издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Музыкальные университеты Евгении Городецкой

  • Автор: Иван Колокольников

Евгения Григорьевна Городецкая… Человек, хотя бы немного знакомый с музыкальной историей Иркутска, не может не проникнуться уважением к этой личности. Евгения Городецкая была не только высококлассным педагогом, воспитавшим плеяду сильных музыкантов, но и настоящим подвижником идеи музыкального просветительства, которую несла в самые широкие слои общества. 8 декабря – 150 лет со дня рождения этого удивительного человека.

Прежде чем перелистать страницы биографии Евгении Городецкой, следует отметить, что большую роль в восстановлении фактов её биографии сыграли исследования иркутского музыковеда Ирины Харкеевич. В её известной монографии «Музыкальная культура Иркутска» детально описаны события музыкальной жизни города до 1930 года. Листая страницу за страницей, видишь, как часто упоминается в книге имя Городецкой. Её деятельность была одним из основных двигателей развития музыкальной жизни города в первые десятилетия прошлого века. В конце книги Харкеевич изложены основные вехи творческой био­графии Евгении Григорьевны. Предлагаю и нашим читателям вспомнить эти вехи, а также познакомиться с некоторыми материалами, отсутствующими в книге.

Евгения Городецкая родилась в 1865 году в Витебске. В 1884 году она окончила гимназию, пройдя в ней музыкальную подготовку и получив звание домашней учительницы музыки. Затем была учёба в Санкт-Петербургской консерватории. Известно, что она окончила её в 1890 году по педагогическому классу Александра Рейхардта со званием свободного художника. Но есть также гипотеза, что сначала ей довелось учиться в классе другого известного педагога – пианиста Карла Фан-Арка. И всё же наиболее значимым является тот факт, что одним из её педагогов по консерватории был выдающийся русский композитор Антон Рубинштейн. Впоследствии Городецкая не раз с гордостью рассказывала об этом.

После окончания консерватории 24-летняя выпускница отправилась в Могилёв. Свою музыкальную карьеру начала весьма скромно – в качестве учительницы музыки Могилёвской женской гим-

назии. Здесь Городецкая проработала длительное время. Одной из её воспитанниц была юная девушка, подающая большие надежды. В будущем она поступила в Московскую консерваторию, где училась у Анатолия Галли, а затем у выдающегося русского композитора Александра Скрябина. Со временем имя этой пианистки стало широко известно. Речь о Марии Неменовой-Лунц. В своих воспоминаниях о начале пребывания в консерватории она отмечала: 

«… я попала в класс преподавателя А.И. Галли, человека довольно сухого, педантичного, выше всех качеств ученика ставившего технику в узком смысле этого слова; можно сказать, что для него ценность пианиста была прямо пропорциональна скорости его октав. Воспитанная у Е.Г. Городецкой на замечательных образцах подлинной музыки, на требованиях музыкальной выразительности, я чувствовала себя не совсем удовлетворённой, и особенно – в смысле репертуара…». Эти воспоминания показывают, как высоко известная пианистка оценивала своего могилёвского педагога.

Ираида Патрушева – блестящий концертмейстер (фотография из архива И. Г. Спектр)

В 1901 году Евгения Городецкая прибыла в Иркутск, где стала работать в Институте благородных девиц. Надо заметить, что в этом заведении обучению музыки уделялось большое внимание. Свидетельства очевидцев показывают, что ещё в позапрошлом веке оно находилось на высоком уровне. К моменту прибытия Городецкой музыке необходимо было обучать 117 воспитанниц. Педагогов для такого количества девушек не хватало. Вот почему приезд нового преподавателя был как нельзя кстати. Надо сказать, что способности Евгении Городецкой уже в скором времени были отмечены в институте, и в 1904 году она была назначена старшим преподавателем музыки по учебному заведению. В этой должности она проработала до того момента, когда учреждение было упразднено.

Тем не менее деятельность Евгении Городецкой не сосредоточилась исключительно в стенах института. Несколько лет она работала в музыкальных классах Императорского Русского музыкального общества (ИРМО), которые были открыты в Иркутске в 1901 году. После конфликта с директором классов несколько сильных педагогов школы решили основать собственное учебное заведение. Разрешение из центра страны было получено достаточно быстро. Дирекция музыкальных классов стремилась всеми силами помешать реализации задумки своих бывших педагогов, но эти старания оказались бесплодны. И 1 сентября 1905 года начала свою работу Частная музыкальная школа свободных художников Евгении Городецкой, Рафаила Иванова и Михаила Синицына, куда перешло немало учащихся из музыкальных классов.

Школа успешно проработала до 1920 года, а вот классы музыкального общества закрылись ещё в 1914 году. Надо сказать, что недавно в Интернете удалось ознакомиться со статьёй Татьяны Зима, доктора искусствоведения, исследователя деятельности ИРМО и его отделений в разных городах. На основании данных, опубликованных Харкеевич, она делает вывод, что иркутское отделение этого общества, деятельность которого, пре­жде всего, проявлялась в работе музыкальных классов, распалось из-за того, что полностью изжило себя, и его ликвидация «не изменила музыкального контента города». Вывод резонный. Но хочется обрисовать картину чётче. 

Работая в иркутских архивах, автор этой статьи не раз встречал материалы, связанные с деятельностью Евгении Городецкой. Самым любопытным, пожалуй, является её автобиография, написанная в 1930-х. В ней Городецкая отмечает, что Частная музыкальная школа уже вскоре после своего открытия «привлекла к себе самый работоспособный контингент преподавателей музыки и учащихся, и вследствие её успешной деятельности классы ИРМО должны были прекратить свою работу за отсутствием средств, учащихся и не будучи в состоянии конкурировать со школой Городецкой, Синицына и Иванова». Это высказывание многое объ­ясняет.

Из стен Частной музыкальной школы вышло немало одарённых музыкантов. Достаточно вспомнить только воспитанников фортепианного класса Городецкой. Именно здесь училась Елена Балабина, ставшая известной в городе пианисткой. Отсюда же вышла и Елена Ларионова, долгие годы работавшая в детской музыкальной школе. Наконец, здесь учился известный в будущем композитор Павел Берлинский, параллельно осваивавший скрипку в классе Михаила Синицына.

В 1920 году Частная музыкальная школа, равно как и Институт благородных девиц, прекратила своё существование. Но в городе был образован Музыкальный университет (Музун). Ректором стала Евгения Городецкая. Всё имущество музыкальной школы перешло новому учебному заведению. Значимость создания музыкального университета трудно пере­оценить. Но, как писала впоследствии Городецкая, руководить этим учебным заведением было очень трудно, поскольку приходилось бороться с «течениями, разрушающими нормальную работу Музуна». И в 1922 году учебное заведение было расформировано.

С этого момента Евгения Городецкая уже не работала в государственных музыкально-образовательных учреждениях. В своей автобиографии она отметила, что с 1922 года стала действовать как «педагог-одиночка». Хотя всё же следует сказать, что некоторое время Городецкая вела кружок музграмоты при Иркутском окружном отделе профсоюза работников искусств. Занятия в этом кружке стали важной вехой в биографии Павла Гоголева, известного впоследствии иркутского кларнетиста и дирижёра, который пробовал себя и в качестве композитора.

Но в первую очередь именно частные занятия с Евгенией Городецкой подарили городу по-настоящему сильных музыкантов. Большинству из них известность принесли «музыкальные пятницы», лекции-концерты, проводившиеся в течение десяти лет (1922–1932 гг.). В них участвовали как профессионалы, так и одарённые любители. Все эти люди были редкими энтузиастами, поскольку большую часть периода своего существования «пятницы» были бесплатными.

Все годы существования «пятниц» Евгения Городецкая была их художественным руководителем. В качестве лектора в большинстве случаев выступал Борис Попов, человек редкой эрудиции, хороший организатор и верный спо­движник Городецкой. Именно на «музыкальных пятницах» иркутяне услышали игру многих пианисток, воспитанных Евгенией Григорьевной. Одним из самых удивительных моментов явилось первое выступление юной Татьяны Заорской, относящееся к 1923 году. Девочке было всего 12 лет, но она покорила всех своей удивительной техникой. Автор газетной рецензии на концерт (судя по всему, Попов) отметил, как важно, что такая одарённая девочка учится у «высокочтимой Е.Г. Городецкой». В течение ряда лет Заорская была настоящим украшением «пятниц». Позднее она уехала на учёбу в Москву, где окончила музыкальный техникум имени Гнесиных, а затем консерваторию. Затем она была концертмейстером в консерватории, позднее – в Госконцерте. Также на «пятницах» ярко проявили себя ещё две ученицы Городецкой, имена которых хорошо помнят иркутские старожилы. Это Татьяна Бендлин и Ираида Петелина (Патрушева).

Первая из них окончила Иркутский музыкальный техникум, появившийся после того, как был расформирован музыкальный университет (хотя, естественно, техникум мог давать лишь среднее специ-

альное образование). Получив диплом техникума, она желала ещё больше узнать и постичь, а потому стала заниматься с Евгенией Городецкой, которая могла дать то, чего не в состоянии были дать многие педагоги техникума. С 1928 года Татьяна Бендлин была постоянной участницей «пятниц». Для них она готовила под руководством Городецкой широчайший репертуар, включавший сочинения Баха, Шумана, Моцарта, Мусоргского, Метнера, Глиэра и других авторов. Впоследствии Бендлин окончила Московскую консерваторию, а затем возвратилась в Иркутск и часто выступала в местных концертах. Кроме того, ярко проявила себя в педагогической сфере.

Татьяна Бендлин – одна из любимейших учениц
Евгении Городецкой

Вторая пианистка, получившая известность благодаря «пятницам», – Ираида Петелина (в замужестве Патрушева). С Городецкой она встретилась, учась в Институте благородных девиц, затем занималась с ней в стенах Музуна. На «пятницах» выступала чаще всего как концертмейстер, прекрасно проявив себя в данном качестве. Но были случаи, когда Петелина выступала в качестве солистки. Впоследствии Ираида Харлампиевна долгие годы работала старшим концертмейстером Иркутского радиокомитета, а также занималась с коллективами самодеятельности.

Но не только Заорская, Бендлин и Петелина блистали на «пятницах». Здесь же выступала ещё одна воспитанница Евгении Григорьевны – совсем тогда молодая Вера Рабешко, впоследствии ставшая зачинательницей фортепианной школы Ангарска. Можно, например, вспомнить и забытые ныне имена таких учеников Городецкой, как Лидия Манассеина или Григорий Богомолов. Но надо заметить, что при подготовке «пятниц» Евгения Григорьевна много работала не только с пианистами, но и с певцами. Ученики иркутских педагогов по вокалу, пришедшие для участия в «пятницах», неизменно прослушивались Городецкой, которая много с ними работала, давая им, по выражению Татьяны Бендлин, «ценнейшие указания». Будучи большим специалистом в различных сферах музыкального искусства, она помогла сделать первые шаги многим начинающим вокалистам. 

Наиболее известен пример На­дежды Казанцевой. Она длительное время брала у Городецкой уроки игры на фортепиано и успешно выступала на «пятницах» как пианистка. Потом у девушки обнаружился сильный голос. Было ясно, что у Казанцевой большой певческий талант, который мог быть загублен плохой школой. Требовался педагог особого уровня. Именно поэтому Казанцева стала заниматься не с местными педагогами по вокалу, а снова с Городецкой, по мере сил старавшейся дать ей нужные советы. Именно Евгения Григорьевна посоветовала своей ученице отправиться в Москву. В 1935 году Надежда Казанцева стала солисткой Всесоюзного радио, и её голос услышала вся страна. Впоследствии, будучи Народной артисткой РСФСР и выступая в разных странах мира, она не забывала родной город: много раз приезжала с концертами. 

Во многом повторила судьбу Надежды Казанцевой ещё одна одарённая вокалистка – Вера Львова. Она также начала обучаться у Городецкой как пианистка, а потом дал знать о себе красивый голос. И снова первые вокальные уроки были получены именно у Евгении Григорьевны. Потом Львова окончила Московскую консерваторию, после чего, подобно Казанцевой, стала вокалисткой Всесоюзного радиокомитета.

В последние годы своей жизни Евгения Городецкая не могла самостоятельно выходить из дома из-за болезни ног. Но все же иногда ей удавалось посетить городской театр, где шли оперные спектакли и концерты. Она была в курсе всех музыкальных новостей. И, разумеется, продолжала давать уроки. Одной из последних её учениц стала юная Людмила Холодилова, недавно ушедшая из жизни. Вероятно, непосредственных учеников Городецкой теперь уже не найдёшь. Зато немало у неё «музыкальных внуков», то есть тех, кого взрастили её ученики. И традиции, заложенные славным педагогом, передаются из поколения в поколение. А раз живы традиции, то жива и школа Евгении Городецкой.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector