издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чем дальше в лес, тем больше дел. Уголовных

  • Автор: Мария Кашина

Природоохранная прокуратура добилась признания незаконными дополнительных соглашений, заключённых между министерством лесного комплекса региона и компанией «Вертикаль Б». При помощи этих соглашений санитарные рубки в Падунском лесничестве были увеличены в 74 раза. Это лишь первое дело по превышению объёмов санитарных рубок. Уже идут процессы по четырём аналогичным эпизодам, материалы по пяти искам готовятся для передачи в суд. Это может означать, что вскоре начнётся новый виток уголовного дела против чиновников минлеса.

Кажется, уже всем очевидно, что в лесах Иркутской области творится нечто из ряда вон выходящее. На прошедших недавно депутатских слушаниях в Законодательном Собрании сенатор от региона Сергей Брилка рассказал, что совсем недавно эта тема рассматривалась на заседании Совета Федерации и вызвала массу эмоций.

Верхушка таёжного айсберга

Всё началось в июне 2018 года, когда был арестован заместитель министра лесного комплекса Иркутской области Алексей Туги. Следственное управление СКР по Иркутской области возбудило в отношении него уголовное дело по факту незаконного назначения, согласования и проведения сплошной санитарной рубки в государственном природном заказнике «Туколонь» Казачинско-Ленского района. Под видом санитарной областные чиновники согласовали сплошную рубку 500 гектаров реликтового леса. Хорошо ещё, что благодаря вмешательству прокуратуры под нож успели пустить лишь 116 гектаров леса. Но фотографии, сделанные с места «санитарной рубки», всё равно выглядят устрашающе.

«Туколонь» – это лишь единичный пример, верхушка айсберга», – говорит сегодня Байкальский межрегиональный природоохранный прокурор Сергей Зенков. Очевидно, это так и есть. Начав проверки, прокуратура выявила факты незаконного выделения участков под санитарные рубки и в других районах.

Осенью 2018 года было возбуждено следующее уголовное дело – в отношении министра лестного комплекса Сергея Шеверды. Ему инкриминировали пункт «в» части 3 статьи 286 УК РФ – «превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий».

Однако едва начавшееся рассмотрение дела против министра уже осенью было приостановлено. Причиной стали арбитражные иски, которые в массовом порядке начали подавать фирмы-лесопользователи. Компании «Вертикаль Б», «Братское лесное предприятие» и другие требовали признать недействительными дополнительные соглашения к договорам аренды, по которым чиновники увеличивали для них объём рубок в десятки раз безо всякого аукциона.

На первый взгляд, нет никакой логики в том, что коммерсанты пытаются разрывать «золотые» соглашения. На самом деле, всё логично. Допсоглашения заключались незаконно. Если их расторгнуть, не останется предмета для разбирательства. Как говорится, нет соглашения – нет и нарушения. Таким образом, коллективный исход лесозаготовителей в арбитражный суд можно рассматривать как попытку развалить уголовное дело против министра лесного комплекса.

Первый пошёл

Чтобы блокировать эту нездоровую судебную активность, природоохранная прокуратура сама направила иски о признании недействительными тех же самых допсоглашений. 20 февраля был удовлетворён первый иск о признании недействительным дополнительного соглашения к договору аренды лесного участка, отнесённого к категории защитных лесов нерестоохранных полос Падунского лесничества.

Впрочем, изначально ничего и не говорило о том, что лес отдают под вырубку. Договор аренды был заключён в 2010 году с ООО «Братсквуд» через аукцион только для проведения рубок ухода за лесами с ежегодным отпуском древесины 1,1 тыс. куб. метров. Но через некоторое время с договором начали происходить метаморфозы.

В частности, с 2016 года начали заключаться пресловутые дополнительные соглашения, подписанные лично министром лесного комплекса Иркутской области Сергеем Шевердой. В итоге ежегодный объём заготовки древесины при проведении рубок ухода вырос в 74 раза. Также были предусмотрены рубка спелых и перестойных насаждений, сплошные и выборочные санитарные рубки. И это безо всякого лесопатологического обследования. То есть нет даже формальных доказательств того, что лес болен и его невозможно сохранить.

Между тем нерестоохранные леса относятся к категории ценных. Согласно Лесному кодексу, их использование возможно только при условии совместимости с целевым назначением защитных лесов и выполняемыми ими полезными функциями. Это значит, что рубить их нельзя ни в коем случае.

На снимках, сделанных с большой высоты, видно, что берега рек словно кто-то обвёл белым карандашом. А ведь совсем недавно они были зелёными. Казалось, им бояться нечего, добраться в те края можно только на катере. «Эти леса вообще нельзя трогать. Какая санитарная рубка, о чём там говорить», – комментирует ситуацию Сергей Зенков.

«Прокуратура доказала необоснованность назначения санитарных мероприятий. Состояние лесов не требовало сплошных санитарных рубок, что подтверждается материалами прокурорской проверки, проведённой с привлечением специалистов», – отмечается в пресс-релизе, размещённом на сайте Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры.

Чудны дела твои, минлес

Фактически стороны просто изменили и предмет аукциона, и объём рубок. Грубо говоря, если первоначально договаривались найти и убрать пять больных деревьев с гектара леса, то потом решили не мелочиться и выкосить весь гектар, а заодно и всё вокруг. Между тем изменить договор аренды лесного участка, заключённый по результатам открытых торгов, можно только по решению суда. Но и это ещё не всё.

С ведома и одобрения министерства лесного комплекса произошла замена в команде игроков. ООО «Братсквуд», с которым был изначально заключён договор, незаметно сменила компания «Вертикаль Б» Евгения Бакурова, депутата Законодательного Собрания. Считается, что его политической карьере весьма способствовал ближайший соратник губернатора Иркутской области Дмитрий Чернышёв.

«Соглашение о замене стороны заключено в обход процедуры торгов, в нарушение норм Гражданского кодекса РФ и Лесного кодекса РФ», – отмечают в природоохранной прокуратуре. Это противоречит принципам открытости, прозрачности и конкурентности аукционных процедур.

Решением суда требования прокуратуры удовлетворены в полном объёме. В настоящее время действия должностных лиц министерства лесного комплекса Иркутской области получают уголовно-правовую оценку.

– На рассмотрении арбитражного суда находятся ещё четыре аналогичных дела, – говорит старший помощник прокурора по правовому обеспечению Наталья Рягузова. – В процессе подготовки – материалы ещё на пять исков. То есть в общей сложности будет около десяти исковых заявлений по аналогичным делам. Масштабы рубок в этих эпизодах примерно такие же, как в Падунском лесничестве. Решения по ним будут вынесены в течение ближайших двух месяцев.

«Сегодня у нас хирурги в лесу»

За последние годы объём санитарных рубок в области вырос в три раза. По логике санитарная рубка – это убыточное мероприятие. Но в Иркутской области научились минус превращать в жирный плюс.

– В реальности мы видим исключительно коммерческую заготовку деловой древесины под прикрытием оздоровительных мероприятий, – говорит Сергей Зенков. – После проведения рубок вместо здоровой остаётся больная древесина, не имеющая высокой стоимости. А ликвидный лес вырублен и продан.

Сергей Зенков рассказал, что в ближайшее время природоохранная прокуратура планирует начать проверку ОГАУ «ИркутскЛеспроект», а также ОГАУ «Лесхоз Иркутской области». Того самого, который, по данным министра Шеверды, покупает «больной» лес за 88 млн рублей и продаёт его потом за 3,4 млрд. Вся эта операция называется санитарной рубкой, или рубкой ухода.

– Ни одному бизнесмену такой заработок не снился, – говорит Сергей Зенков.

– Ваше предприятие рубит здоровый лес. У вас есть какие-то меры воздействия на него? – задали Сергею Шеверде вопрос во время депутатских слушаний.

– После пожара лес сначала зелёный, – Сергей Шеверда объяснил многоходовку, благодаря которой с санрубкой можно зайти в лес, который вовсе не выглядит больным. – Но через два года он, может быть, просто высохнет. После пожара в нём заселяются короеды, это небольшое насекомое размером 1,5–2 мм. Оно селится под корой и ест камбий, сокодвижение нарушается, и начинает сохнуть древесина. От короеда она немножко дольше будет усыхать, потому что это маленькое насекомое. Когда его численность увеличивается, оно нападает и на здоровые деревья. Когда ослабевает дерево, на хвойные нападают усачи: еловые усачи, сосновые усачи. Они уже повреждают само дерево. Вот говорят, почему у нас деловая древесина (с санрубок. – Авт.) получается? Потому что мы осуществляем рубку до момента заселения короедами.

После этого объяснения по-настоящему страшно становится за тот лес в Нижнеудинском лесничестве, где сотрудники минлеса нашли новый очаг сибирского шелкопряда. И за тот лес, в котором найден и вовсе страшный зверь – уссурийский полиграф, который, по словам министра, «съедает пихту моментально». Ведь, следуя логике министерства, чтобы победить полиграфа, нужно уморить его голодом и выкосить всю пихту на многие километры вокруг.

– Есть два подхода к оздоровлению: один – терапевтический, другой – хирургический, – прокомментировал это выступление Сергей Зенков. – Терапевт говорит: «Нужно вылечить и попробовать сохранить», а хирург всегда готов всё отрезать и забыть. Сегодня у нас хирурги в лесу.

Сейчас действиям и чиновников, и «чёрных санитаров леса» даётся уголовно-правовая оценка. В частности, все материалы по Падунскому лесничеству природоохранной прокуратурой направлены в следственные органы. Решается вопрос о возбуждении очередного уголовного дела.

До сих пор арбитражные процессы служили официальной причиной для приостановки уголовного дела против министра лесного комплекса. Первый иск природоохранной прокуратуры удовлетворён, и есть основания полагать, что то же самое произойдёт с остальными делами. Это означает, что пора снять с полки уголовное дело против чиновников минлеса и стряхнуть с него пыль.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock detector