издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Последний тост за здравие

По статистике, 85 процентов убийств и половина изнасилований совершаются в состоянии алкогольного опьянения

Истории убийств и нанесения тяжких телесных повреждений на почве алкоголя нередко пишутся как под копирку: сидели, выпивали, вспыхнула ссора. Агрессивный собутыльник схватился за нож или топор. А дальше кровь, чья-то жизнь, висящая на волоске, «Скорая помощь», которая ещё должна успеть к пострадавшему, что бывает не всегда. Когда в тюремной камере к обвиняемому приходит отрезвление, звучит его признание: «Я не хотел убивать». Но как в это поверить, если тело жертвы бывает искромсано орудием убийства?!

Цели смаковать жуткие подробности пьяных разборок нет. Кого сегодня подобным удивишь? Просто в безудержном веселье стоит помнить о том, что алкоголь способен за несколько секунд превратить закадычного собутыльника в «зверя». Только что была эйфория от встречи – и вот уже буквально на пустом месте вспыхнула агрессия. Как правило, в этой стадии опьянения и совершается непоправимое. Врачи знают, что особенно тяжко алкоголь способен воздействовать на тех, у кого имеются органические поражения центральной нервной системы, черепно-мозговые травмы, психопатические черты личности, признаки психической и социальной деградации. На внешности это может особо не сказываться: при опьянении тайная пружина вспыхнувшей злобы разворачивается по своим внутренним законам. Об этом свидетельствуют несколько уголовных дел, которые недавно рассматривались в Ангарском городском суде.

Хорошо сидели под водочку

Возможно, если бы Михаил Коробков (фамилия изменена) знал о прошлом своего знакомого Вячеслава Платонова, то не стал бы вступать с ним в приятельские отношения и приглашать к себе в дом. Платонов к своим сорока пяти годам уже имел солидный опыт зэка. Понятно, что тюремное прошлое не афишировал. В начале двухтысячных получил немалый срок по статье 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни). Семья не сложилась, работал дворником. Коробков не раз звал его к себе в общежитие выпить. И, конечно, не предполагал, что очередная попойка окажется для него последней.

Из-за чего собутыльники поссорились? Сия деталь оказалась покрытой мраком. После очередной порции горячительного Платонова, как это бывало уже не раз, обуяла безудержная злоба, которая требовала физического выхода. Поэтому поводом к нападению могла послужить любая неосторожно сказанная фраза в его адрес. Расправа была молниеносной. Он схватил нож с деревянной рукояткой и с силой всадил его собутыльнику в шею. Колото-резаное ранение оказалось сквозным с повреждением щитовидной железы, трахеи, пищевода. Медики, которых вызвали мать и соседи, ничем не смогли помочь. Массивное кровотечение не оставило шансов на жизнь.

Примечательно, что Платонов волосы на себе не рвал. Поздним мартовским вечером в одной тельняшке отправился в магазин. По дороге прицепился к каким-то парням, и они его поколотили. А потом уже с кровью жертвы на ладонях попал в руки полиции. На следствии и в суде он не отрицал, что ударил ножом Коробкова. Но, рассказывая о причине ссоры, разыграл целый спектакль. Якобы его собутыльник пытался напасть на него и всячески провоцировал на ответный удар. Но, скрупулёзно разобравшись в деталях произошедшего, опросив свидетелей, суд пришёл к выводу, что подсудимый намеренно отводил от себя вину.

В итоге это преступление было квалифицировано по ч. 1 ст. 105 УК РФ (умышленное причинение смерти), и подсудимый отправился в колонию особого режима на 10 лет. И если первая его отсидка закончилась условно-досрочным освобождением, то на сей раз такое уже станет невозможным.

«Всех порублю!»

По совпадению обстоятельств следующий фигурант уголовного дела тоже работал дворником. И не где-нибудь, а в детском саду. Январским вечером этого года Максим Новик крепко выпивал со своей сожительницей и соседкой. Всё происходило в черте Ангарска – на территории садоводческого товарищества «Рассвет». Как он сам потом объяснял, первая волна хмеля сморила его в сон. Когда проснулся, был страшно недоволен, что дамы ещё не покинули помещение. Пришёл в ярость. С криком «Всех порублю!» схватил большой хозяйственный топор и врезал им по стеклу веранды. Увидев кровь от осколков стекла на своей руке, вошёл в раж ещё больше. Свою злобу выместил на соседке Ирине Дроновой (фамилия изменена). Не убил он её только чудом: первый удар лезвием нанёс по голове, второй удар обухом топора пришелся по лицу. Кстати, после этого отправился спать.

Приехавшие по вызову медики зафиксировали у пострадавшей открытую черепно-мозговую травму с переломом верхнечелюстной пазухи, не считая кровоизлияний в мягкие ткани. Дронова была уверена, что если бы она не нашла в себе силы убежать, то нанесённых ударов было бы больше. И всё-таки это не помешало ей сочувственно отозваться о нападавшем в суде, сказать, что зла на него не держит. Характерная деталь: буйный сосед не сразу признался, что рубанул женщину топором. Вначале выдвинул спасительную для себя версию, что она порезалась осколками разлетевшегося стекла. Хотя характерный след топорного лезвия, оставивший глубокие повреждения в черепной коробке, говорил сам за себя. Для суда ещё было важно составить мнение о личности подсудимого 1972 года рождения. Таким психопатам с эмоционально-волевой нестабильностью, вспыльчивостью и склонностью к агрессивным действиям врачи категорически не велят пить. А у подсудимого на фоне запоев ещё бывали приступы эпилепсии и провалы в памяти. Вне сомнения, в особой группе риска находилась его сожительница, которой он в процессе пьянки не раз демонстрировал свою ярость. На сей раз нападению подверглась соседка. Суд приговорил Новика к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. В качестве компенсации морального вреда он должен выплатить пострадавшей 50 тысяч рублей.

«Мне так больно»

И снова попойка в квартире. Ситуация с пороховым запалом. Будущий убийца Сиджоудин Насрединов пришёл в гости с двумя бутылками водки к своему приятелю, которому жить оставалось считанные часы. Геннадий Прошкин (фамилия изменена) делил кров с женщиной, которая раньше была сожительницей Насрединова. Вместе выпивали за столом. В какой-то момент беседа приняла взрывоопасный характер, и гость схватился за нож. Он нанёс своему собутыльнику два удара в грудную клетку. О силе этих ударов говорит глубина раневых каналов: 17 и 18 см. Колото-резаные раны со сквозным повреждением жизненно важных органов и кровотечением привели к смерти пострадавшего. Он только успел сказать подбежавшей женщине: «Мне так больно».

Как и в случаях, описанных выше, нападавший пытался «отодвинуть» от себя роковой факт, списать всё на водку, на «туман» в голове, на то, что Прошкин якобы сам напал на него первый с ножом, нанёс удары в руку и ногу. Но эксперт определил, что имеющиеся ссадины появились ещё до этого события. К тому же были показания свидетельницы. Кстати, согласно экспертизе, содержание этилового спирта в крови обвиняемого составило на момент преступления 2,6 промилле, что соответствует сильной степени опьянения. Насрединов состоял на учёте у врача-нарколога с диагнозом «синдром зависимости от алкоголя, средняя степень». После исследования всех доказательств у суда не осталось сомнений, что он виновен в совершении этого преступления. Приговор: 9 лет в исправительной колонии строгого режима.

Обычному человеку кажется, что для убийства необходимы веские причины. Алкоголику они не требуются. Сейчас, когда вы читаете эту судебную хронику, ещё живы люди, которые вскоре попадут в печальную колонку новостей – сразу после развесёлого застолья.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector