издательская группа
Восточно-Сибирская правда

К зверям по-человечески

Как работает Иркутская городская станция по борьбе с болезнями животных

Всемирный день животных отмечается 4 октября. Лучший способ узнать, как домашнюю живность оберегают от внешних угроз, – побывать в гостях у ветеринаров, а наиболее подходящее для этого место – Иркутская городская станция по борьбе с болезнями животных. Туда и направился корреспондент «Восточно-Сибирской правды». И лично убедился: здесь работают настоящие профессионалы, а технике, которую они при этом используют, позавидовали бы клиники для людей.

«Надо было не в кабинете сесть, а на скамейке у входа: сразу бы заметили, что к нам практически постоянный поток идёт», – произносит в самом начале нашего разговора заместитель начальника Иркутской городской станции по борьбе с болезнями животных – ветеринарный врач Александр Тихенко. Но такого наглядного подтверждения и не требуется: за минуту, необходимую для того, чтобы преодолеть сотню метров от парковки до входа в клинику, мне встречаются жизнерадостный ретривер в сопровождении хозяина, а уже во дворе – дородный лабрадор, которого явно привели к ветеринару. Минут через сорок, когда представляется возможность прогуляться по зданию клиники, поневоле обращаешь внимание: четвероногих пациентов нет разве что в помещении колл-центра, лаборатории и кабинете рентгенолога, которая внимательно изучает свежий электронный снимок собачьей лапы.

«Вся область не осталась в стороне»

Пребывая во власти стереотипов, предполагаешь, что на станции по борьбе с болезнями животных работают по большей части с коровами и прочим скотом. Но пара кликов на официальном сайте ведомства ничего не оставляет от такого образа: только домашних животных здесь лечат по восьми направлениям – от терапии и хирургии до дерматологии, кардиологии, офтальмологии и онкологии. И это не считая визуальных осмотров, переливания крови, а также ультразвуковых, эндоскопических и рентгенологических исследований. «В мировой практике лет двадцать назад произошло разделение ветеринарных специалистов по направлениям, – объясняет Александр Тихенко. – В России это началось с некоторыми запозданием, в Иркутске мы чётко разделились лет пять назад. Одно из основных направлений – это лечебно-профилактическая работа с кошками, собаками и экзотическими животными, где у нас представлены узкие специалисты: кардиологи, онкологи, офтальмологи, стоматологи, хирурги».

Мой собеседник, к слову, анестезиолог, хирург-травматолог и рентгенолог в придачу. «У нас есть и противоэпизоотический отдел – специальное подразделение, которое предотвращает распространение инфекционных заболеваний, – продолжает Тихенко. – Они как раз и обрабатывают коров, коз, лошадей, свиней и мелкий скот на территории Иркутска, Шелехова и Шелеховского района, а также Ольхонского района». Масштаб их деятельности немалый: поголовье сельскохозяйственных животных в этих территориях в 2018 году составило 12 077 особей, в 2017-м – 12 796. Большинство – 10 986 и 10 605 голов соответственно – находились в Ольхонском районе. «В работе станции есть ещё направление ветеринарно-санитарной экспертизы – по проверке продуктов на рынках на качество и безопасность, – добавляет Тихенко. – Плюс отдел безопасности животноводческой продукции, который отвечает за оценку продуктов животного происхождения и выдачу сопроводительных документов на них».

Даже с точки зрения географии станция не ограничена двумя зданиями на Красноказачьей, где расположены клиника и администрация. Её подразделения разбросаны практически по всему городу. Свердловская ветеринарная клиника находится на улице Гоголя, Ново-Ленинский участок – на Баумана, а Ленинский, обслуживающий Иркутск-II, – на Делегатской. Помимо этого есть филиал в Берёзовом – микрорайоне за Академгородком. Пусть все перечисленные подразделения не оснащены таким современным оборудованием, как станция на Красноказачьей, работающие там специалисты точно так же могут профессионально осматривать животных и оказывать им первичную помощь. А на улице Генерала Доватора действует центр льготной стерилизации.

Там же располагаются специалисты по борьбе с эпизоотиями. Когда речь заходит об их работе, понимаешь, что география – вещь относительная. Во-первых, они работают не только в Иркутске, но также в Шелеховском и Ольхонском районах – таков результат оптимизации структуры областной ветеринарной службы. Во-вторых, они участвовали в ликвидации последствий паводков на юго-западе региона. В начале июля бригада эпизоотологов работала в Нижнеудинске, а их коллега-хирург – в Тулуне, где нужно было стерилизовать собак и кошек, оказавшихся безнадзорными в результате наводнения. В августе, когда прошла вторая волна паводков, и эпизоотологи, и хирург выезжали в Тулун.

«Вся область не осталась в стороне – в зону бедствия приезжали специалисты из Ангарска, Зимы, Усолья-Сибирского, из Иркутского района и других территорий, – рассказывает начальник Иркутской городской станции по борьбе с болезнями животных Ольга Галенпольская. – Эпизоотологи работают циклично – отбор крови, её исследования, обработка сельскохозяйственных животных в силу естественных ограничений проводятся весной и осенью, только вакцинация от бешенства производится круглогодично. Поэтому летом и зимой они массово уходят в отпуска. Из-за паводков приходилось возвращать специалистов на работу, но они это восприняли с пониманием». И в том, что угрозу эпизоотий в Нижнеудинском, Тайшетском, Тулунском, Чунском и других районах ликвидировали ещё до того, как она возникла, есть и заслуга сотрудников Иркутской городской станции по борьбе с болезнями животных. Они же дважды доставляли гуманитарную помощь в Тулун – в распоряжении учреждения есть пятитонный грузовик.

Техника дошла из медицины в ветеринарию

Надо сказать, оснащение станции впечатляет. Во дворе рядом с грузовиком – специальный ветеринарный автомобиль и два прицепа, предназначенных для транспортировки крупных животных. Но техника, имеющая наибольшую ценность и представляющая наибольший интерес, скрывается внутри здания. Входя в диагностический кабинет, сразу обращаешь внимание на аппарат футуристического вида с большим монитором и отдельной сенсорной панелью. Это система для ультразвуковых исследований Vivid T8 Pro от компании General Electric, которую приобрели в прошлом году. «Аппарат экспертного класса, – отмечает ветеринарный врач Дарья Мальцева. – Упор сделан на кардиопакет – датчики, которые позволяют оценивать работу сердца и клапанного аппарата, прохождение тока крови по крупным сосудам». В общем, всё как у людей. И это не преувеличение – только что увиденная ультразвуковая система была разработана в первую очередь для нужд медицины, а не ветеринарии. Как и недавно приобретённый холтер «Поли-Спектр-СМ» – аппарат для суточного мониторинга ЭКГ.

«Какие-то проблемы с сердечным выбросом или утолщением сердечной мышцы можно увидеть при ультразвуковом обследовании, – поясняет Мальцева. – Но, скажем, при аритмии требуется длительное наблюдение». Для него и предназначен холтер. Где-нибудь в Москве подобные аппараты выдают на дом, подписав договор аренды, но в Иркутске он пока используется в стенах станции по борьбе с болезнями животных.

Современной техники хватает и в других кабинетах. Например, рентгеновский аппарат, хоть и не абсолютно новый, работает в «цифре». Снимки он наносит не на плёнку, а на крупные прямоугольные панели – цифровые детекторы. На мониторе изображение с них можно повернуть под любым углом, который необходим врачу, изменить контраст, тут же сделать пометку. Наверное, в современных больницах этим никого не удивишь, но, признаться, подобного не всегда ожидаешь от клиники для животных. Однако надпись animal blood counter на гематологических анализаторах, установленных в лаборатории по соседству, развеивает все оставшиеся сомнения – исследовать человеческую кровь на них не получится. Оборудование, установленное здесь же, позволяет на высоком уровне проводить и другие анализы – от исследования части кожи до цитологического анализа клеток опухолей. Но где-то – к примеру, при расчёте лейкоцитарной формулы – человек с микроскопом оказывается точнее любой техники.

«Приходится больше работать с людьми»

Памятуя об этом, задаю три вопроса в одном: какова ситуация с кадрами, есть ли потребность в новых специалистах, как пополняете штат? «Дело обстоит очень просто, – отвечает Галенпольская. – К нам на практику приходят старшекурсники Иркутского государственного аграрного университета имени Ежевского, мы также сотрудничаем с Иркутским аграрным техникумом. Многие потом устраиваются на работу. К сожалению, учебные заведения не выпускают узких специалистов, но третьекурсник, пришедший к нам, уже знает наши принципы, стандарты и требования. Если он понимает, что будет здесь работать, то к этому готовится. И когда он приходит с дипломом, его уже не надо учить с нуля. Конечно, это зависит от человека – он должен любить профессию, ведь, как бы пафосно ни прозвучало, это призвание».

Вместе с филиалами на городской станции по борьбе с болезнями животных работают около 130 ветеринарных врачей и фельдшеров. Мотивы у каждого, кто пришёл сюда работать, свои. Финансовая сторона дела, конечно, определяет многое, но далеко не всё – ветеринарами, как и врачами, всё же становятся скорее по зову души. Но стоит учесть, что станция по борьбе с болезнями животных – это государственное учреждение, так что здесь соблюдают и Трудовой, и Налоговый кодексы. «Конечно, определённая кадровая текучка есть, – признаёт начальник станции. – В каком-то смысле врачам и фельдшерам приходится больше работать с людьми, чем с животными, поэтому бывает, что они «выгорают». Есть и те, кто, поработав год-два-три, понимают, что это не их. Бывает, что работает девушка, у которой муж – военный, и его переводят на новое место службы». Но у тех, кто остаётся, есть все возможности повышать квалификацию, расти в профессиональном плане. Достаточно сказать, что 10–14 сотрудников станции ежегодно выезжают на различные конференции. А девять человек стали участниками 25-го Европейского ветеринарного конгресса, который впервые прошёл в российском городе – в Санкт-Петербурге. Научная работа – среди ветеринаров есть кандидаты и доктора – и вовсе является неотъемлемой частью повседневной жизни станции.

«Черепаха жива и здорова»

Увидев технические новинки и поговорив с ветеринарами, насмотревшись на пациентов и послушав разговоры их хозяев, сложно остаться беспристрастным. Кто-то, возможно, укажет на отзывы о работе городской станции по борьбе с болезнями животных из Интернета, среди которых есть как положительные, так и отрицательные. Но, убедившись неоднократно в том, что слова из Всемирной паутины и реальность часто расходятся, стремишься найти другой, более объективный показатель. Наверное, лучше всего на эту роль годится число тех, кто ведёт своих питомцев на лечение на станцию. В том, что их поток значителен, довелось убедиться лично не в самое «ходовое» время – в половине третьего дня, тогда как основной наплыв наблюдается утром и вечером. По статистике, которую ведут официально, на станцию и в её подразделения, которые работают круглосуточно, каждые 24 часа обращаются 250–300 человек с кошками, собаками и другой живностью. Есть и другие, более точные данные. В 2018 году от бешенства привили 13 913 собак и кошек в Иркутском и Шелеховском районах, ещё 1246 – в Ольхонском районе. В 2017 году специалисты станции привили 13 751 и 1200 домашних животных соответственно.

Ещё одно свидетельство мастерства ветеринаров, работающих здесь, – сложность операций, в которых они участвовали. Так, в феврале 2016 года ветеринарный врач Екатерина Карпова инициировала замену хрусталика годовалой медведице из Большого московского цирка и ассистировала офтальмологам из МНТК «Микрохирургия глаза». Операция прошла успешно. «Как-то у нас была пресноводная черепаха, – рассказывает Тихенко. – Много лет жила в аквариуме и, как выяснилось, за это время наглоталась камней – мы насчитали семнадцать или двадцать штук, когда сделали снимок. Операция была очень сложной – если к кошке или собаке можно подцепить кардиологические датчики и различные мониторы и контролировать введение наркоза, то с черепахой ты ничего подобного не сделаешь. Поэтому мы ей давали газовый наркоз и следили за реакцией. Чтобы добраться до кишечника, положили черепаху на спину и специальным инструментом выпилили сегмент брюшного панциря. По завершении операции его поставили на место и заклеили «Поксиполом». Проблема в том, что шов какое-то время нельзя было смачивать, а черепаха живёт и питается в воде. Но с этим разобрались, хозяин потом приносил снимки. В общем, черепаха жива и здорова».

Всемирный день животных ветеринары отмечают работой. Городская станция 5 и 6 октября будет бесплатно прививать собак и кошек от бешенства. Здесь же можно будет определить вес животного, постричь ему когти и, если это необходимо, исследовать его на лишай. И всё это совершенно бесплатно.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector