издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Предметы и явления

  • Автор: Альберт Батутис

Зародившись при Петре Великом, лесное хозяйство России вплоть до начала нынешнего века было ориентировано исключительно на «сбережение и охранение лесов». Как раз поэтому лесники, стоящие на страже живых лесов, находились в постоянном… не то чтобы конфликте, но в некотором напряжении, сдерживая научно обоснованными лесоводческими правилами неуёмные аппетиты лесного бизнеса. И худо-бедно, пусть иногда через пень-колоду, но в царской России и в СССР это в основном получалось. В отличие от стран Европы и США мы сохранили естественность своих лесов. Но грядущая лесная реформа, которая должна начаться с «пилотных» регионов – Иркутской и Архангельской областей, похоже, ставит с ног на голову саму суть лесного хозяйства, его глобальные цели и задачи.

Лесопромышленники и Рослесхоз планируют начать в Приангарье эксперимент по внедрению в практику принципиально новой для российского лесного хозяйства модели интенсивного лесопользования, или, как её стали называть теперь на официальном уровне, модели интенсификации использования и воспроизводства лесов. Разработчики концепции новой модели, говоря о «воспроизводстве лесов», собираются на месте вырубок восстанавливать вовсе не порушенную экосистему с её колоссальным биологическим разнообразием. Интенсивно, вплоть до применения удобрений, планируется выращивать древесину в виде деревьев особо ценных пород, то есть лишь тот лес, который можно будет впоследствии погрузить на лесовоз безо всяких «сорняков». К чему может привести внедрение модели интенсивного лесопользования в сибирской тайге, разбирался Георгий Кузнецов. Читайте во вкладке «Губерния» материал «Таёжный эксперимент».

«Я снимаю позитивные фильмы, они все с хорошим концом», – убеждён режиссёр Андрей Звягинцев. Он сознательно отказывается искать героя, заявляя, что его интересует не герой, а «просто человек». На прошлой неделе Звягинцев побывал в Братске и Иркутске, встречаясь со зрителями. Встречи были очень долгими – 2,5 часа в Братске и около 3 часов в Иркутске. Залы были забиты до отказа – после «Левиафана» Звягинцев стал интересен даже тем, кто ни одного его фильма не смотрел. В Иркутске один из зрителей сразу встал с бумагой: «Андрей Звягинцев – недруг России?!» Но позже, послушав режиссёра, извинился перед ним. Подробности встреч мэтра со зрителями и журналистами в материале Юлии Сергеевой «Кино без ложных хэппи-эндов» во вкладке «Конкурент».

Старинный сосуд из стекла долгое время лежал в фондах Музея истории города Иркутска имени Сибирякова среди даров, переданных историком Иваном Ивановичем Козловым. Странный сосуд на трёх ножках с двумя отверстиями – вверху, на бутылочном горлышке, и на дне – вызывал массу догадок. Может, это вариант лампы или особой формы химическая колба, а может, какая-то разновидность стеклянной посуды? Артефакт так бы и остался загадкой, если бы не поездка сотрудников музея в этнографический музей в Польше. Там-то они и увидели среди предметов быта Южной Польши XIX века аналогичный сосуд. Он стоял на кружевной салфетке в комнатных интерьерах и оказался вовсе не лампой и не химической колбой, а вполне себе утилитарным предметом. Об открытии тайны старинного изделия рассказывает Юлия Переломова в материале «Сосуд с секретом» во вкладке «Иркутский репортёр».

С вами читал газету Альберт Батутис

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector