издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мозг шумел о пропаже и краже

  • Автор: Татьяна СЕРОВА

Инженер-химик Вера Солодова (имя изменено) до поры до времени была довольна своей работой в должности заместителя генерального директора по маркетингу одной из иркутских фирм, которая занимается производством и реализацией товаров народного потребления. Но, говорят, рыба ищет, где глубже, - предприимчивая женщина нашла себе место более выгодное и комфортное. Тем более что на прежней работе у неё непросто складывались отношения с шефом.

 Сотрудница уже готовилась мирно попрощаться с коллегами, выпив с ними шампанского, но тут неожиданно в офисе разгорелся скандал. Кто-то увидел, как она скачивает информацию из своего персонального компьютера на флэш-карту. Сообщение об этом тут же поступило директору. Ему было о чём тревожиться. А что если его подчинённая перед своим увольнением решила уничтожить базу данных, в которой содержались сведения, важные для осуществления уставной деятельности фирмы? Ведь по роду своей деятельности Солодова вела переписку с заказчиками и поставщиками, общалась с различными организациями.

Эти подозрения были тут же проверены. Оказалось, что они совсем не беспочвенны: кто-то действительно изъял важную информацию из компьютера Солодовой. А кто это мог сделать, как не она сама? Такая версия в первую очередь и пришла в голову руководителю фирмы и его ближайшим подчинённым. Спешно созданная комиссия зафиксировала в акте «факт умышленных действий».

Восстановить утраченную базу данных попросили фирму по обслуживанию компьютерной техники, с которой сотрудничали. Специалисты успешно поработали в выходные, но и счёт выставили в двойном размере – 50 тысяч рублей. По мнению руководителя, эти деньги должна была вынуть из своего кармана коварная «злоумышленница», то есть Вера Солодова. А она, естественно, сделать это отказалась.

Так возникло гражданское дело, которое рассматривал Октябрьский районный суд Иркутска. «Виртуальная» специфика подобных дел добавляет им сложности. В соответствии со ст. 238 Трудового кодекса РФ работник обязан возместить работодателю прямой действительный ущерб. Под таким ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение его состояния. В данном случае речь идёт об утраченной информации, которая в наше время может стоить дороже любой вещи. Но прежде чем обвинять в умысле своего сотрудника, истцу требовалось доказать, что имел место сам ущерб. То, что было ясно предпринимателям как белый день, совершенно не удовлетворило суд. Ни в одном из представленных фирмой доказательств он не усмотрел наличие этого ущерба. В самом деле, как можно о нём говорить, не имея на руках главного – полной, идентифицированной информации об удалённых документах? И сама сумма – 50 тысяч рублей, – заплаченная партнёрам, повисает в воздухе. Нет никакого её обоснования.

Разумеется, ответчик, в лице своего представителя, защищалась как могла. Она утверждала, что никакой важной базы данных в её компьютере вообще не было, если не считать черновиков нескольких писем. Вопросами внешнеэкономической деятельности занимался другой человек. В тот день она скачивала на флэшку личные фотографии. А счёт в 50 тысяч, выставленный фирме-партнёру, и вовсе подложный документ. Так что никаких противоправных действий она не совершала. После увольнения с ней был произведён полный расчёт, причём даже с начислением премии за хорошую работу. Так где же логика?

Суд тоже не увидел логики в этом факте. Согласно его решению, ответчице не пришлось раскошеливаться на 50 тысяч рублей. Освобождена она и от уплаты государственной пошлины. Её заплатила проигравшая сторона.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector