издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Одобренный проект рекультивации отходов БЦБК вызвал критику учёных

В минувший понедельник, 13 ноября, в Байкальске прошли общественные слушания по планам ликвидации отходов, оставшихся после закрытия местного целлюлозно-бумажного комбината. По формальным оценкам, участники открытого собрания поддержали предложенный властями проект, разработанный для АО «Росгеология», назначенного в конце октября Правительством РФ единственным подрядчиком по выполнению соответствующих работ. Согласно озвученным планам, преобразование и утилизация накопленного за время работы БЦБК шлам-лигнина будут проводиться с помощью двух технологий – омоноличивания и низкотемпературного термолиза. Однако эффективность ни одной из них пока не доказана опытным путём.

Представленный на суд общественности проект, по сути, является корректировкой проекта компании «ВЭБ Инжиниринг» образца 2014 года. Тогда в рамках разработки, которая обошлась федеральному бюджету более чем в 130 млн рублей, предполагалось, что рекультивация отходов байкальского комбината займёт пять лет и будет стоить 6,2 млрд рублей. Однако до реализации планов дело так и не дошло: проект «ВЭБ Инжиниринга» был раскритикован на региональном уровне – учёными Лимнологического института СО РАН и других институтов, а также специалистами иркутского Росприроднадзора, не давшими многомиллионной разработке положительное заключение. Точку в споре поставила Генпрокуратура России, потребовав отменить положительное решение госэкспертизы. В итоге пришлось делать корректировку, отсрочившую ликвидацию.

— Если бы тогда экспертиза прошла, мы бы уже два года работали, – заявил на слушаниях в Байкальске  заместитель председателя правительства Иркутской области Виктор Кондрашов, призывавший поддержать обновлённый проект, за который вместо «ВЭБ Инжиниринга» теперь отвечает «Росгеология».

Только смена подрядчика для утилизации отходов БЦБК не повлияла на недовольство учёных, которые вслед за проектом «ВЭБ Инжиниринга» раскритиковали и обновлённый проект, к разработке которого в этот раз привлекли не только ИрНИТУ и ООО «Эконстандарт». Первые предлагают  превратить  шлам-лигнин – основной вид отходов от деятельности БЦБК – в камнеобразный монолит путём омоноличивания с использованием гипса, диоксида кремния и мрамора, вторые – использовать технологию низкотемпературного термолиза. Обе технологии, несмотря на то что их предлагается взять за основу, пока не апробированы. И учёные сомневаются в их действенности.

«Нам предлагают проголосовать, но за что конкретно: в представленных документах нет ни одной просчитанной цифры, ни схемы, ни самого важного — что появится в итоге, будет ли этот продукт нетоксичным и безопасным?  – задался вопросом директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов. –Согласно предложенной документации, требуется омонолитить около 1,1 миллиона кубометров. шлам-лигнина. Всё за счёт 687 кубометров связывающего вещества – только доставка такого объёма займёт пять лет.  При этом надо иметь в виду, что содержание воды в шлам-лигнине около 90%.  Что это за монолит будет,  где жидкости в два раза больше, чем других составляющих? Про вторую технологию вообще молчу. Разработчик утверждает, что  100% отходов будет переработано. Но вдумайтесь: брать технологию, которую опробовали на резине, и говорить, что резина то же самое, что отходы БЦБК! А ведь там не только шлам-лигнин, но и строительный мусор, опилки – из них, видимо, и будем получать технический углерод. Вот омский завод, наверное, удивится, что при температуре 400 градусов такое может быть».

В рамках слушаний было признано, что полной гарантии эффективности предложенных методик нет. Подходящий способ утилизации предлагается искать в процессе работы – когда на это появятся деньги. «Эта песня хороша, начинай сначала, – комментирует учёный Лимнологического института  СО РАН Александр Сутурин. – В прошлый раз тоже много говорили. Сегодня мы пришли послушать ОВОС проекта (оценка воздействия на окружающую среду. – Прим. авт.), но никто не услышал информацию, которая, согласно закону об экологической экспертизе, должна быть в таком случае озвучена. С таким подходом вы её не пройдёте, – отметил он, обращаясь к авторам проекта рекультивации. – Почему прокуратура проверяла первый проект? Вот нужно было дать сейчас ответы на все вопросы, которые тогда были заданы иркутскими экспертами». В частности, речь идёт о работах по защите полигонов БЦБК от селевых оползней, которые могут смыть скопленные там отходы прямо в Байкал. Специалисты-лимнологи считают это важнейшей частью проекта утилизации шлам-лигниновых скоплений. «Сначала нужно максимально обезопасить полигон от посторонних угроз, а потом уже «развлекаться» с поиском технологии утилизации», – подчёркивает Сутурин.

Однако проектировщики к призывам учёных остались глухи: обновлённый проект, как сообщил на прошедших слушаниях представитель ИрНИТУ Виктор Кондратьев, не предусматривает подобные работы, отдав их на откуп МЧС. Отказались разработчики и от использования очистных сооружений – как без них будут перерабатывать шлам, общественности не пояснили. Но обещали, что на выходе получится «нейтральный» безопасный продукт, площади карт-накопителей шлам-лигнина сократятся в два раза.

— Все говорят о шлам-лигнине, но при этом ни слова об аккумулированном сероводороде, который находится в этих картах, – говорит бывший главный эколог БЦБК Николай Алдохин. –  По моим данным, в верхних слоях его содержание — 2 мг на литр, на глубине 4,5 метра  – 20 мг. В среднем получается 10 мг сероводорода на литр. С учётом заданных сроков на реализацию мы получим 12 тысяч квадратных километров воздуха, где концентрация серводорода выше ПДК. Это значит, весь южный Байкал будет «хорошо» пахнуть. Не забывайте, что в концентрации 10 мг на литр сероводород становится  смертельно токсичным, а в суточном выбросе будет около миллиона кубометра такого газа.  Из-за тяжести он будет «сползать» по рельефу местности и перекрывать в том числе федеральную автотрассу, Транссиб – мы этого хотим? Кроме того, при концентрации 0,45% и выше этот газ взрывоопасен. То количество, которое будет образовываться, может привести к соответствующим последствиям.  Но  этот вопрос совершенно не раскрыт, написано: «При работе земснарядов вредные выбросы отсутствуют».

Несмотря на все нарекания, озвученные в понедельник,  по результатам голосования проект «Росгеологии» прошёл процедуру публичных слушаний. В частности, был подержан вопрос о принятии предложенных  технологических решений базовыми. До 20 ноября рабочая группа проекта должна провести зачётные испытания «с целью подтверждения результатов с утверждением их рабочей комиссией». После того до 1 декабря его представят на экологическую экспертизу.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector