом 2007 года выросли на 17,6%, услуги подорожали на 16,4%. Непродовольственные товары «прыгнули» значительно ниже – на 8,6%.

Крупное повышение цен на продукты чуть было не стёрло разницу между севером и югом. Ещё 5 мая цены по восьми из 25 контрольных продуктов в Иркутске были практически равны братским или даже выше. Это касалось капусты, картошки, творога, сметаны, молока, муки, сахара. 7 мая ситуация начала выравниваться – Братск почти по всем показателям стал дороже. К примеру, разница по творогу выросла до 10 рублей. Морковь в Братске была дешевле на 10 рублей, а 7 мая цены уравнялись. То же самое произошло со сметаной.

Необязательные траты

Проанализировать данные юга и севера по услугам и непродовольственным товарам не удалось, поскольку в Иркутскстате сообщили, что такой учёт не ведётся. Однако Наталья Брускова считает, что уникальная для региона ситуация как раз сложилась за счёт повышения этих цен.

Общие данные по области дают интересную картину. Жители крупных промышленных центров – заложники жилищного вопроса. Самый высокий рост в блоке «платных услуг» – у гостиниц и «других мест проживания» (24%). Заплатить за аренду однокомнатной квартиры придётся на 37% дороже, чем в прошлом году (для сравнения: плата за наём в муниципальном жилье за это время выросла на 5,9%). Самый высокий рост (62%) – на различные правовые услуги. Выше юристов цены подняли только представители компаний ритуальных услуг (67,9%).

Не исключено, что уровень жизни вырос настолько, что жители крупных городов сами начали стимулировать рост цен. На 18,1% выросли цены на фарфоровую и фаянсовую посуду. Ювелирные изделия стали дороже на 16,7%. А вот рост цен на бытовую технику колеблется в пределах 2-7%. Цена компьютеров и вовсе упала более чем на 2%. Наблюдатели полагают, такая разница вызвана снижением цен на импортные товары.

Очевидно, люди созрели до «необязательных» трат. За последний год покупательная способность средней зарплаты в регионе выросла на 9,3%. За пять лет – на 43,5%. С начала года на 44% выросли цены на начальное обучение вождению легкового автомобиля. Это самый высокий рост в сегменте образования. Объяснить это только ценами на бензин (нефтепродукты подорожали на 22%) было бы опрометчиво. У многих просто появились «лишние» деньги на автомобиль. На 20,5% дороже стало поплавать в бассейнах, на 44% – сходить на экскурсию. Люди занялись самообразованием. Цены на обучение иностранным языкам повысились на 21,8% (для сравнения: учёба в вузе подорожала примерно на 14%). Объём покупок непродовольственных товаров говорит о повышении качества жизни населения, но все перечисленные виды товаров не входят в потребительскую корзину и не влияют на размер прожиточного минимума, отметила доктор экономических наук, профессор, декан факультета государственного и муниципального управления Байкальского госуниверситета экономики и права Лариса Соколова.

«Ситуации, когда прожиточный минимум на юге выше северного, не было никогда, – уверена Лариса Соколова. – Минимум в южных районах Иркутской области всегда был на 10-15% выше, чем в среднем по России, а север на те же 10-15% превышал южные показатели». Основная причина, по её мнению, – непомерный рост цен. Профессор не исключает, что в регионе слабо работает антимонопольная служба. Нужен анализ, нет ли здесь сговора монополистов, считает наша собеседница. Пока не будет «стоп-сигнала» от товаропроизводителей, тенденция продолжится, уверена Соколова.

«Прожиточный минимум рассчитывается не по ценам элитных магазинов, которых становится всё больше на юге области, а по минимальным ценам, существующим на рынке товаров и услуг. Например, по ценам оптовых рынков, – заявил «Конкуренту» заведующий лабораторией экологии человека и географии населения Института географии СО РАН, доктор географических наук Сергей Рященко. – Совершенно очевидно, что скачок цен на юге области привёл к резкому удорожанию в том числе и потребительской корзины». Население северных районов области пользуется ценами из «завоза» прошлого года, считает он.

Запросы не по корзине

Поскольку существенной разницы в размерах среднедушевого минимума для трудящихся в последнем квартале 2007 года (4203 рубля на юге и 4321 рубль на севере) уже нет, встаёт вопрос о корректности методики расчёта прожиточного минимума, принятого в области, уверен Сергей Рященко. В 2002 году географы ИГ СО РАН провели по заказу областного Заксобрания научно-исследовательскую работу по районированию региона по уровню и качеству жизни населения. Тогда было доказано, что принятая федеральная сетка для начисления льгот, компенсирующих суровость климата северных районов, «не отвечает потребностям Иркутской области» – размеры федеральных льгот для жителей северных районов области явно занижены. Учёные взяли 15 факторов, характеризующих качество жизни в регионе, и рассчитали, что базовая величина прожиточного минимума для севера области должна быть в 1,5 раза выше, чем для юга. «Очевидно, существующий расчёт прожиточного минимума для северных районов области не отвечает научно обоснованным требованиям», – считает Сергей Рященко.

Учёный уверен, что сегодняшняя потребительская корзина «опаздывает» за тенденциями. «Жители крупных промышленных центров начали предъявлять новые требования к образованию, отдыху, духовному развитию, – уверен Рященко. – В крупных городах создаётся новое представление о качестве жизни, за которым не успевает сегодня ни потребительская корзина, ни прожиточный минимум, ни минимальный размер оплаты труда (МРОТ)».

Депутат ЗС Антон Романов предлагает пересмотреть региональный закон о прожиточном минимуме. «Надо думать о дифференциации городов на юге области и выделении крупных в отдельную группу», – считает он. Однако юристы Заксобрания предупредили: ситуация патовая. Если сохранить закон о прожиточном минимуме в нынешнем виде, проигрывает юг. Если изменить в пользу юга, ущербным окажется север. Если ввести дифференциацию на юге, проиграет тот же юг. Романов заявил, что в этом случае нужно принимать в новом виде закон о потребительской корзине объединённого региона. На прошлой неделе Иркутское областное объединение профсоюзов распространило обращение к врио губернатора Игорю Есиповскому с просьбой разработать законопроекты «О потребительской корзине» и «О прожиточном минимуме». Помимо разницы в прожиточном минимуме севера и юга профобъединение просит обратить внимание на то, что в Усть-Ордынском Бурятском округе прожиточный минимум оказался ниже и юга, и севера.

Лариса Соколова уверена: изменение корзины не даст нужного эффекта. «Потребительская корзина устанавливает нормы питания, – сказала она. – Мы не стали больше есть, мы платим за тот же набор продуктов больше. Нужно менять региональную политику в отношении монополистов».

[ title=”” pos=”abs” width=”100%”]
Региональная потребительская корзина была утверждена законом области 12 января 2006 года. Сейчас в неё входят 11 продуктов. Взрослый работающий человек в год должен получить не менее 137 кг хлебных изделий (хлеб и макароны, мука, крупы и бобовые), 100 кг картофеля, 97 кг овощей и бахчевых, 23 кг свежих фруктов, 22 кг сахара и 39 кг мяса. За год трудящийся может съесть 200 яиц, 15 кг масла. И 4,9 кг соли, чая и специй. В группе непродовольственных товаров 10 пунктов. Четыре пальто взрослый может сносить за 7,3 года. За 4,4 года можно сменить10 костюмов. 10 пар белья положено на 2,5 года, 7 пар чулок – на 1,5 года. 8 пар обуви – на 3,8 лет. Есть и такой пункт расходов, как «товары культурно-бытового и хозяйственного назначения». Эти загадочные товары можно покупать два раза в год в течение 10,5 лет. В продуктовой корзине восемь видов услуг, среди которых право на жильё (18 кв. м на человека), центральное отопление, холодная и горячая вода, газ и электричество, транспорт (620 поездок в год). Человек должен тратить не менее 5% доходов на услуги, культуру.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector