издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Племя молодое, незнакомое

  • Автор: Юрий Козлов

Прошёл всего один месяц 2018 года, а по министру молодёжной политики Иркутской области Александру Попову уже нанесено подряд несколько болезненных ударов. Министр, который очень не любит публичность и старается держаться подальше от СМИ, зачем-то принял несколько приглашений на «круглые столы» и разоткровенничался. Всего несколько выступлений – и разрозненная до сих пор картинка неожиданно сложилась в пугающую своим цинизмом мрачную перспективу: пока Александр Попов остаётся министром, никакой молодёжной политики в регионе не будет.

Пожилым везде у нас дорога

Напомним новости всего пары последних недель. Недалеко от Ангарска рабочие, проводившие осмотр теплотрассы, обнаружили землянку, в которой жили 22-летняя женщина и её 2-летняя дочь. По возрасту мать как раз попадает в ведение министерства, которым руководит Александр Попов. Но ему до этой женщины нет никакого дела. Как и до 14-летнего школьника в посёлке Семигорск, который убил своего 50-летнего соседа. Как и до трёх подростков в Кутулике, осуждённых за убийство двух мужчин. В ходе судебного разбирательства выяснилось, что подростки совершили убийство безо всякого предварительного плана. Им просто нечего было делать. Про Усольский кадетский корпус, по недоразумению носящий высокое звание «гвардейский», сказать можно только одно: давно пора переименовать его в «арестантские роты».

Если кто-то скажет, что в случившемся есть вина школ, семей, общественных организаций и правоохранительных органов, это будет правда лишь отчасти. В жизни каждого подростка наступает такое время, когда он выходит в мир и ищет, чем себя занять. Наше государство давно, буквально с первых дней советской власти, дало ответ на этот вопрос: подростку нужны объединение с ровесниками и дело с перспективой. Если этого нет, подростки объединяются сами. И находят себе дело с деструктивной направленностью, потому что во взрослом мире молодёжь никто не ждёт и уступать ей место не намерен. Объединить молодёжь и направить её в позитивное русло в Иркутской области должно именно министерство по молодёжной политике, потому что больше некому. Минздрав лечит, минобр учит, минсельхоз кормит, а вы, будьте так любезны, организуйте!

Не тут-то было. В министерстве всеми делами заправляет Александр Попов, человек 1956 года рождения, который ещё в момент своего назначения на пост в июне 2016 года был самым пожилым министром по молодёжной политике в Российской Федерации. В нашей стране случались различные казусы с возрастом руководителей. Партию пенсионеров возглавлял 34-летний политик, которому до пенсионного возраста оставалось ещё полжизни. Это решение как раз можно понять: пусть молодой поработает на пожилых, им трудно, а ему надо заработать политический капитал. Но даже в позднем СССР, когда диктатуру генерального секретаря ЦК КПСС окончательно сменила геронтократия, престарелые вожди понимали: первым секретарём ЦК ВЛКСМ должен быть человек, отличающийся от своих подопечных максимум на 15–20 лет. А Александр Попов, как он сам признаётся, только в молодёжной политике работает уже 40 лет…

27 января иркутская общественная организация «Клуб Публичной Политики» провела круглый стол, посвящённый перспективам молодёжной политики до условного 2030 года. Что говорили остальные участники – неважно, потому что им всё равно не дадут ни решать, ни действовать. А вот выступление Александра Попова стоит воспроизвести: «В 1991 году сменилась политическая система. Я всю эту ситуацию прекрасно помню. Мы, я имею в виду Российский Союз Молодёжи, заявили о своей самостоятельности, что это организация не политическая, не государственная, не коммерческая. Мы занимались тем, что давали молодым людям реализовать свои амбиции, свои таланты».

Тут министр Попов слегка кривит душой. Исторические события 1990-1991 годов он встретил не активистом РСМ, а первым секретарём Иркутского обкома ВЛКСМ. Именно в то время, когда Попов руководил областным комсомолом, а по сути, и всей молодёжной политикой региона, областная организация ВЛКСМ деградировала и разрушалась со страшной скоростью. Несмотря на то что формально монополию КПСС и ВЛКСМ на идеологию ещё не отменили, а альтернативные организации ещё не имели полных политических прав, молодые люди покидали комсомол сотнями и тысячами. Они делали это, понимая, что рискуют нажить себе проблемы при поступлении в вузы и приёме на работу во многие государственные организации. Уж очень было скучно и серо в комсомоле Прибайкалья под руководством Попова.

 

Третий путь российской молодёжи

Но послушаем, что ещё сказал министр: «Мне часто говорили: «Вы хорошо устроились. У вас там отличники, они и работают, они и проектами занимаются. А почему вы не идёте в теплолюки? Не занимаетесь теми, кто нюхает клей?» А я считаю, что у нас ресурсов ограниченное количество. Поэтому тратить время предпочтительнее с теми, от кого зависит перспектива нашей страны, зависит наше будущее. Поэтому мы приглашаем на тот же форум «Байкал» тех, кто: а) хочет этого, б) имеет возможность».

Как говорил один из персонажей фильма «Сибирский цирюльник»: «Это многое объясняет!» Министр давно уже не в том возрасте, когда меняют жизненные установки. Да и, судя по результатам его работы в комсомоле, он отработал свои принципы уже в середине 1980-х. Как сказано в официальной биографии Попова, с 1978 по 1987 год он прошёл следующие ступени карьерной лестницы: инструктор организационного отдела, заведующий организационным отделом, второй секретарь, первый секретарь Ангарского ГК ВЛКСМ. Сейчас, как, по всей видимости, и 30 лет назад, Попов верит: «Альтернативы, кроме как быть в комсомоле и коммунистической партии, не было. Других партий просто не было в Советском Союзе. Людям, которые не разделяли идеологию, просто некуда было податься. Их называли диссидентами, и они либо уезжали, либо вели подрывную деятельность». Эту стабильность взглядов оценил, выбирая себе молодёжного министра, губернатор Левченко, бывший председатель Юго-Западного райисполкома Ангарска и первый секретарь горкома КПСС, не забывший своего экс-коллегу: с 1987 по 1989 год, до возвращения в комсомольские лидеры на областном уровне, Александр Попов работал в Юго-Западном РК КПСС и Ангарском городском комитете КПСС.

Министр и бывший обкомовский руководитель забыл: в России всегда есть третий путь – и путь этот криминальный. Диссидентов на всю страну насчитывалось около шести сотен человек, на молодёжь они почти не влияли. А по уголовным статьям отбывали срок сотни тысяч, у многих были знакомые с тюремным прошлым. Есть такие города, где всё население делится на три категории: «уже сидел», «ещё сядет», «охраняет сидящих». И вот итог карьеры Попова в Ангарске, подведённый в 1990 году старшим оперуполномоченным Ангарского УВД, майором милиции М.И. Новиковым в одной из городских газет: «Пик массовых драк [между подростковыми группировками] пришёлся на 1987 год. Город был буквально поделён на множество районов – сферы влияния «червонцев», «дробей», «эловцев», «каплунов», «чёрных», «забадья», «самосы», «псов» и других. Насчитывалось более 20 названий активно действующих группировок, имеющих своё ядро и определённую программу действий: бить «чужаков» и время от времени устраивать крупные «разборки» с другими группировками». А министр говорит «альтернативы не было». Так вот же она!

Александр Попов, поле зрения которого ограничено от силы несколькими процентами наиболее активных и успешных молодых людей, не желает знать обо всех остальных. Из-за таких, как он, 40-миллионный комсомол распался в считанные дни, и никто из комсомольцев не встал на защиту воспитавшего их СССР. Именно потому, что при слове «комсомол» у многих перед взором вставало лицо Александра Константиновича Попова, комсомольского карьериста, при любых обстоятельствах ссылающегося на ограниченные ресурсы. Упущенные будущим министром подростки вскоре пополнили уже не уличные «банды», а настоящие бандитские группировки и прославили «лихие девяностые» уже привычным насилием. А что вы хотели? Их никто ничему другому не учил.

Наше безнадёжное будущее

Как все уже поняли, Александр Попов, принципиально ориентирующийся на работу с лучшими из лучших, и сегодня не знает обо всех этих «синих китах», сообществе «АУЕ» и прочих проблемах подростковой социализации. Если в области случится что-то похожее на трагедии в Перми, Бурятии и других местах, министр просто разведёт руками: он тут ни при чём, он ничего не знал. Но, может быть, он хотя бы успешно работает с деловой и активной молодёжью? Оказывается, и это не так. Всего за месяц с небольшим министра трижды обвиняли в бездействии и крайне низкой эффективности. Причём не записные оппозиционеры и противники действующего губернатора, а люди, профессионально занимающиеся молодёжной политикой и готовые сотрудничать с любыми властями.

Началось всё 11 января на заседании комиссии по делам молодёжи Общественной палаты Иркутской области, когда гости по косточкам разобрали информационную политику министерства. Там в целом и разбирать было нечего. Министерство Александра Попова не желает общаться с полумиллионом молодых жителей области. Сайт в лучшем случае может пригодиться нескольким десяткам сотрудников отделов по делам молодёжи в мэриях городов и районов, но это даже не капля в море.

Вторая печальная для министра встреча состоялась, как было сказано, 27 января. Даже предельно лояльные ко всем властям члены КПП в итоге высказались не в пользу действующего министра и его политики: «…Молодёжь не видит для себя перспективы дальнейшей жизни, развития и применения своих способностей в России, от чего её значительная часть становится равнодушной и аполитичной».

Но хуже всего пришлось Александру Попову 1 февраля – на круглом столе, посвящённом его главному и чуть ли не единственному реальному проекту – молодёжному форуму «Байкал-2020». Участники встречи заявили, что у форума нет чёткой и заранее объявленной повестки. Форум организован на крайне низком профессиональном уровне. У форума нет информационной поддержки. Мероприятия форума, организованные членами Общественного совета при министерстве, настолько скучны, что молодёжь «голосует ногами» и уходит сразу после начала.

Министр Попов остался верен себе и говорил не о том, как исправить ситуацию, а только о том, что при имеющихся в его распоряжении ресурсах ничего другого министерство и не сделает. Виновато, видите ли, министерство финансов, которое не позволяет Попову привлечь к организации форума профессионалов, а сотрудники министерства, оказывается, проводить форумы на должном уровне не обучены. Форум в нынешнем виде не окупается ни в каком смысле. Даже организация, которая получала подряд на его размещение в своём отеле, осталась в убытках. Что уж говорить о том, что большинство участников разъехались по своим регионам и странам, ничего не принеся Иркутской области и ее молодёжи? Несмотря на это, министерство планирует новый форум в наступившем году, причём даже участникам прошлогоднего оргкомитета до сих пор неизвестны его тема, потенциальные участники и место проведения.

Тем не менее на очередной пустой форум под руководством министра Попова в бюджет 2018 года закладывается более 11 млн рублей. В наполеоновских планах Александра Константиновича имеется фантастическая идея о создании штаба по проведению форума «в каждом муниципалитете, в каждом вузе, в каждой общественной организации». Министр явно не понимает, к чему ведут его затеи. А кончится всё плохо: когда из сотен «штабистов» на форум попадут считанные единицы, остальные будут так разочарованы, что и нынешнюю кривую и слабую молодёжную политику в области это подкосит окончательно.

Приходится признать: молодёжную политику в Иркутской области возглавляет человек, который ничего не смог сделать в должности руководителя обкома ВЛКСМ, потом 25 лет недвижно просидел руководителем малочисленного и малоизвестного областного отделения РСМ, рукотворным чудом стал министром и в этой должности за полтора года ничего полезного не свершил.

Когда министр планирует привезти на форум специалистов по молодёжной политике из «Гагаринского клуба» (существующая всего год «часть российского экспертного сообщества, постоянно действующая дискуссионная площадка, работающая в тесном взаимодействии с государством и различными институтами гражданского общества»), следует понимать эту затею так: Александр Попов всё ещё думает о личной карьере и пытается презентовать себя федеральным гостям. Мысль о том, что за те же деньги на форум можно было привезти несколько десятков подростков из отдалённых районов Иркутской области, министру абсолютно чужда. Ещё бы, ведь его тёплое будущее в министерском кресле зависит не от них.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер