издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тренер, который сделал себя сам

Тренер,
который сделал себя сам

Константин
ЖИТОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

После
московской Олимпиады некоторые
спортивные руководители
Приангарья и даже один чиновник
обкома партии получили ордена и
медали. Государственной наградой
забыли отметить лишь наставника
олимпийской чемпионки — Татьяны
Гойшик — Виктора Седых. И вот,
спустя восемнадцать лет, вышел указ
президента РФ о награждении
заслуженного тренера СССР В.И.
Седых орденом Почета.

— Виктор
Иннокентьевич, оказывается, мы с
вами земляки. Вы ведь, если не
ошибаюсь, с верховьев Лены.

— Да, я
родился в селе Харбатово
Качугского района. Подобно многим
людям своего поколения (а мне
стукнуло 69 лет) испытал голод и
холод военных и послевоенных лет,
на себе познал, что такое
безотцовщина. Мой отец погиб на
фронте.

— Кто-то
очень точно сказал об этом: "В
детстве у меня не было детства".
Ну а как дальше складывалась ваша
судьба?

— Чтобы не
быть обузой для матери, на руках
которой была еще и младшая
сестренка, поехал искать счастье в
Иркутск и поступил в школу военных
техников железнодорожного
транспорта (ВТЖТ). Ее курсанты этой
школы были на полном
государственном обеспечении, а мне,
подранку, честно говоря, только это
и требовалось. О выборе профессии я
в ту пору особо не задумывался.

— А как
нашли свое призвание — тренерскую
работу?

— Она меня
сама нашла. После школы военных
техников железнодорожного
транспорта я закончил
физико-математический факультет
Иркутского государственного
педагогического института, и меня
взяли преподавать высшую
математику и сопромат в училище
гражданской авиации.

— Но от
сопромата до спорта…

— Не скажите:
и сопромат, и высшая математика
подразумевают точность, порядок и
логику мышления, а без них в спорте
никуда. К примеру, бегуну во время
занятий и подготовки к
соревнованиям ты должен давать
задания не "от фонаря", а
настраивая его на определенную
скорость, на определенный режим.


Согласен. И все же тренерской
профессии у нас учат в специальных
средних и высших учебных
заведениях. Вы же, судя по нашему
разговору, сами сделали себя
тренером.

— В какой-то
мере, да. Однако случайности тут
нет. Я еще в школе военных техников
железнодорожного транспорта
увлекся легкой атлетикой. Она
действительно стала для меня
королевой спорта. Чем только не
занимался в студенческие годы:
прыжками в длину и высоту,
многоборьем, барьерным бегом,
спринтом. Правда, иной раз королеве
изменял — играл в волейбол за
сборную города и удостаивался
похвалы самой Ольги Ивановой,
заслуженного тренера СССР, был
чемпионом Иркутска по гимнастике
среди учащихся средних учебных
заведений.

Такая
всеядность меня в конце концов и
подвела. Звания мастера я ни в одном
из видов спорта не получил, хотя не
раз был близок к заветной цели,
особенно в спринте. Бег на 100 и 200
метров был моим коньком. Мне
посчастливилось десять раз
улучшать рекорды области на
стометровке и довести его до 10,6
секунды. И это на гаревой, в лучшем
случае резино-битумной, дорожке,
которые по своим качествам намного
уступают нынешним "спартаку" и
"тартану".

Последний
раз я повторил собственный рекорд
области в беге на 100 метров, когда
мне было тридцать два года. В этом
возрасте стал тренером-любителем,
разрываясь между
преподавательской работой в
училище гражданской авиации и
тренерской деятельностью в ДСО
"Спартак". Но в 1970 году
полностью переключился на
подготовку спортсменов и стал
профессиональным тренером.


Расскажите о каком-нибудь забавном
эпизоде в вашей тренерской
деятельности.

— У Татьяны
Гойшик была проблема: стоило выйти
на всероссийскую или всесоюзную
арену, как от обычной прыти не
оставалось и следа — не могла
дотянуться даже до личного рекорда.
Не хватало уверенности в своих
силах. Перед одним из таких
соревнований предупредил ее:
"Сейчас начнем тренировку,
которую я сниму на кинопленку и
потом дам тебе посмотреть".
Должен признаться, что у меня к тому
времени вся лента кончилась. Но все
равно включаю видеокамеру и даю
старт. Ничего не подозревающая
спортсменка во всю мощь несется к
финишу и заканчивает 400-метровую
дистанцию за 52 секунды —
великолепный результат для мая.
Говорю ей об этом с похвалой,
дескать, ты еще не на то способна, и
вижу у нее блеск в глазах — признак
уверенности в своих силах.

— Вы,
кроме олимпийской чемпионки,
воспитале целую плеяду прекрасных
легкоатлетов, двух заслуженных
мастеров спорта и четырех мастеров
спорта международного класса.

— Жаль, что
остался без олимпийской Александр
Стасевич, основной претендент на
победу в двухсотметровом забеге.
Накануне он с великолепным
результатом выиграл международные
соревнования на призы братьев
Знаменских, однако в канун летних
игр получил травму, которая не дала
ему закончить коронную дистанцию и
отличиться в эстафете 4х100 метров.

— Виктор
Иннокентьевич, похоже, круг
замкнулся: вы родились в сельской
местности и на склоне лет опять
оказались в деревне. Кем вас в
настоящее время считать —
городским или деревенским жителем?


Деревенским с городским уклоном. У
меня дома (а мы с супругой Нелли
Васильевной неразлей-вода уже
свыше сорока лет — поженились,
когда были студентами физмата
пединститута) есть маленький
спортивный музей, небольшой
спортзал, площадка для игры в
настольный теннис, бассейн, баня. Но
связи с городом не теряю, не
пропускаю легкоатлетические
соревнования, внимательно слежу за
тем, как занимается тренерской
работой моя бывшая воспитанница
Татьяна Гойшик, которой доверено
руководство сборной области.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер