издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Путь молока

Путь
молока

Владимир КИНЩАК,
"Восточно-Сибирская правда"

На Востоке
есть очень емкое понятие —
"дао" — путь, что означает
способ жизни человека, путь по
которому он в ней идет.

Вряд ли будет
большим преувеличением сказать,
что все мы идем "путем молока".

После
первого вдоха и первого крика
человеческое дите получает глоток
материнского молока. И позже,
единственный и главный продукт,
который в состоянии его хоть
частично заменить — молоко коровье
и многочисленные молочные
продукты. Они сопровождают нас всю
жизнь, без них нет полноценного
питания. А к старости они
становятся в силу своей
сравнительной доступности, чуть ли
не единственной едой наших
полунищих стариков. Пенсии им
хватает, как правило, на хлеб и
молоко. И слава богу, что пока
хватает.

Об этом я
задумался в прошедшую субботу в
Иркутском торговом центре. Очереди
были только к прилавкам с молочными
продуктами. А уже во второй
половине дня, как мне позже
рассказали, эти прилавки были
совершенно пусты.

Разговор о
путях молока, кефира, сметаны и
других молочных продуктов к
торговым прилавкам произошел
спустя два дня на ОАО "Молоко"
в кабинете заместителя директора
по производству Надежды Петровны.

Для начала
Надежда Петровна меня успокоила —
молоко, кефир, сметана, йогурт,
творог и другие молочные продукты у
иркутян есть и будут. Мало того,
объемы производства молока в
октябре и ноябре не снизились и
соответствуют плановым. Что же
касается пустых прилавков, то здесь
виноват ажиотажный спрос на
продовольствие вообще. А при тех
космических ценах на мясо и другие
продукты, которые сегодня
образовались на рынке, спрос на
молочные изделия естественно
вырос…

Именно
ажиотажный панический спрос
определяет в существенной степени
розничные цены на рынке сухого
молока и значительную часть
проблем, в кругу которых оказалось
сегодня предприятие.

А проблемы,
по словам Надежды Петровны,
серьезные.

Даже в лучшие
времена (российские, советские,
доперестроечные и демократические)
сельское хозяйство области
обеспечивало горожан собственным
молоком только в летние месяцы.

Летом же шел
запас на зиму — из собственных
небольших излишков, которые
стерилизовали, и из сухого молока,
которое закупалось в западных
молочных областях. А таковые, если
двигаться с Запада на Восток,
заканчиваются Красноярским краем.

В текущем
году, как и в предыдущие, подводные
камни не просматривались. За лето
были запасены впрок масло,
стерилизованное молоко, закуплено
400 тонн молока сухого. Был заключен
договор с Голландией о поставках
сухого молока — 100 тонн ежемесячно
по цене 2,5 доллара за килограмм.

"Обвал"
рубля заставил напрячься всю
пищевую промышленность. Сырье —
импорт, тара — импорт, упаковка —
импорт. Все! И после того, как запасы
сырья и тары закончились,
себестоимость поползла вверх. С
лета стоимость продукции ОАО
"Молоко" возросла на 46%. Что
касается розничных цен на молочных
прилавках, то они включают еще и
торговую накрутку, для которой
областная администрация поставила
планку на высоте 15% и не выше!

Все,
обеспечивающие предприятие
партнеры, выставляют счета,
скорректированные под ползущий
вверх курс доллара. И это касается
не только иностранных поставщиков,
но и родных отечественных.

От
голландского сухого молока
пришлось отказаться. Заводы
"молочных" областей,
производящие сухое молоко, не хотят
его продавать, поскольку в этих
областях вывоз молочной продукции
решениями администраций запрещен.
Сырье приходится закупать где
повезет, маленькими партиями. И
цены на отечественное сухое молоко
ползут вверх по законам
ажиотажного спроса, подтягиваясь к
импортным.

— Как только
это случится, и цена сырья
достигнет европейсской, а это
случится обязательно, — говорит
Надежда Петровна, — мы вернемся к
голландцам и к 2,5 долларам за
килограмм сухого молока.
Естественно, повысятся и
себестоимость и отпускная цена и
розничные цены. Однако, мы отлично
понимаем, что значит оставить
Иркутск без молока. Кроме того, если
цена станет неподъемной для нашего
потребителя и не будет спроса, то
наше предприятие, на котором
работает почти 500 человек, окажется
на грани остановки. Думаю, что мы
этого не допустим.

Я
поинтересовался, нет ли
возможности для закупки молока у
более близких чем Голландия
соседей — в Китае, Корее, Монголии.

Оказывается,
что нет. В Монголии и Бурятии очень
мало молочного скота. Их
молокозаводы сейчас сами стоят с
протянутыми руками. Китайское и
корейское молоко пробовали
закупать. Оказалось, что оно скорее
"соевое", чем коровье и даже не
очень молоко, и с сахаром. Когда
несколько лет назад было закуплено
немного китайского сухого молока,
иркутяне его не приняли.

— Куда идет
сегодня иркутское молоко? — был мой
последний вопрос.

— Наша задача
— напоить Иркутск, — ответила
Надежда Петровна. Потом мы
поставляли молочные продукты в
Читу и в Улан-Удэ. Сегодня у них
заводы стоят, а нам хватает только
на себя. Немного даем в ближние
города области, например в Шелехов.

Предприятие
работает и останавливаться не
собирается. Оборудование
современное, с неисчерпаемыми
возможностями. Работники ОАО не
жируют, но зарплату получают в срок.
Правда им ее не повышали. Да и как
повысить при рентабельности в 2—3%,
когда все необходимое для того,
чтобы напоить иркутян молоком,
приходится покупать за наличные из
оборотных средств.

Перспективы?
Такие же как у всей России. Мы это
уже проходили семь лет назад.
Выжили. И тогда были с молоком и
сейчас без него не останемся. Нам
важно продержаться до весны, когда
пойдут стабильные поставки молока
из иркутских хозяйств.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер