издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Снег укрыл ориентиры

МАК назвал причину катастрофы вертолёта на Братском водохранилище в декабре 2017 года

Наиболее вероятной причиной катастрофы вертолёта Eurocopter AS350B3, разбившегося на Братском водохранилище 7 декабря 2017 года, стала потеря пилотом наземных ориентиров в сложных погодных условиях. Ей могли способствовать и проблемы со здоровьем лётчика, страдавшего от ишемической болезни сердца и незадолго до того пережившего обширный инфаркт. К таким выводам пришла комиссия, расследовавшая катастрофу. Они изложены в окончательном отчёте, который опубликован на официальном сайте Межгосударственного авиационного комитета.

Прогноз на 7 декабря 2017 года не обещал хорошей погоды в районе Братска: порывистый северо-западный ветер до 17 метров в секунду, ливневый снег, видимость до 2 км, локально ограниченная 700 м. Минимуму командира воздушного судна в случае Сергея Тетёркина – 56-летнего пилота, выпускника Сызранского высшего военного авиационного лётного училища, – метеоусловия соответствовали. Правда, что севернее города, что местами над Братским водохранилищем погода была хуже прогнозируемой. Тем не менее в 12.37 по местному времени вертолётчик поднял машину с пассажиром на борту с площадки в посёлке Гидростроитель и взял курс на населённый пункт Чистый, расположенный на берегу Ангары выше по течению. Спустя примерно 40 минут вертолёт, немного не долетев до места назначения, проломил тонкий лёд на водохранилище и затонул. Пять дней спустя, поздним вечером 12 декабря, спасатели с помощью телеуправляемого подводного аппарата Falcon обнаружили его в 60 метрах ниже по течению на глубине 65 м. На борту был только погибший лётчик, так и не отстегнувший ремни. Тело пассажира – братского предпринимателя Егора Банщикова – так и не обнаружили.

Немолодой пилот нового вертолёта

Разбившийся Eurocopter AS350B3 был сравнительно новым: завод во Франции выпустил его 28 августа 2008 года. За девять лет он налетал 1922 часа и успел пройти восстановительный ремонт двигателя на предприятии Heli-One America Support в США. С 2008-го по 2013 год вертолёт под разными бортовыми номерами эксплуатировали во Франции и Румынии, впоследствии он принадлежал компании CHP Holding и базировался в Москве. В августе 2017 года его приобрёл бизнесмен Николай Попов из Красноярска. Банщиков, который согласно Единому государственному реестру юридических лиц занимался лизингом грузовых и легковых автомобилей, оптовой торговлей, арендой и управлением недвижимостью, был совладельцем машины на основании доверенности. То, что во время последнего полёта именно он был на борту вертолёта, подтверждает находка частников, которые вели поиски уже после того, как официальная спасательная операция была свёрнута. Они обнаружили записную книжку и сотовый телефон предпринимателя. По мобильнику Банщиков успел сообщить знакомому, находившемуся в Чистом, об аварийной посадке вертолёта на лёд Братского водохранилища.

Погибший пилот был довольно опытным – его общий налёт превышал 5 тысяч часов. В 2012 году бывший военный вертолётчик последовательно прошёл в учебном центре «Авиа Парт» переподготовку на лёгкие гражданские Robinson R-44 и Eurocopter AS350. Впоследствии он получил свидетельство пилота коммерческой авиации. На «Еврокоптере» Тетёркин успел налетать 389 часов, в том числе 379 часов в качестве командира воздушного судна. Разбившейся машиной он периодически управлял в первой половине 2017 года, а с 1 сентября выполнял на ней постоянные полёты. Комиссия Межгосударственного авиационного комитета пришла к выводу, что уровень подготовки пилота соответствовал заданию на его последний перелёт.

Чего нельзя было сказать о здоровье лётчика. В 2003 году его взяли на диспансерный учёт в Московскую городскую поликлинику из-за ишемической болезни сердца и кардиосклероза. По федеральным авиационным правилам «Медицинское освидетельствование лётного, диспетчерского состава, бортпроводников, курсантов и кандидатов, поступающих в учебные заведения гражданской авиации» диагноза было достаточно для отстранения от лётной работы. Тем не менее Тетёркин продолжил летать и без проблем переучился на пилота коммерческой авиации. Врачебно-лётная экспертная комиссия почему-то не фиксировала нарушения в работе его сердечно-сосудистой системы. Разве что в протоколе от 20 сентября 2016 года есть упоминание об атеросклерозе аорты и пограничной артериальной гипертензии, которые не помешали признать пилота годным к полётам. Спустя примерно год он пережил обширный инфаркт, но всё равно продолжил летать. Эксперты, расследовавшие катастрофу 7 декабря 2017 года, предположили, что в сложных условиях последнего полёта «в связи с повышением нервно-эмоционального напряжения» ишемия могла способствовать «острому нарушению работоспособности», из-за которого Тетёркин решил пойти на вынужденную посадку.

Удар по касательной

Условия в том районе, где разбился вертолёт, действительно были сложными: видимость не больше 300 метров, сильный ветер, снежные заряды. Вероятнее всего, лётчик, попав в них, решил снизиться, чтобы можно было разглядеть землю, покрытую тайгой. Над заснеженным Братским водохранилищем он запросто мог потерять визуальный контакт с какими-либо ориентирами и продолжить снижение. В результате машина ударилась об лёд практически в горизонтальном полёте: вертикальная скорость была крайне малой в отличие от поступательной. «В пользу этого свидетельствуют исследование обломков воздушного судна и заключение судебно-медицинской экспертизы», – сказано в окончательном отчёте комиссии, которая расследовала катастрофу.

Ещё одно доказательство – аварийный радиомаяк не сработал, поскольку вертолёт ударился об лёд по касательной. Немногочисленные мелкие фрагменты конструкции «Еврокоптера» были разбросаны на площади 60 на 30 метров, что также свидетельствует о сравнительно небольшой перегрузке. Однако лёд, в начале декабря ещё не затянувший Братское водохранилище, был слишком тонким, чтобы выдержать вес машины: его толщина не превышала 3–5 см. Поэтому вертолёт провалился под него, а сильное течение снесло его на несколько десятков метров. Пилот, не получивший травм при ударе, по всей видимости, потерял сознание и поэтому даже не расстегнул ремни, не говоря уже о том, чтобы попытаться выбраться из тонущего «Еврокоптера».

Техника ни при чём

Наиболее вероятной причиной катастрофы специалисты МАК считают «потерю управления вертолётом при выполнении полёта в условиях ограниченной видимости». Однозначную причину этого установить не удалось, но техника здесь точно ни при чём: признаков отказа бортовых систем и агрегатов выявлено не было. Возможно, лётчик, подготовленный к управлению вертолётом по правилам визуальных полётов, потерял пространственную ориентировку в непривычных условиях. С той же вероятностью сердечное заболевание, особенно на фоне стресса, могло вызвать «частичную или полную потерю работоспособности». Роковую роль могло сыграть и сочетание этих факторов. Вполне вероятно, что трагическому исходу полёта способствовали необоснованное решение продолжать его в условиях ограниченной видимости, значительная психоэмоциональная нагрузка и тот факт, что врачебно-лётная экспертная комиссия не выявляла у Тетёркина имеющиеся проблемы со здоровьем.

В любом случае комиссия, проводившая расследование катастрофы, стремилась установить только её непосредственные причины. Виновных и степень их вины определяют правоохранительные органы. То есть Восточно-Сибирское следственное управление на транспорте Следственного комитета России, которое ведёт уголовное дело по факту катастрофы.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector