издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Слить» подземные воды

Гидрогеологи «забраковали» месторождения питьевых подземных вод в Приангарье

Муниципальные образования в Приангарье всерьёз задумываются о переводе водозаборов на подземные источники. Однако говорить об этом как о свершившемся факте преждевременно. По данным советской геологоразведки, общие запасы подземных вод в регионе составляют 2 миллиона кубометров. Но иркутские гидрогеологи уверены, что эта цифра уже неактуальна. Несколько крупных месторождений сегодня не подлежат эксплуатации, поэтому их запасы придётся списать с госучёта и начать поиски новых. Подробности – в материале «Сибирского энергетика».

По восемьсот литров каждому

«Вода – самое важное из всех полезных ископаемых на планете», – считает собеседник «Сибирского энергетика» Юрий Блохин, главный специалист геологического отдела «Иркутскгеофизики», кандидат геолого-минералогических наук. Более пятидесяти лет он занимается изучением, исследованием этого ресурса в Иркутской области. Сначала как член Заларинской экспедиции в «Иркутскгеологии», а после объединения предприятия с «Иркутскгеофизикой» продолжил трудиться на новом месте. Созданная почти 60 лет назад Заларинская экспедиция должна была оценивать и картографировать все подземные гидрогеологические объекты. Чуть позже сфера её деятельности расширилась. Потребовалось не просто найти ресурсы, но и изучить возможности эксплуатации участков в самом скором будущем. Речь шла о водоснабжении городов, посёлков, предприятий. Сама жизнь поставила эту задачу перед Заларинской экспедицией, уверен Юрий Блохин: «Воды в Приангарье много, а пить нечего. Запасы в основном сосредоточены в крупных городах, районных центрах, мелкие же населённые пункты обделены наземными источниками».

В итоге Иркутская область за 60 лет работы исследователей обогатилась на 152 месторождения подземных вод. На них обнаружено 207 участков недр с общими запасами 2,057 млн. кубометров в сутки. Всего в Приангарье пробурено около восьми тысяч гидрогеологических скважин, в том числе так и не запущенных в эксплуатацию. «Если сопоставить эти запасы с количеством жителей области, то каждый человек мог бы потреблять по 800 литров в сутки. Для сравнения: среднее потребление воды в регионе сейчас составляет 206 литров на человека», – рассказывает специалист.

Однако в активное использование, о котором шла речь на момент изучения, подземные ресурсы так и не поступили. На сегодняшний день в Иркутске для нужд жителей используются лишь 3% грунтовых вод, Ангарске – 1%, Усть-Илимске – 7%, Братске – 30%. Только несколько небольших городов и посёлков  в регионе на 100% снабжаются грунтовыми водами: Железногорск-Илимский, Саянск, населённые пункты, построенные вдоль Байкало-Амурской магистрали.

Между тем становится более явным парадокс: наличие большого запаса грунтовых вод, защищённых, в отличие от внешних источников, от серьёзных факторов загрязнения, и при этом практически полное отсутствие в регионе водоснабжения за счёт этих самых ресурсов. Так, последняя крупная техногенная катастрофа в 2012 году, когда произошёл разлив нефтепродуктов на Ангаре в районе Усолья-Сибирского, оставила надолго без питьевой воды Свирск и Черемхово, ведь для своих нужд эти города брали воду непосредственно из реки. Используется она и сейчас, когда удалось в какой-то мере водоём очистить.

«Брать воду из открытых источников – теперь мы все прекрасно знаем, что это такое. Да и качество такой воды не лучшее. Кроме того, для Ангары, к примеру, характерна низкая минерализация – мало кальция, магния, фтора. Используя некипячёную питьевую воду в Иркутске, можно получить кишечную палочку. А в Ангарске Институтом эпидемиологии и микробиологии в воде, отобранной из-под крана, был обнаружен вирус гепатита А, который не убивается хлором», – рассказывает Юрий Блохин.

Более того, существующие федеральные законы (которыми сейчас регион пренебрегает) обязывают такие крупные населённые пункты, как Иркутск, иметь резервный источник защищённой воды на случай ЧС. «Допустим на минуту, что у нас выпадут радиоактивные осадки и воду из Ангары уже нельзя пить. Как будет развиваться ситуация? К примеру, началась эвакуация людей через федеральные трассы. На пути – посёлок Большой Луг. Но в этом районе в принципе нет скважин и колодцев, которые можно использовать людям», – предлагает задуматься эксперт.

Ну и, конечно же, следует пересмотреть схему водоснабжения небольших населённых пунктов – посёлков, деревень. Им в лучшем случае приходится использовать воду из мелких и зачастую не соответствующих санитарным нормам источников. В худшем (когда вообще нет наземных источников) – привозить воду из соседних населённых пунктов. С определённой периодичностью, напрямую связанной с очередными избирательными кампаниями, об этой проблеме вспоминают региональные чиновники и политики, но она так и остаётся открытой.

Эксплуатации не подлежат

Воды в Приангарье много, а пить нечего, заявляют иркутские гидрогеологи

Неисчерпаемые, как привыкли считать обыватели, подземные гидроресурсы оказались на самом деле уязвимыми. По словам гидрогеолога, примерно половину (1 млн. кубометров. – «СЭ») существующих ещё с советского времени запасов главного полезного ископаемого сегодня можно списать. «Запасы лишь официально числятся на государственном учёте», – подчёркивает Юрий Блохин.

Целый ряд месторождений с чистой питьевой грунтовой водой сегодня уже нельзя эксплуатировать – антропогенное влияние человека не оставило им шансов. Так, ухудшается качество подземных вод по химическому составу. Чаще всего источниками загрязнения являются промышленные предприятия. К примеру, в Ангарском районе толщина загрязнённого соляркой слоя грунта составляет уже четыре метра. Нефтяные линзы, как называют специалисты эти очаги загрязнения, под землёй могут увеличиваться, перемещаться, делиться на несколько новых очагов. Подземные грунтовые воды здесь уже не спасти, остаётся одно – удержать их, чтобы они не попали в открытый источник. «В Ангарской нефтехимической компании применяется технология, позволяющая загрязнённые грунтовые воды «перехватывать», очищать от нефтепродуктов и использовать повторно в производстве. Но организаций, которые проводят хоть какие-то компенсационные мероприятия, можно пересчитать по пальцам», – констатирует собеседник «Сибирского энергетика».

Эксперт называет первых претендентов на списание: в санитарно-охранной зоне Тельминского участка Тельмо-Биликтуйского месторождения подземных вод теперь проходит часть нефтепровода «Омск – Иркутск». «Мы вынуждены предложить снять месторождение с учёта. Использовать его нельзя. А раньше это был идеальный вариант для водоснабжения Усолья-Сибирского – города, который не имеет собственного источника, защищённого от загрязнений», – рассказывает Юрий Блохин.

«Забраковать» нужно и крупное, но так и не запущенное в эксплуатацию Иркутское месторождение (находится в пределах территории от микрорайона Солнечный до Патронов), включающее в себя четыре участка. Оно могло бы давать 149 тысяч кубометров чистой воды в сутки. Водоснабжение Иркутска когда-то планировалось осуществлять именно за счёт этого объекта. Но решение вопроса об освоении месторождения слишком долго откладывалось (торопиться было ни к чему – есть водозабор из Ангары). Сейчас часть территории оказалась застроена коттеджами и садоводствами, часть – размыта волнами водохранилища, скважины оказались в воде.

Списать необходимо и Братское месторождение: вода из поверхностных источников, попадая в подземные, не успевает очищаться естественным путём, так как проникает вглубь не через мелкие трещины-фильтры, а через крупные трещины.

 Подземное питание

Переоценить современное состояние запасов планирует группа гидро-геологов из «Иркутскгеофизики» под руководством Юрия Блохина в течение двух ближайших лет (2013-2014 годы). На инвентаризацию пока лишь 60 месторождений средства будут выделены из федерального бюджета. За май 2013 года уже обследовано шесть гидрологических объектов, в том числе Китойское, Савватеевское, Шелеховское месторождения. «Когда мы спишем фактически не существующие объекты, сможем начать геологоразведку и обновить запасы на других участках недр», – говорит Юрий Блохин.

Для областного центра новые подземные источники придётся искать намного дальше, чем утраченное Иркутское месторождение. Геологи делают ставки на Предсаянье, в первую очередь отдалённую лесную часть Шелеховского и Иркутского районов, где нет влияния объектов промышленности. Ближе крупных месторождений для Иркутска уже не найти. Но в Приангарье есть опыт эксплуатации протяжённых водопроводов – с  Шехалайского месторождения через Зиму и до Саянска. Водопровод от Анзаводского месторождения в Куйтунском районе имеет протяжённость более 10 км, и он постоянно достраивается.

Тем не менее новый формат водоснабжения для крупных городов в Приангарье – пока планы отдалённые. Ближе к этому подошли сельские муниципальные образования. Некоторые из  них готовятся переводить центральное водоснабжение в посёлках на подземное «питание». Так, в Жигалово, где сейчас используются воды из реки Лены и солоноватые воды из неглубоких скважин, гидрогеологи «Иркутскгеофизики» открыли в декабре 2012 года месторождение мощностью 2,5 тысячи кубометров пресной воды в сутки. Две скважины на участке там полностью обеспечат потребность посёлка в воде. Муниципалитету предстоит оформить лицензию на извлечение ресурсов и начать строительство водозабора и водопровода. Срок эксплуатации месторождения – 25 лет, после чего запасы его нужно переутвердить, чтобы убедиться, что экологические условия не повлияли на качество подземной воды. «Такие источники питьевых вод практически вечные. Главное – соблюдать зону санитарной охраны», – рассказывает Юрий Блохин.

К поиску своих защищённых источников питьевой воды планируют приступить в 2013 году и в Усть-Уде. Геологический разрез в этом районе показывает пока лишь повышенное значение минерализации и жёсткости, но гидрогеологи уверены, что найдут и воды с хорошими питьевыми качествами. Здесь предстоит пробурить около восьми поисковых скважин. Те из них, что окажутся удачными, перейдут к недропользователю.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector