издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кому выгоден скандал вокруг фальшивой водки?

Кому
выгоден скандал вокруг фальшивой
водки?

Сергей ПРЕДЕИН,
"Восточно-Сибирская правда"

Информационно-аналитическая
служба контрольно-счетной палаты
(КСП) Иркутской области
распространила по средствам
массовой информации пресс-релиз об
итогах ноябрьской коллегии, на
которой рассматривались
результаты проверки законности и
обоснованности возмещения ЗАО
"Иркомпо" расходов на
транспортировку и уничтожение
алкогольной продукции, изъятой из
незаконного оборота. В нем
приводились выводы аудиторов КСП о
ряде нарушений.

Во-первых,
сразу назван неправомерным договор
администрации области с ЗАО
"Иркомпо", поскольку заключать
его должны были органы местного
самоуправления. Во-второх, аудиторы
посчитали завышенными расчеты
расходов по транспортировке,
хранению и уничтожению
фальсифицированной алкогольной
продукции. В-третьих, затраты ЗАО
"Иркомпо" возмещались за счет
средств фонда непредвиденных
расходов администрации области в
виде налоговых зачетов, тогда как
единственным бюджетным источников
возмещения убытков, по мнению КСП,
должны быть штрафы, налагаемые за
незаконную торговлю алкогольной
продукцией. Проверка показала, что
за весь период хранения изъятой
алкогольной продукции (три года)
сумма штрафов составила по области
4,5 млн. рублей (уточню, что это общая
сумма по всем административным
нарушениям — С.П.) и ее вполне
хватало для погашения задолжности
перед ЗАО "Иркомпо".
В-четвертых, не были направлены на
переработку по распоряжению
межведомственной комиссии 60 тыс.
бутылок спиртного, что также
позволяло возместить ущерб за
хранение и траспортировку. В
заключение отмечены факты возврата
изъятого алкоголя владельцам по
необоснованным причинам.

Сделав эти
выводы, коллегия КСП
порекомендовала администрации
области расторгнуть договор с ЗАО
"Иркомпо", прекратить
финансирование расходов за
хранение изъятой из незаконного
оборота алкогольной продукции из
областного бюджета, а уже
произведенные расходы в сумме 448,8
тыс. рублей возместить за счет
штрафов с лиц, допускающих
соответствующие нарушения.

Некоторые
СМИ поспешили опубликовать жареную
сенсацию с комментариями,
сводящимися к тому, что ЗАО
"Иркомпо" делает деньги из
воздуха. "Восточно-Сибирская
правда" провела собственное
расследование, поскольку многое в
выводах КСП требовало
дополнительных разъяснений.

Итак, история
начинается 18 августа 1996 года, когда
вышел Указ Президента РФ Бориса
Ельцина за N1213 об усилении
госконтроля за реализацией
алкогольной продукции. По этому
указу для обеспечения
государственной монополии на
оборот алкоголя
правоохранительным органам
поручалась проверка сертификации
продаваемой продукции и ее изъятие.
Как это сделать, в указе не
разъяснялось — порядок изъятия и
учета предписывалось разработать в
месячный срок. Забегая вперед,
скажем, что сделано это было только
через… год! Таким образом,
правительство создавало правовой
вакуум — традиционный прием,
рассчитанный на то, что в ходе
процесса необходимые юридические
нормы родятся само-собой и потом
останется их только зафиксировать.

В области
порядок изъятия и хранения был
регламентирован двумя
постановлениями губернатора Юрия
Ножикова от 2 сентября 1996 года за N 294
и от 18 октября 1996 года за N 355П. В них
были зафиксированы три источника
погашения расходов за хранение и
транспортировку изъятой продукции:
продавец-нарушитель, реализация
конфискованного и, подчеркнем,
средства областного бюджета.

31 октября 1996
года между администрацией области
и ЗАО "Иркомпо" был заключен
договор о хранении и реализации
алкогольной продукции, в котором
зафиксирована стоимость хранения
одной бутылки с учетом НДС — 720 руб.,
погрузка — 280 руб. (естественно,
неденоминированными).

ЗАО
"Иркомпо" было выбрано
администрацией области не
случайно. Губернатор не мог
оставаться в стороне, когда
происходили массовые отравления
суррогатами. Предстояла
крупномасштабная долгосрочная
операция по изъятию алкогольной
продукции. Чтобы хранить ее, нужны
были большие площади с удобными
транспортными подъездами
(обязательно наличие
железнодорожных путей), надежной
охраной и системой учета. По всем
этим параметрам конкурентов у ЗАО
"Иркомпо" в области просто не
нашлось.

Межведомственная
комиссия по изъятию алкогольной
продукции работала круглые сутки. В
один из апрельских дней 1997 года на
складе скопилось 324536 бутылок. Как
их транспортировали и хранили?
Подробно на этом моменте я
остановливаюсь потому, что одна из
претензий аудиторов КСП —
завышенные нормы площади хранения.
Специалисты "Иркомпо"
рассчитали, что на одном квадратном
метре может храниться 120 бутылок.
Согласно расчетам областного
отдела цен — 420, а по мнению
аудиторов КСП — еще в 2,5 раза больше,
то есть тысячу. Не учли, правда,
того, что нормы взяты при хранении
бутылок в ящиках определенного
размера (40 х 32 х 30 см). Но алкогольная
продукция изымалась не с заводов в
фирменной упаковке, а из киосков, с
прилавков, естественно, без
предоставления нарушителями тары.
Перевозили бутылки в КамАЗах, и
"Иркомпо" предоставило 3852
контейнера, каждый рассчитанный на
120 бутылок и площадью один
квадратный метр (если аудиторы
смогут без тары умудриться
разместить на одном квадратном
метре хотя бы 420 бутылок, не говоря
уже о тысяче, то этот фокус можно
будет занести в Книгу рекордов
Гиннесса).

Не учли
аудиторы и временный порядок
хранения алкогольной продукции.
Ведь если продукция была не
фальсифицирована и ее владелец в
течение десяти дней доказывал
законность ее приобретения, то
после уплаты за хранение и
транспортировку изъятую продукцию
нужно было возвращать. Значит,
ставить контейнеры в несколько
ярусов невозможно — потребуется
дополнительное время на поиск и
дополнительные услуги грузчиков. А
так жалоб от владельцев продукции
не было ни одной.

Теперь о
другой претензии — реализация
конфискованной продукции. 20
августа 1997 года правительство РФ
наконец-то выпускает постановление
за N 1056, регламентирующее порядок
изъятия алкогольной продукции и
этилового спирта, создание
комиссий, назначение ответственных
за хранение. В нем указывалось, что
конфискованная продукция может
идти только на переработку для
последующего использования в
технических целях, а при
невозможности этого подлежит
уничтожению. Реализация оптом или в
розницу запрещена.

Комиссия
совместно со специалистами
"Иркомпо" начала поиск
предприятия, которое взялось бы
переработать фальшивую водку. На
бытовом уровне это кажется просто,
но когда дело дошло до технических
решений, то гидролизные заводы
предложили комиссии сначала
сортировать водку и разлить по
бочкам: ту, что изготовлена из
пшеницы, — отдельно, из картошки —
отдельно, из опилок — отдельно
(иначе оборудование выйдет из
строя), а потом уже привезти на
завод и сдать практически
бесплатно, потому что данная
переработка обойдется заводам
дороже, чем производство из
традиционного сырья. Анекдот еще и
в том, что из этой водки один из
заводов планировал сделать
средство "Чистое", которое как
раз больше употребляется во внутрь
и является причиной не одной смерти
рискового алкаша.

Естественно,
о переработке фальшивого
портвейна, шампанского, джина не
могло идти и речи. Комиссия пришла к
выводу, что остается только
уничтожение, что и было сделано по
закрепленному в постановлении
порядку. Всего было уничтожено до
июля 1998 года 227 тысяч бутылок.

Если отпала
реализация конфискованной
продукции, то на втором месте по
оплате услуг за ее хранение и
транспортировку стоят штрафы. Они
действительно взимались и
действительно составляют солидную
сумму, но здесь есть один нюанс.
Штрафы платились по месту
регистрации владельца или
продавца, то есть в местный бюджет.
Львинная доля конфискованного —
около 70 процентов — пришлась на
Иркутск, и все штрафы уплачивались
в городской бюджет, а аналогичного
областному договору о хранении
изъятой алкогольной продукции у
ЗАО "Иркомпо" с администрацией
Иркутска нет и заключать его в
мэрии не спешат. А зачем? Областная
власть в это ввязалась, пусть и
отвечает. Впрочем, власти сами
разберутся в своих отношениях, у
ЗАО "Иркомпо" таких полномочий
нет. А вот аудиторы КСП могли бы
дать свои рекомендации по этому
очень скользкому вопросу, но
предпочли его обойти. Зато
рекомендовали расторгнуть договор
и выплачивать долг со штрафов. В
этой рекомендации даже
неспециалист поймет ее
абсурдность. Ведь деньги опять
будут поступать в местный бюджет!

Следует
учесть и то, что порядок нынешней
оплаты был утвержден
правительством РФ только в августе
1997 года, а до этого разрешалась
оплата услуг по хранению из
областного бюджета, так что ничего
неправомерного в договоре,
заключенном в 1996 году, нет. К тому же
оплата за тот период до сих пор на
счет ЗАО "Иркомпо" не
поступила, хотя должна была
осуществляться помесячно. Поэтому
поводов для расторжения договора у
"Иркомпо" гораздо больше, чем у
областной администрации.

Понятно, что
любой суд решить дело в пользу
"Иркомпо". Договор есть, цена
хранимой бутылки в нем утверждена,
количество хранимых бутылок
закреплено актами
межведомственной комиссии. Кстати,
три месяца, начиная с 16 октября 1997
года, на "Иркомпо" работала
прокурорская проверка и никаких
нарушений не выявила. Но и
администрация области, и
руководство "Иркомпо" исходят
из сегодняшней ситуации, когда у
бюджета большие долги перед
врачами, учителями, когда
приходится каждый день следить за
социальной ситуацией в области.
Поэтому ищутся варианты оплаты,
проводятся зачетные схемы, хотя
опять же понятно, что коммерческому
предприятию, которым является
"Иркомпо", намного выгоднее
было бы получить долг "живыми"
деньгами, которые к тому же,
учитывая инфляцию, все больше
превращаются в воздух. Сейчас долг
по документам "Иркомпо"
составляет 3715300 рублей, из них
зачетами оплачено 448825 рублей, от
клиентов за хранение получено 274907
рублей.

И тут
возникает вопрос, который задан в
заголовке данной статьи: кому
выгоден этот скандал?
"Иркомпо" в ожидании оплаты
прекратило прием изъятой
продукции. Если раньше на складах
хранилось более 300 тысяч бутылок, то
теперь осталось 6247. Но это не
значит, что прекратили изымать или
бутлегеры снизили производство
фальсифицированной алкогольной
продукции. Просто теперь ее стало
легче реализовывать, а если изъяли,
то вернуть. Раньше этот вопрос
решался на уровне высшего
начальства правоохранительных
органов, затем — межведомственной
комиссией, а сейчас кто знает, в
каком гараже или каморке спрятали
конфискованную из киоска водку и
куда она ушла потом.

Как вы
понимаете, убытки терпит бюджет,
убытки терпит законопослушный
производитель алкогольной
продукции. Кстати, в 1997 году, когда
борьба против фальсификаторов
алкогольной продукции велась
наиболее активно, АО "Кедр"
увеличило выпуск ликеро-водочной
продукции на 50 процентов и
заплатило налогов в областной
бюджет в два раза, а по акцизным
маркам — в три раза больше.
Смертность, вызванная отравлением
алкоголем, сократилась на 27
процентов.

Получается,
что рекомендации аудиторов КСП
вместо поддержки государственной
программы по контролю над оборотом
алкогольной продукции действуют на
руку бутлегерам. Непонятно, зачем
рекомендации, которые должны были
служить для принятия решений
администрацией области и
Законодательным собранием, то есть
являлись рабочей информацией, были
сразу направлены в газеты и на
телевидение. Ведь заранее понятно,
что СМИ воспримут ее как дело
решенное или не устоят перед
соблазном ее опубликовать. Это
больше похоже на спланированную
провокацию в интересах бутлегеров,
чем на случайную утечку информации
через канал
информационно-аналитической
службы.

Когда
верстался номер.

Аудиторскую
проверку на складах ЗАО
"Иркомпо" провели аудиторы
Торгово-промышленной палаты
Иркутской области: "Считаем, что
форма хранения, складирования и
учета движения изъятой алкогольной
продукции, установленной ЗАО
"Иркомпо", экономически
обоснована".

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер