издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Великая сушь

В Катангском районе объявлен пятый, чрезвычайный класс метеорологической пожарной опасности

Слово «чрезвычайный» – не эмоциональная оценка сложившейся ситуации. Это официальное определение высшего метеорологического класса пожарной опасности, о формировании которого немедленно оповещаются не только местные и региональные, но и соответствующие структуры федеральной исполнительной власти.

Пятый класс метеорологической пожарной опасности сам по себе – это ещё не беда, но предупреждение о вероятности (максимально приближенной к неизбежности) возникновения беды. При пятом классе метеорологической пожарной опасности лесной и травяной пожар может возникнуть не только от оставленного костра или непогашенной спички, но и от плохо затушенного окурка, даже от искры, вылетевшей из глушителя трактора, взлетающего вертолёта, любого другого механизма с плохо отрегулированным или неисправным двигателем внутреннего сгорания. Пятый класс метеорологической пожарной опасности – это как бочка с порохом: посидеть, отдохнуть на ней в принципе можно, но не дай бог закурить или разжечь на ней примус, чтобы сварить себе кофейку. Это как граната с уже выдернутой чекой, но пока ещё плотно прижатой скобой.

– Класс чрезвычайной пожарной опасности у нас сформировался пока только в Катангском районе, – говорит Владимир Гонтарь, заслуженный метеоролог России, временно (на период отпуска) исполняющий обязанности начальника Иркутского гидрометцентра. – Но в области очень много территорий, на которых в связи с сухой и жаркой погодой уже сформировался четвёртый класс пожарной опасности. 

– Четвёртый – это не чрезвычайный, но высокий класс пожарной опасности, – поясняет Светлана Швед, ведущий синоптик отдела метеопрогнозов. – Мы информируем о нём МЧС и другие структуры по специальному списку. На ближайшие трое суток (разговор происходил в прошлый четверг) мы дали четвёртый класс пожарной опасности в западных, центральных, верх­неленских районах. Во всех районах, кроме южных. В ближайшие три дня температура воздуха по области будет повышаться. Преобладающей будет плюс 25–30, местами до 35 градусов. При этом осадков ожидаем очень мало. Класс пожарной опасности будет расти ото дня ко дню.

10 июля, в день нашего разговора, в лесах Иркутской области, как следует из оперативной сводки Агентства лесного хозяйства, остались непотушенными и недотушенными (локализованными) 35 пожаров на суммарной лесной площади 16 190 га. На следующий день число лесных пожаров увеличилось до 39, а горящая площадь превысила 

18 тыс. га. 12 июля, в ночь с субботы на воскресенье, остались непотушенными уже 46 лесных пожаров на 28 500 га лесных земель. В минувшее воскресенье на территории области 14 лесных пожаров было ликвидировано, но выявлено столько же новых. А с учётом старых, с которыми не удалось справиться раньше, к утру вчерашнего дня в Иркутской области был зарегистрирован уже 51 пожар. Огнём, по официальным данным, охвачено 32690,5 га земель, покрытых лесом. Плюс почти полторы тысячи гектаров земель, не покрытых лесом, и «в довесок» ещё 35 га нелесных земель.

Пессимистичный прогноз иркутских синоптиков сбывается. Печальные прогнозы, они, как мне кажется, вообще сбываются чаще оптимистичных, обнадёживающих. 

Пожароопасный период прошлого года Иркутская область прошла с минимальными потерями, может быть, с наименьшими за 10–15 предыдущих лет и уж тем более многократно (именно многократно!) меньшими, чем имеем нынче. В прошлом году с начала пожароопасного периода по 13 июля на территории области было зафиксировано 514 пожаров. Нынче на ту же дату – 1872 пожара – почти в четыре раза больше! За этот период в прошлом году огнём было пройдено 22 838 га земель, покрытых лесом. 

 Нынче – 349 577 га. В 15 с лишним раз больше! Другие показатели эффективности борьбы с лесными пожарами приводить не буду. Нынче все хуже прошлогодних. 

Прошлым летом леса Иркутской области выглядели благополучным зелёным оазисом на фоне изрядно дымящих соседних субъектов федерации. И тем не менее по окончании пожароопасного периода профессиональные работники лесного хозяйства, вместо того чтобы кричать: «Ура! Мы сделали это!», чаще высказывали тревогу за будущий, нынешний пожароопасный период. 

Уже тогда, осенью прошлого года, многие из них, ссылаясь на свой многолетний опыт и на «ритмы горимости», в том числе и лично вы­считанные, уверенно прогнозировали, что пожароопасный период 2014 года будет трудным. Руководители некоторых лесхозов, или, по-новому, «аушек» (потому что они теперь АУ – автономные учреждения), располагавшие нужными средствами и горючкой, гнали ещё не остывшие от пожаров трактора снова в тайгу – прокладывать минерализованные полосы и прочие противопожарные барьеры впрок, навстречу грядущему пожароопасному периоду. Нынешней весной он начался, как и предполагали профессионалы лесного хозяйства, необычно рано.

– Главной, буквально сверханомальной особенностью нынешней весны стал очень высокий температурный режим начиная со второй половины марта, – рассказывает Владимир Гонтарь. – И в апреле среднемесячные температуры оказались на 5-6 градусов выше средних многолетних значений. Это значительные отклонения. А в первой половине апреля вообще температуры были, наверное, на 7–10 градусов выше климатической нормы. Зафиксированы новые температурные рекорды. 5 апреля, в частности, в Иркутске температура воздуха поднялась до 23 градусов. Это абсолютный максимум. До этого за всю 127-летнюю историю регулярных метеонаблюдений в Иркутске температурный максимум первой декады апреля был равен 21 градусу. Его зафиксировали 9 апреля 1940 года. Аномально тёплая погода вызвала возникновение целого ряда гидрометеорологических явлений и условий, которые тоже аномальные…

Осенью прошлого года лесники, ссылаясь на личный многолетний опыт и на «ритмы горимости», прогнозировали, что пожароопасный период 2014 года будет трудным

Владимир Иванович пытается перечислить аномальные явления, вызванные необычным теплом. Климатическая весна (по метеорологическим критериям она начинается с устойчивым переходом среднесуточных температур через ноль градусов в сторону тепла), по его словам, началась «не просто рано, а сверхрано» – на 20–25 дней раньше средних многолетних сроков. В южных, центральных и западных районах это произошло ещё 15–22 марта. Раньше растаял снег. Раньше оттаял пахотный слой почвы. Раньше вскрылись реки. Сверхрано, на 20–30 дней раньше средних многолетних сроков, произошёл устойчивый переход среднесуточной температуры воздуха через плюс 5 градусов. По агрометеорологическим критериям это показатель начала вегетационного периода. Но ранняя лес­ная «зелёнка» не смогла сдержать раннее возникновение лесных пожаров. Они тоже вспыхнули гораздо раньше обычного. 

И празднование Всероссийского дня посадки леса в мае оказалось довольно дымным. Там, при посадке сосновых сеянцев на старой гари познакомился я со студентами-добровольцами из Байкальского государственного университета экономики и права (БГУЭП). 

– Мы из нархоза, – представились они весело. Спросил, что заставило их в законный выходной выехать на посадку молодого леса.

– Потому что проблемы леса всех нас очень волнуют, –  ответила братчанка Надежда Шашкова, третьекурсница. – Мы здесь живём и видим, что каждый год, как только потеплеет, сразу же возникают огромные пожары. Вызывают много людей, чтобы тушить их. В Братске вообще каждый год сильно леса горят. У меня даже родителей вызывают… С работы снимают и увозят на тушение пожаров.

– Они не в лесу работают?

– Нет, не в лесу. На ГЭС у меня папа работает. Там бригаду формируют и увозят помогать лесникам. Как волонтёров… 

Кого, когда, откуда можно «снять» и куда отправить для достижения максимальной пользы, максимального эффекта – знают профессионалы-практики лесного хозяйства, которых остаётся всё меньше. Специалисты-практики  пока ещё есть на местах, в лесничествах и  в лесхозах, которые теперь АУ. Они умеют и стараются тушить лесные пожары, но слишком уж сильна нынче стихия.

Сегодня, 15 июля, по прогнозу Иркутского гидрометцентра, на территории Иркутской области сохранится в основном сухая и жаркая погода. Поэтому ожидать заметного сокращения числа лесных пожаров вряд ли стоит. А вот 16-17 июля – цитирую: «…в большинстве районов области ожидаются дожди, грозы, местами сильные и очень сильные дожди, ливни, град. Ветер северо-западный 7–12 м/с, порывы 17–22 м/с». 

С сожалением замечу, что «большинство районов» – это не вся область. Важно, чтобы ливни и пожары нашли друг друга. Тем более что сильный ветер без дождя при 4-5 классах пожарной опасности способен существенно и даже кардинально обострить ситуацию. Любое небольшое возгорание он может превратить в большую катастрофу. 

Продлится спасительная непогода, видимо, недолго. В полученном прогнозе говорится, что уже «16 июля ночью в южных, верхнеленских, северных, днём в северо-восточных районах преимущественно без осадков, ветер юго-восточный 4–9 м/с. Температура ночью +10, +15°, местами до +18°, днём +20, +25°, при облачной погоде до +15°, в северных районах +25, +30°, в северо-восточных районах до +35°».

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер