издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кепка для метра

  • Автор: Юрий ЧЕРЕПАНОВ

Маловодье 2014 года вновь обострило общественную дискуссию о регулировании уровня Байкала. Погодные условия не позволяют удержать минимальную планку, установленную в 2001 году, дальше снижать попуски Иркутской ГЭС нельзя – без воды рискуют остаться Ангарск, Усолье-Сибирское, Черемхово и несколько других населённых пунктов. Областные власти предлагают расширить метровую призму регулирования, против выступают представители Республики Бурятия. Правительство РФ, играющее роль арбитра в их споре, ещё не приняло окончательное решение, ссылаясь на то, что необходимы всесторонние консультации со специалистами.

Максимальное и минимальное значения уровня воды в озере Байкал при использовании его водных ресурсов в хозяйственной и иной деятельности заданы специальным постановлением правительства РФ: оно принято 26 марта 2001 года, отличается краткостью и чёткостью формулировки. В той категоричности, которая в ней кроется, таится существенная проблема. Власти, принимая такое постановление, руководствовались благим намерением – избежать резких колебаний уровня, которые потенциально могут вызвать серьёзные экологические последствия, – но не учли непростой характер самого озера, которое после пуска Иркутской ГЭС с технической точки зрения стало огромным водохранилищем. В расчёт, в частности, не взяли вероятность наступления экстремального маловодья или, наоборот, сильного паводка.  

Переменчивая вода

Лето 2014 года, обманув все ожидания, выдалось на редкость маловодным. И если во втором квартале приток в Байкал составил 83,4% от нормы, то в третьем – всего 61%. После 24 мая озеро начало наполняться, так что к 15 июня уровень воды в нём достиг 456,25 м. Все факторы, которые берут в расчёт синоптики и специалисты по прогнозированию в гидроэнергетике, говорили в пользу того, что третий квартал будет благоприятным: в июле ожидался приток, близкий к норме, тогда как в августе и сентябре он мог её превысить. Но погода явила непредсказуемый нрав. Как только стало очевидно, что наступило маловодье, Федеральным агентством водных ресурсов попуски на Иркутской ГЭС были снижены настолько, насколько это было возможно. Ещё в первой половине июня они составляли 1700 кубометров в секунду, впоследствии их сократили до 1500 кубов. За те границы попусков, которые установило Енисейское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов, энергетики не вышли ни разу. Байкал, между тем, продолжал наполняться. К 30 августа вода в нём достигла отметки 456,57 м и держалась на этом уровне до 9 сентября, тогда как попуски ещё чуть-чуть сократили. После этого вода начала спадать. В последней декаде сентября расходы Иркутской ГЭС уменьшили до 1350 кубометров в секунду, а в октябре ограничили 1300 кубами. 

Коренным образом ситуацию это не изменило. А прогноз на четвёртый квартал 2014 года (уже подтверждённый) оказался неутешительным: синоптики ожидали отрицательный приток в Байкал. Иными словами, с поверхности озера испарялось больше воды, чем поступало в него из Селенги и других рек. Несмотря на минимальные попуски, понижение Байкала продолжилось. К 18 декабря уровень воды в нём снизился до отметки 456,21 м и, по данным Росводоресурсов на следующий день, держался на ней. Вероятность того, что двух десятков сантиметров, оставшихся до установленного правительством ограничения, будет достаточно в зиму и первый месяц весны, крайне невысока. 

«Окончательно провести все оценки»

В связи с чрезвычайной ситуацией правительство Иркутской области в конце ноября предложило увеличить сбросные расходы и расширить метровую призму регулирования Байкала, существующую с 2001 года (ранее диапазон был на 46 см шире). Против выступили власти Республики Бурятия. На федеральном уровне пока не приняли ни ту ни другую сторону – дискуссия продолжается на различных заседаниях, которые проходят под эгидой Министерства природных ресурсов РФ. Заседание межведомственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал, проходившее в Москве 9-10 декабря, результатов не принесло. Однако министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской по его итогам заявил, что не может «дать положительную оценку того, что предлагает Иркутская область, пока не представлена глубокая оценка последствий изменения уровня и рисков, которые могут наблюдаться весной в связи с маловодностью». Чиновник указывает на то, что из-за спада воды в озере осушёнными окажутся участки его дна, что приведёт к гибели кормовых организмов. В том случае, если это произойдёт, ущерб может исчисляться суммой свыше 1 млрд рублей – такие данные называют представители Бурятии, настаивающие на сохранении существующей призмы регулирования. Принимая их сторону, Донской всё же отмечает, что нет результатов комплексных научных исследований, которые бы позволили точно ответить на вопрос о том, как повлияет на экосистему Байкала сработка озера ниже отметки в 456 м ТО. «Нужно окончательно провести все оценки к весне следующего года», – заметил министр после заседания межведомственной комиссии. 

Сложность ситуации в том, что снизить попуски Иркутской ГЭС ниже 1300 кубометров в секунду невозможно – это зафиксировано действующими нормативами и поставит под угрозу водоснабжение Ангарска, среди предприятий которого есть режимный АЭХК, имеющий стратегическое значение, а также Усолья-Сибирского и Черемхова. Датированная январём 2003 года переписка между ОАО «Иркутскэнерго» и министром по чрезвычайным ситуациям РФ Сергеем Шойгу доказывает: зимой 2002-2003 годов, когда ради удержания уровня Байкала сбросные расходы были снижены до 1350 кубометров ежесекундно, водозаборы в Ангарске и Усолье-Сибирском работали на минимальных предельных отметках. Более того, 12 января 2003 года водозабор ТЭЦ-10, обеспечивающий водой не только станцию, но и весь город, пришлось остановить на 10 часов из-за ледовых явлений на обмелевшей реке. 

Примечательно, что утверждённые в 1988 году правила использования водных ресурсов Ангарского каскада ГЭС предусматривали сработку Байкала ниже 456 м в Тихо-океанской системе высот – уровня, до которого вода поднялась только после запуска станции в Иркутске. Согласно проекту Иркутской ГЭС, уровень мёртвого объёма (минимальная отметка для водохранилища) составляет 455,54 м ТО, тогда как в случае экстремального паводка озеро можно было «форсировать» до 457,5 м ТО. В последнем случае, впрочем, документ предусматривает увеличение попусков до 6000 куб. м в секунду, но ещё в начале «нулевых» в бассейновом водном управлении подсчитали: при прохождении через гидроузел расхода 1% обеспеченности только в пределах города затопит 840 га, на которых распложены более 3,5 тысячи различных объектов. С тех пор застройка только разрослась. 

До запуска Иркутской ГЭС средний многолетний уровень Байкала составлял 455,48 м ТО. Данные наблюдений, которые проводились с 1898 по 1957 год, демонстрируют, что вода в озере спадала минимум до 453,99 м ТО в 1956 году и поднималась до 456,87 м в 1932-м. Таким образом, максимальная амплитуда колебаний уровня воды в естественных условиях составила 2,88 м. После того как заработала Иркутская ГЭС, она сократилась до 2,15 м. При этом средний многолетний уровень Байкала повысился до 456,42 м. В маловодном 1982 году вода в нём спала до 455,27 м, а в 1988-м поднялась до 457,42 м. Всего за 46 лет эксплуатации Иркутской ГЭС своенравный Байкал выходил за нижнюю границу, которая обозначена в постановлении № 234, 18 раз, тогда как верхний предел был превышен 17 раз. 

Найти компромисс

Между тем в девяностые годы прошлого века под эгидой Байкальского международного центра экологических исследований СО РАН проводились интенсивные работы. Их итоги сравнили с данными, накопленными с начала XX века. Учёные, которые этим занимались, пришли к выводу: экосистема озера пока не претерпела значительных изменений со времени начала промышленной революции не только вследствие возведения Иркутской ГЭС, но и под влиянием всех иных антропогенных воздействий и изменений климата. Об этом, в частности, сказано в аналитической записке Лимнологического института СО РАН к заключению рабочей группы научного совета Сибирского отделения Российской академии наук по проблемам Байкала, в сентябре 2003 года рассматривавшей вопрос обоснования предельных допустимых уровней озера. «Мы считаем, что при эксплуатации Ангарского каскада ГЭС нужно руководствоваться не выдуманной угрозой рыбным запасам Байкала, а реальными инженерными проблемами, такими как разрушение берегов озера и воздействие этого процесса на экономику как Республики Бурятия, так и Иркутской области и России в целом, – заключили её авторы. – Нужно найти компромисс между необходимостью сохранения резерва воды для обеспечения производства электроэнергии в маловодные годы и безопасностью для хозяйственных объектов, жилья в долине Ангары, эффективностью работы речного флота». 

Ищут его до сих пор. В 2015 году истекают старые правила использования водных ресурсов Ангарского каскада ГЭС, новые (проект был разработан ещё в 2013 году) до сих пор не приняты. Последнее слово в установлении (или сохранении) предельных уровней воды в Байкале предстоит сказать правительству РФ. Минприроды, в свою очередь, подготовило проект постановления об осуществлении государственного экологического мониторинга уникальной экосистемы озера. Возможно, его реализация позволит поставить точку в споре Иркутской области и Бурятии вокруг воздействия энергетики на Байкал. 

«Все ныне живущие на Земле виды пережили глобальные климатические изменения ледникового периода, пластичны и не могут исчезнуть вследствие таких малых флюктуаций условий природной среды, как смена сезонных изменений уровня воды», – отмечается в аналитической записке Лимнологического института Сибирского отделения РАН, утверждённой академиком Михаилом Кузьминым. По итогам 10 лет интенсивных международных исследований Байкала (1990–2000 гг.) под эгидой Байкальского международного центра экологических исследований, сопоставленных с информацией, полученной с начала ХХ века, сделан вывод, что экосистема Байкала не претерпела значительных изменений со времени начала промышленной революции не только вследствие возведения Иркутской ГЭС, но и под влиянием всех иных антропогенных воздействий и изменений климата. «Именно данные международных исследований были положены в основу решения ЮНЕСКО 1996 года о включении Байкала в Список участков всемирного природного наследия – если бы Байкал не сохранился в состоянии, близком к первозданному, в список он бы не попал. Более того, от ЮНЕСКО ни разу не поступило претензий в отношении регулирования уровня Байкала, хотя иные претензии неоднократно предъявлялись».

Понятно, что Байкал всегда будет объектом пристального внимания общественности и политиков всех уровней. Но вслед за маловодьем может придти большая вода. Вспомним, как полтора года назад на Дальнем Востоке не прекращались обильные осадки, что вызвало осложнение паводковой ситуации, которую синоптики назвали аномальной для региона. Тогда наводнение разрушило инфраструктуру полутора сотен населённых пунктов, нанесло ущерб 10 тыс. жилых домов, смыло 30 мостов и несколько сотен километров автомобильных дорог. Из зоны стихийного бедствия были эвакуированы около 20 тыс. человек, включая 7 тыс. детей. Всего были эвакуированы 23261 человек, из них 7521 ребёнок.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector