издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Против течения

Сибиряками не рождаются, ими становятся. Кто-то с юности стремится уехать из Иркутской области в более тёплые и сытые края. А кто-то, однажды приехав сюда, остаётся на всю жизнь. Правда, последних меньше. Но ведь идти против течения всегда труднее – не каждый справится.

Далеко-далеко на севере, в селе Казачинском, живут супруги Оксёненко. Когда-то давно они приехали сюда молодыми учёными-агрономами по распределению Новосибирской сельскохозяйственной академии.  Собирались поднимать БАМ, создавать для него собственную продовольственную базу. 

И ведь почти создали! Их растениеводческий опорный пункт успешно занимался изучением особенностей выращивания сельскохозяйственных культур в северных районах. 

Так продолжалось до начала 1990-х, когда государство охладело к БАМу, оставив людей самостоятельно решать свои проблемы. Начались демократические реформы, и учёные в них поверили, зарегистрировали крестьянско-фермерское хозяйство. Семь лет фермеры боролись за выживание, но проиграли в этой борьбе. Сегодня у Бориса Кирилловича и Веры Ивановны Оксёненко нет официального статуса, с государством они больше не играют ни в какие игры, но картошку-морковку по-прежнему выращивают по науке, чему и весь район научили.  

Все, с кем они начинали своё личное освоение севера, давно уехали с БАМа. Уехали в Новосибирск и взрослые дети Веры Ивановны и Бориса Кирилловича. Но сами они приросли к этой земле и уезжать не собираются. В свободное время Борис Кириллович ездит на охоту на танке, который собрал своими руками, а Вера Ивановна пишет стихи. Об этом можно прочитать в материале «Дом окнами на Север» Елены Трифоновой, которая побывала в гостях у настоящих сибиряков во время экспедиции в Казачинско-Ленский район вместе с известным этнографом Галиной Афанасьевой-Медведевой.

В приложении «Конкурент» северную тему продолжает Светлана Бурдинская, которая в качестве туриста открыла «Авторский Байкал». На северном Байкале гораздо безлюднее, чем на южном. И гораздо больше шансов найти на свою голову приключения, которых в повседневной жизни так не хватает. «На шестой день перестала бояться медведей, – констатирует автор. – Слишком уж они здесь повсюду, почти как бурундуки, их младшие братья. Только, в отличие от бурундуков, невидимые. И когда мы отправились на мыс Большие Самдаки, очередные следы косолапой и её дитяти на пляже, недалеко от турбазы, волнения в крови не вызвали». На севере людям приходится ходить одними тропами со зверями ввиду отсутствия автомобильных трасс. Дикие туристы в поисках адреналина углубляются в прибайкальские дебри и чувствуют себя там вполне комфортно. Не хуже, чем в городе.

«В Иркутске купаться негде» – материал Юлии Ли под таким заголовком публикуется во вкладке «Иркутский репортёр». И без того короткий купальный сезон в областном центре подходит к концу. На дворе середина августа, а ни один из популярных городских пляжей так и не был официально открыт для посещения. В числе запретных – пляж Якоби, залив у ледокола «Ангара», остров Юность, берег Ушаковки в районе «Фортуны». Где-то не обследовано дно, где-то нет спасателей, но главная причина – плохое качество воды. В этом году уровень допустимого количества вредных бактерий в водоёмах города сильно превышен. На мысе Большие Самдаки о такой проблеме и не слыхали.

С вами читал газету Альберт БАТУТИС

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector