издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Русское поле для троянского коня

Русское
поле для троянского коня

Сергей БЕРГ,
"Восточно-Сибирская правда"

Что
будем пить?

Есть детская
игра, участник которой должен
описать вещь, ни в коем случае не
называя ее по имени. Оказывается,
так забавляется не только
подрастающее поколение. По таким же
правилам, как выяснилось, играют и
производители технического спирта
— граждане респектабельные, давно
покинувшие розовый мир детства.
Чтобы вы поняли о чем идет речь,
задам простой вопрос: что выпускают
три гидролизных завода Иркутской
области — Тулунский, Бирюсинский и
Зиминский?

Умный, но
неосведомленный читатель уверенно
ответит: "Конечно же, технический
спирт!" — и будет не прав. Потому
что отвечать на этот вопрос нужно
по правилам вышеописанной игры.

Гидролизные
заводы области, да будет известно
тебе, читатель, за три года освоили
производство четырех видов
жидкости. Это смеси "Чистый-1" и
"Чистый-2", смесь
многокомпонентная техническая и,
наконец, с июля 98-го — парфюмерная
жидкость "Канская".

Причем
заводы обошлись без
перепрофилирования, да и сырье к
ним поступает практически то же,
что и в советские времена, когда
подобные предприятия выпускали
банальный технический спирт…

Увы, ничего
фантастического в таком освоении
новых видов продукции нет. Все эти
смеси, включая парфюмерную,
являются техническим (а фактически
— пригодным для употребления
внутрь) спиртом крепостью 94
градуса.

Вполне
логичным будет вопрос: "Зачем же
нужно было менять названия?" В
конце концов то же АО "Кедр"
выпускает водку и не называет ее
"Одеколон Столичный" или
"Лосьон Байкальский".

Дело в том,
что продукция гидролизных заводов
благодаря всем этим
переименованиям, а также из-за
отсутствия в технической
документации одной-единственной
строчки — "Содержание этилового
спирта…" — как по мановению
волшебной палочки оказывается вне
поля зрения всех контролирующих
органов. По документам это НЕ СПИРТ,
и, следовательно, многочисленные
указы и постановления, касающиеся
алкогольной продукции, к этой
жидкости не имеют никакого
отношения.

Производителям
"огненной воды" абсолютно
невыгодно называть вещи своими
именами. Что будет, если признать
спирт спиртом? Свою продукцию
заводы смогут продавать только
юридическим лицам, причем тем,
которые имеют соответствующую
лицензию и которым спирт нужен для
производственных нужд. Для
гидролизников будут установлены
квоты: спирта будет производиться
столько, сколько нужно официальным
потребителям.

И, наконец,
гидролизным заводам нужно будет
платить акцизные сборы… Даже
слабоумному ясно, что такие реформы
никому не нужны.

Что
происходит сейчас? По словам
начальника отдела управления по
борьбе с экономическими
преступлениями областного УВД
Олега Дяченко, из-за отсутствия
контроля за сбытом продукции
гидролизных заводов больше
половины выпускаемого ими спирта
(по самым скромным оценкам) уходит в
нелегальный водочный бизнес.

Грузите
сырье цистернами, а водку —
контейнерами…

Продукцию
гидролизных заводов покупают
оптовики. Крупных бизнесменов не
много, но сделки, заключаемые ими,
впечатляют. Они берут спирт
цистернами, платят наличными
миллионы новых рублей. В УБЭП мне
сообщили, что такой делец может
выложить за "парфюмерию" от 1
до 13 (!) миллионов рублей (цена
одного литра технического спирта —
от 14 рублей). Милиция знает водочных
королей поименно, но дельцам от
этого ни жарко ни холодно. Они
занимаются законным бизнесом.

По словам
Олега Дяченко, Зиминский завод
полностью контролируют магнаты из
Усолья-Сибирского, Тулунский и
Бирюсинский — братчане. Вряд ли
крупная партия спирта будет
продана кому угодно… В общем,
"Левым" — вход воспрещен.

Получив сию
жидкость, оптовик продает ее мелким
потребителям. У него сотни
клиентов, и от отсутствия их
внимания водочный король не
страдает. Среди этих покупателей
есть и вполне законопослушные
граждане (канистра спирта — вещь в
хозяйстве необходимая), и
бутлегеры. Но милиция и здесь не
вправе что-то сделать. За руку
стражи порядка могут схватить
только тех, кто организовал у себя в
квартире или в подполье водочный
цех. Теперь подумайте, сколько
милиционеров нужно мобилизовать,
чтобы проследить за всеми
клиентами оптовика… Итак, крупная
партия превращается в сто, двести
мелких и… бесследно исчезает.

Недавно
обэповцы проверили 41 получателя
продукции Тулунского гидролизного
завода. Только пять из них купили
спирт для производственных нужд,
остальные организовали розничную
торговлю. То есть десятки тонн сего
химического соединения наверняка
попали к бутлегерам.

Так что
работу милиции по выявлению
подпольных винно-водочных цехов
можно смело называть борьбой с
ветряными мельницами.

Время от
времени на страницах местных газет
появляются сообщения о том, что на
некоем контрольном пункте ГИБДД
инспекторы задержали "КамАЗ",
перевозивший, предположим, пять
тонн парфюмерной жидкости
"Канская". Документы на груз
проверяются, машина поставлена на
арестплощадку. На этом информация
заканчивается. Между строк можно
прочитать следующее: милиция
наведет справки, узнает, что
покупателем спирта является
реально существующая фирма, а не
юридический фантом, и отпустит
машину на все четыре стороны. На
вопрос, кому же достанутся пять
тонн спирта, можно ответить прямо:
"А черт его знает!"

Кстати, у
иркутской милиции новая головная
боль. Началась экспансия соседей —
красноярских гидролизных заводов.

Канский
биохимический завод (Красноярский
край) организовывает в городах
Иркутской области свою дилерскую
сеть. Продают нам красноярцы уже
ставший знаменитым лосьон
"Женьшеневый". (Вышеописанная
игра продолжается. Ингредиенты
этой жидкости "для наружного
применения" — этиловый спирт и
ароматические добавки. Не ясно
одно: почему на этикетке нет
призыва "пейте на здоровье!") В
ноябре в Усолье-Сибирском был
зарегистрирован Ангарский филиал
Канского биохимического завода. 222
тонны лосьона на радость
усольчанам уже прибыли в город… В
УБЭП областного УВД задают
риторический вопрос: зачем Усолью
столько "парфюмерии"? Что,
тысячи людей купят
"Женьшеневый" и будут им
натираться?

Правоохранительные
органы характеризуют сложившуюся
на "алкогольно-парфюмерном"
рынке ситуацию коротко: "полный
бардак". Конечно, милиционеры
по-прежнему тянут лямку, в этом году
в Иркутской области выявлено 85
подпольных водочных цехов. Увы, это
капля в море.

Маленькие
хитрости бутлегеров

Такие уловки
перевозчиков этиловой парфюмерии,
как смена номеров машин и
поддельные товарно-транспортные
накладные, уже никого не удивляют.
На состоявшейся недавно в
областном УВД пресс-конференции
представитель государственной
инспекции по безопасности
дорожного движения рассказал о
действительно оригинальных
проделках доморощенных
криминальных талантов.

На одной
иркутской трассе была остановлена
автоцистерна. По документам в
емкости перевозилось растительное
масло. Инспектор ГИБДД, проверявший
машину, открыл люк — действительно
масло, повернул "краник" —
течет опять-таки масло…

Шоферу
грузовика пожелали доброго пути.

Позже
поступила оперативная информация,
что сие транспортное средство
оборудовано… двойной цистерной. В
наружную была залита тонна масла, а
во внутреннюю — пять тонн спирта.
Таким образом виноделы-подпольщики
благополучно миновали несколько
контрольных пунктов ГИБДД.

Еще на одном
КП остановили грузовик,
перевозивший ящики с пивом.
Инспектор осмотрел бутылки из
темного стекла — пробки, этикетки,
все на месте.

История
повторилась. Через несколько дней
стало известно, что в пивных
бутылках плескался намного более
крепкий напиток — 94-градусный
технический спирт.

Меч-кладенец
для зеленого змия?

В
Красноярском крае продукцию
местных гидролизных заводов
назвали спиртом. Ввели
госрегистрацию, утвердили квоты.
Мало того, технический спирт,
произведенный красноярцами,
окрашивается в синий цвет. То есть
водку из него уже не сделаешь, за
километр будет видно, что она
поддельная. (К слову, красноярские
производители адаптировались к
новым условиям. Тот же
"Женьшеневый" стал их
"ответом Чемберлену", то бишь
губернатору Лебедю — С.Б.). Почему
таких нововведений нет в Иркутской
области? Возможно, потому, что
бесперебойное снабжение
подпольных цехов легальной
продукцией находится в руках очень
богатых людей. Естественно, они
очень хотят, чтобы игра велась по
старым правилам, и не пожалеют
денег для того, чтобы все осталось
по-прежнему…

Кстати,
областное УВД неоднократно
обращалось к областной
администрации с проектами,
утверждение которых могло бы
выбить почву из-под ног бутлегеров.
Пока ответа нет. Наверное, читателю
небезынтересно будет узнать, каким
образом милиция хочет навести
порядок и истребить-таки
производителей и
распространителей алкогольного
пойла.

Во-первых,
предлагается ввести
госрегистрацию парфюмерной
жикости, что будет означать запрет
на продажу оной физическим лицам
(то есть оптовикам — С.Б.). Продавать
спирт только тем покупателям,
которые имеют лицензии на
производство, где применяется эта
жидкость.

Во-вторых,
подразделениям УВД нужны приборы,
определяющие подлинность акцизных
марок. (Ультрафиолетовые лучи таких
приспособлений помогают мгновенно
определить, имеет ли марка степени
защиты. Подобные приборы есть в
Восточно-Сибирском УВД на
транспорте, но их мало.)

В-третьих,
необходимо упорядочить
деятельность оптовых рынков,
предоставляющих места для торговли
винно-водочными изделиями. (Только
в Иркутске около тридцати оптовых
рынков имеют "водочные
отделы". У налоговой полиции,
торговой и налоговой инспекции,
отделов по борьбе с экономическими
преступлениями просто нет сил и
средств, чтобы постоянно
контролировать все рынки. По мнению
экспертов, Иркутску хватит пяти
рынков, торгующих алкоголем. По
крайней мере, милиция и налоговики
будут держать винных магнатов под
колпаком. Есть одно препятствие —
силовые ведомства могут обвинить в
том, что они создают монополистов…)

В-четвертых,
экспертиза изъятой из незаконного
оборота алкогольной продукции для
органов внутренних дел должна быть
бесплатной.

И, наконец,
пятое. Решения о выдаче физическим
лицам лицензии на право торговли
алкоголем должны согласовываться с
милицией. В УБЭП областного УВД
знают о том, что многие "купцы",
лишившись лицензии за торговлю
суррогатом, через некоторое время
получают ее снова. Стражи порядка
считают, что "погоревших" на
поддельной водке бизнесменов нужно
навсегда отлучать от прибыльного
дела. УВД области даже намерено
создать компьютерную базу данных
на проштрафившихся дельцов.
Гражданин, попавший в черный
список, предположим, в Ангарске, уже
не сможет развернуться ни в Усолье,
ни в Братске, ни в Киренске… Отделы
внутренних дел во всех городах и
поселках области будут знать о нем
все.

И напоследок.
Иркутская область и Красноярский
край — далеко не единственные
российские регионы,
захлебнувшиеся, благодаря в том
числе и продукции своих
гидролизных заводов, в мутных
волнах суррогатной продукции.

Например, в
Хабаровском крае лишь третья часть
алкогольной продукции находится в
легальном обороте. По сообщению
ИТАР-ТАСС, гидролизный завод,
расположенный в поселке Хор
Хабаровского края, стал настоящим
Клондайком для теневого
алкогольного бизнеса. Предприятие
выпускает содержащую этиловый
спирт жидкость, предназначенную
для добавок в продукцию
нефтепереработки. Однако теневики
используют эту жидкость для
изготовления суррогатной водки.
Масштабы такого бизнеса просто
фантастические.

Начальник
управления по борьбе с
экономическими преступлениями УВД
Хабаровского края Александр
Таталин уверен, что "из 7,5
миллиона литров произведенной на
Хорском гидролизном заводе в
прошлом году продукции не менее 7
миллионов пошло на изготовление
фальсифицированной водки. И ни
литра не попало на
нефтеперерабатывающие
предприятия".

Как
говорится, комментарии излишни.

P.S.
Расскажу анекдот на
"производственную" тему. В
недалеком прошлом в спирт
иркутских заводов добавляли
пищевой краситель. "Огненная"
вода приобретала желтоватый цвет.
Авторы этого нововведения,
отмененного через несколько
месяцев, не учли одного — из
окрашенного спирта можно было
производить суррогатную водку,
цветом напоминающую широко любимую
народом "Лимонную".

P.P.S.
За последние два года в России
погибли, отравившись алкогольными
суррогатами, 24 тысячи человек.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер