издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Здравствуй, читатель

Иркутск в мемуарах.

Эти два офицера русского флота вошли в историю не только как путешественники и бесшабашные храбрецы, но и как персонажи поэмы и рок-оперы.

В начале 1806 года по поручению Н.П. Резанова лейтенант Николай Хвостов, командуя трёхмачтовым торговым судном «Юнона», в сопровождении тендера «Авось» под командованием мичмана Гавриила Давыдова совершил переход с Аляски в Калифорнию.

А первое путешествие 26-летнего лейтенанта Хвостова и 18-летнего тогда Давыдова в Америку на шхуне «Святая Елизавета» в интересах Русско-Американской компании состоялось в 1802 году.

Впоследствии Давыдов успел обработать только свои записки о первом путешествии в Америку. Они были изданы дядей Хвостова адмиралом Шишковым в 1810 году под следующим заглавием: «Двукратное путешествие в Америку морских офицеров Хвостова и Давыдова, писанное сим последним. Ч. I. 1810 г.» Вторая часть, изданная в 1812 г., содержит статьи, заключающие в себе описание Кадьяка и его жителей. В записках Давыдова собрано много этнографического и словарного материала, он составил словарь наречий туземцев Сахалина.

«17-го Июня 1802 года в 9 часов утра, переправившись через реки Иркуту и Ангару на пароме, приехали мы в город Иркутск, который может назваться главным в Сибири. Ибо по заключении с Китайцами: Кяхтинского торга оный знатно увеличивается; Тобольск же перестав быть средоточием торговли между России, Китая и Сибири, по мере того упадает. Иркутск заключает в себе около 3000 домов и 35000 жителей, в том числе много купцов, из которых иные весьма богаты и производят обширные торги. Все Китайские товары, вся мягкая рухлядь привозимая из восточной Сибири, Камчатки и Америки, и все иностранные и Российские товары, идущие в Кяхту, восточную Сибирь, Камчатку и Америку проходят неминуемо через Иркутск, что доставляет большие сему городу выгоды. Купечество Иркутское предприимчиво, сведуще в отправляемых им торговых делах и производит оные лучшим образом, нежели иногороднее Российское купечество. Приехав сюда тотчас приметит разницу между Российскими и Сибирскими купцами: ибо последние никогда не торгуются…

Город Иркутск стоит на берегу реки Ангары, выходящей из озера Байкала и текущей с великою быстротою: воды её чрезвычайно холодны. Против самого города впадает в Ангару река Иркута. Местоположение Иркутска, выстроенного на равнине, довольно хорошо; ибо горы окружающие оный и две реки, производят весьма приятную перемену в видах. Иркутск начинает украшаться многими изрядными зданиями и несмотря на отдаление от столицы, со временем должен быть ещё важнее для России.

Поспешая в путь мы пробыли в сем городе как можно меньше и отправились из оного 22-го Июня, рано поутру. Население вокруг Иркутска очень велико, ибо земля хлебородна во всем уезде сего имени. Между городом и рекою Леною лежит Бурятская степь, получившая наименование свое от населяющих оную Бурятов, или просто называемых здесь Братскими.

Буряты происходят от Мунгалов, и сходствуют с ними в языке и обычаях. Некоторые из них крещены, но большая часть остались в прежнем идолопоклонстве. Сии более боятся дьяволов нежели почитают Бога, и от того стараются умилостивить первых принесением жертв, состоящих в вывешивании заколотых собак и овец. Шаманы или колдуны Бурятские имеют великую доверенность от народа, который думая, что они знаются с дьяволами, во всяком случае призывает их на совет. Шаман обыкновенно, для выгод своих, начинает жертвоприношением, говорит, что для укрощения дьявола подчивал его мясом и вином. При переходе Бурята в новый дом, Шаман обыкновенно дает ему два положенные в мешок изображения чистого и нечистого духа…

Прежде я не мог воображать о Сибири без ужаса; но перед отправлением моим в Америку слышал об оной столько отменно хорошего от людей там бывавших, что поистине можно было усомниться в истине сих похвал. Правда, в Тобольской губернии приметно совершенное изобилие; но в Иркутской совсем иное. Неурожай хлеба, пригон знатного числа посельщиков (из коих многие на дороге перемерли) и другие причины произвели нынешний год неслыханную дороговизну хлеба в Иркутской губернии. Пуд ржаной муки от 20-ти до 30-ти копеек возвысился до двух с половиною и трех рублей в иных местах, особливо в городах, нельзя было ничего съестного достать. В Нижне-Удинске, если бы не пригласил нас обедать, Городничий, Г-н Алексеев (которым никто не может довольно нахвалиться: жители по причине доброты его и праводушия; a проезжие, по его гостеприимству, наиболее приятному в столь отдаленном месте), то не скоро бы нашли мы купить хлеба, и может быть должны бы были выехать голодные…»

И, кстати, читайте газеты!

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер