издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Подождем с аплодисментами

Подождем
с аплодисментами

Александр
АНТОНЕНКО, "Восточно-Сибирская
правда"

Жилищно-коммунальная
реформа отметила свой пятилетний
юбилей. Правда, событие это нигде
официально не афишировалось, так
как наши достижения на ниве реформы
скорее виртуальные, чем зримые.

Абсолютно
правыми оказались те, кто ратовал
против поспешного реформирования
без существенного (в 3—5 раз)
повышения уровня жизни. У нас, как
известно, произошло падение после
августовского обвала финансовой
системы. Зато тарифы на жилье и
коммунальные услуги ползут вверх в
соответствии с графиком принятой
программы. Иркутяне платят уже 50
процентов от уровня всех расходов
на жилье и коммунальные услуги. И
ставки эти коммунальные будут
расти, так как возместить расходы
на производство тепловой энергии,
кроме нас с вами, некому — основной
потребитель (промышленность) лежит
на боку.

Получается
замкнутый круг: рост цен снизил
объемы продажи, снижение объемов
продажи вынуждает повышать цены.

Как его
разорвать? Прежде всего путем
сокращения затрат. Для этого
необходимо заменить существующие
технологии на современные
ресурсосберегающие, которые
сэкономят нам, по расчетам
специалистов, половину затрат, при
окупаемости оборудования в
один-два сезона. А чтобы эти
технологии имели смысл, нужен,
во-первых, программный подход с
перечнем мер, которые мы собираемся
проводить; во-вторых, нужна
последовательность выполнения
этих мероприятий; в третьих,
необходимы финансовые ресурсы.

Ничего этого
пока у нас нет. Достаточно сказать,
что в прошлом году в бюджете не было
заложено на эти цели ни рубля.

И все же
разрозненные попытки внедрить
энергосберегающие системы и
проекты предпринимаются.

На
шведов надейся, а сам не плошай!

Так
называемый пилотный проект
реконструкции системы
теплоснабжения, который внедряется
в Ново-Ленино, разработан группой
российско-шведских специалистов.
Первый его этап, который включает в
себя замену существующих
элеваторных узлов на
индивидуальные тепловые пункты
(ИТП) с приборами регулирования и
контроля, завершен, как и
предусматривалось графиком, в
сентябре-октябре.

Однако уже с
начала отопительного сезона от
жильцов посыпались жалобы на холод
в квартирах. По мере понижения
температуры этих жалоб становилось
все больше.

— А что
говорят разработчики проекта? —
справляюсь у Андрея Владимировича
Шеметова, председателя ЖСК-71.

— Да ничего
конкретного. Ходят по квартирам,
замеряют температуру. Когда сильно
зашумим, поднимут параметры, через
день-другой опять сбросят. Думаю, от
этой системы ничего хорошего ждать
не приходится.

Один из
инициаторов проекта, директор
"Иркутсктеплоэнерго" Сергей
Котов совершенно другого мнения:

— Проект
удался, — говорит Сергей Иосифович.
— Расход горячей воды сократился на
50 процентов, на переоснащенных
теплопунктами домах идет
качественное и количественное
регулирование теплоносителя.

— А жалобы?

— При
строительстве жилых домов были
произведены неграмотные расчеты, в
результате проектные нагрузки не
соответствуют практическим. Мы
вначале поставили расчетную
температуру +20 градусов. После того,
как пошли жалобы, пришлось
прибавить тепла. А куда оно ушло? В
дыры, швы, окна, двери… Сейчас к нам
в Иркутск едут шведские и финские
специалисты, которые сделают
контрольную проверку всей системы.

Известно, что
мы имеем фактически среднее
потребление тепловой энергии на
поддержание в квартирах комнатной
температуры на уровне 900 кВт/час (0,77
Гкал) в расчете на 1 кв.м
отапливаемой площади в год. Для
сравнения: Швеция обходится 135
кВт/часами, Финляндия — 140. Не
случайно разработчики и остановили
свой выбор на шведском варианте.

— Внедрив
совместный проект, мы обеспечим
людей теплом и снизим потребление
энергоресурсов в два-три раза, —
говорил на одном из прошлогодних
заседаний городской Думы Котов. —
Дайте добро на кредит в 3,2 млн.
долларов, и мы уже нынче запустим
первую очередь в работу.

Запустили.
Однако результаты оказались
совершенно не те, которых ожидали
прежде всего жители микрорайона.
Почему?

Комментарий
специалиста

Иными они просто не могли быть, —
говорит генеральный директор фирмы
"НТТ-Теплоимпорт" Владимир
Миролевич. — Еще на стадии
презентации проекта
разработчиками допущена
концептуальная ошибка. Мы об этом
неоднократно предупреждали
ответственных лиц, но докторские
титулы российских авторов и
"лейблы" шведских соавторов
явно перевесили здравый смысл и
аргументы профессионального
характера.

Суть
допущенной ошибки следующая:
сегодня в среднем по Иркутску
производится и оплачивается
тепловой энергии примерно на 60%
больше, чем ее реально необходимо
для теплоснабжения коммунальной
сферы. Это факт общеизвестный. Но
структура этих потерь такова, что
непосредственно на домах можно
выжать от силы 15% экономии за сезон,
а остальные 45% нужно выуживать из
транспортировочных сетей. А тут
никакие ИТП не помогут, здесь нужен
совершенно другой набор
технических решений.

Чтобы
это понять, не требуется никаких
высоконаучных изысканий, потому
что выстраивается простая и
логичная цепочка: чтобы иметь
нормативные 5% потерь на
существующей теплоизоляции
транспортировочных сетей, нужно
ликвидировать причины, по которым
мы сегодня имеем примерно 40%
"сверху". Этих причин две:
высокая температура теплоносителя
в сетях и увлажненная
теплоизоляция. Наглядно это
явление можно продемонстрировать
на собственном организме. Постоять
10-15 минут в верхней одежде в парилке
русской бани, а потом, когда одежда
пропитается пароконденсатом,
выйдите на те же самые 10-15 минут на
20-градусный мороз. Этот эффект мы
сегодня практически повсеместно и
имеем на сетях: сначала упускаем
через "одноразовые" задвижки
воду в лотки, затем "поддаем" в
трубы 130-150 градусов, то есть
организуем там обыкновенную
парилку, пар пропитывает
теплоизоляцию, и наши трубы
практически "голенькие",
потому как их "одежда" уже одна
видимость.

"Лекарство"
от этой болезни общеизвестно
разделение транспортировочных
сетей посредством современных
пластинчатых теплообменников на
изолированные участки. Вследствие
этого появляется возможность
повышения скорости циркуляции без
повышения статического давления в
трубопроводах и возможность
снижения температуры
теплоносителя.

Если
спуститься с небес на грешную
землю, то все сказанное в сумме
означает, что в Ново-Ленино нужно
было поставить на домах вместо 39
ИТП 5-6 ЦТП на магистральных и
квартальных сетях и уйти таким
образом на максимальную
температуру теплоносителя (в
пределах 90 градусов), параллельно
"прикончив" (путем замены
"одноразовой" запорной
арматуры на нормальную) утечки
теплоносителя, подсушив таким
образом теплоизоляцию. В
результате можно получить примерно
30% экономии за счет сокращения
потерь на сетях. Дополнительно
путем непрерывной погодоведомой
корректировки температурного
графика на квартальных и
магистральных ЦТП выудить еще 15%,
которые мы сегодня имеем в виде так
называемых "перетопов". Чтобы
эффект был не виртуальный, а
реальный, нужно при этом заставить
теплопроизводящие мощности
котельной адекватно реагировать на
команды по погодной корректировке
графика, поступающие с ЦТП. Вот и
все проблемы. На их решение нужно
было потратить примерно в два раза
меньше денежек налогоплательщиков,
чем потрачено.

То, что
там сегодня экономия виртуальная,
легко проверить на котельной. Если
я не прав, то на теплоисточнике
выработка тепла должна снизиться
на ту же самую величину, которую
сегодня пытаются доказывать авторы
проекта на домах. Если я прав, то на
котельной выработка тепла должна
остаться неизменной.

Прежде
чем тратить 3,2 млн. долларов на
"железо", необходимо было
потратить примерно 50 тыс. долларов
на приобретение комплекта приборов
для диагностики систем
централизованного отопления, с
этим комплектом облазить все
тепловые камеры, начиная от
котельной, и снять основные
параметры системы: потери тепла на
изоляции, потери напора, утечки. Это
очень трудоемкая, но элементарная
для профессионалов работа. После
соответствующей компьютерной
обработки полученных данных точный
диагноз системы и адекватные
технические решения появились бы
сами собой.

Если бы
творцы проекта удосужились изучить
историю вопроса в тех краях, куда
они клали поклоны, то без всяких
проблем получили бы подтверждение,
что тридцать лет назад и Швеция, и
Дания, и Германия, и остальные
страны, где существуют
централизованные системы
теплоснабжения, начинали именно с
тех самых задач, которые я выше
перечислил, потому что проблемы они
имели те же самые. Мы же, как всегда,
сначала сотворяем себе идола и ждем
чуда, а потом, когда чуда не
происходит, на этого же идола все
грехи и списываем. В этом нам равных
нет, это уж точно.

Версию
Миролевича насчет
"виртуальной" экономии тепла
мы решили перепроверить у
начальника производственного
отдела предприятия Иркутские
тепловые сети, входящего в
структуру "Иркутскэнерго"
Игоря Овчинина. Именно ему
принадлежит электрокотельная
"Бытовая".

Вот краткое
резюме Игоря Германовича:
"Подпитка сетевой воды
уменьшилась на 50 куб. м в час, это
облегчило гидравлический режим.
Выработка тепла на котельной
осталась на прежнем уровне, она не
увеличилась, но и не
уменьшилась".

Если бы не
произошло уменьшение подпитки
сетевой воды, было бы совсем уже
удивительно, поскольку эти самые 50
куб. метров в час горячей воды ранее
разбирались из системы на бытовые
нужды, так как система была
открытой. Теперь горячая вода
готовится из холодной
водопроводной непосредственно на
ИТП в домах, поэтому вполне логично
предположить, что ровно на столько
же увеличился расход холодной воды
в этих самых домах. А вот факт, что
выработка тепла на котельной не
изменилась, следовательно расход
энергоносителя тоже не изменился, в
комментариях вряд ли нуждается.

Явно не в
восторге от Ново-Ленинского
проекта и председатель комитета по
архитектуре, строительству и ЖКХ
областной администрации Петр
Воронин.

— Я убеждал
авторов, что мы не получим того
результата, на который
рассчитываем, — говорит Петр
Александрович. — Но в ответ слышал
лишь одно: "А ты был в Швеции?
Посмотрел бы как у них, — вопросов
больше бы не задавал". Будто
невдомек разработчикам, что шведы
занимаются энергосбережением 30 лет
и начинали они не с ИТП, которых
тогда и в помине не было.

Допускаю, что
какая-то система отладки приведет к
стабилизации и, может, к
экономической эффективности. Но вы
меня извините, если отдача эта
будет за пределами 10-20 лет.

Современно,
экологично, тепло

Куда
привлекательней смотрится
современный теплоисточник-автомат
в предместье Рабочее, по ул.
Детской. Котельная-вагончик
поражает прежде всего набором
современного оборудования
известнейших мировых фирм. Котлы,
горелки, системы подачи — немецкие,
насосное оборудование — датской
фирмы "Грюнфас", автоматика —
американской "Филипс"…

— Мы дали
коллегам из Германии проект и
заявку на комплектующие и получили
все необходимое, — рассказывает
директор фирмы "НТТ —
Теплоимпорт" Владимир Миролевич.
— Ну а сама сборка заняла пару
недель.

Установка
работает на дизтопливе, может на
мазуте или сырой нефти, словом, на
любом виде жидкого топлива.
Коэффициент полезного действия 92-94%
(сравни: 32-45% на угольных), отсюда и
эффективность, экологичность.

На вопрос, не
жмет ли под мышками при
эксплуатации, мастер котельных
установок Александр Норкин только
усмехнулся:

— Не жмет.
Делов-то — залить раз в сутки
топливо, да параметры в журнал
занести. Ну еще раз в месяц обойду
подвалы, где установлены
теплопункты.

В свое время
инженер-механик Александр Норкин
познакомился с работой установок в
Германии, а потом принимал участие
в монтаже котельной на Детской,
теперь вот главный "кочегар".

— Жильцы
домов не беспокоят жалобами?

— Бог
миловал, да и на что им жаловаться,
система работает что надо.

Котельная-автомат
обслуживает заводской микрорайон
пятиэтажек, жители которых
последние несколько зим буквально
замерзали: температура в их
квартирах не поднималась выше +10+12
градусов. А как сейчас?

— Спасибо.
Наверное, впервые за последние 16
лет отогрелась в эту зиму, — сказала
домовладелица четвертой квартиры
дома N 133 Валентина Юрчук. — В каждой
из трех комнат одинаково тепло и
уютно. — Как бы спохватившись,
добавила: — Не сглазить бы.

— Пустое, —
успокоил женщину Миролевич. —
Комфортность вам обеспечена.

Выражение
"комфортность" Владимир
Григорьевич употребляет не
случайно. Мы ведь своей
"шкурой" не температуру
ощущаем, а состояние комфортности.
А она зависит в основном от трех
параметров: воздухообмена
(насыщенность кислородом),
влажности и температуры. Так вот, в
наших бетонных "коробках"
микроклимат ни на какие +18+20
градусов не рассчитан. Точка
равновесия, по мнению Миролевича,
находится на отметке +22 градуса.

— На наших
домах смонтированы точно такие же
теплопункты, как в Ново-Ленино, —
продолжает Владимир Григорьевич. —
Путем подачи сигнала на котельную
они обеспечивают нормальный
микроклимат (+22+23 градуса). В
Ново-Ленино сделано "по науке"
(+18+20 градусов), и жильцы замерзают.

Любопытен и
такой факт. Насыщенность
оборудованием на домах та же, что у
соседей в Ново-Ленино, возможно, в
Рабочем даже покруче. Здесь, по
выражению Миролевича, "все
звездное" (от лучших фирм), а
обошлось оно в два с лишним раза
дешевле (сравни: 80 и 30 тыс. долларов
установка одного теплопункта).
Отчего столь велика разница? Может
"НТТ — Теплоимпорт" работает
себе в убыток?

На эту
реплику Владимир Григорьевич лишь
усмехнулся:

— В отличие
от шведского проекта, мы
импортировали комплектующие
изделия "россыпью". Вся эта
"россыпь" производится
крупными фирмами на Западе массово,
поэтому стоит значительно дешевле.
А вот стоимость ручного труда на
единичных изделиях, к которым
относятся и теплопункты,
собираемые из этой "россыпи",
мы у своих зарубежных партнеров
изъяли и заменили собственным. Хотя
это им и не нравится. Мы сами
овладели методиками
проектирования и технологиями
сборки высококачественной сложной
техники, поэтому теперь мы им
диктуем правила игры, а не они нам. А
правила эти очень простые: не
хотите поступиться частью —
потеряете все, найдем другого
партнера, у нас их много. Поэтому с
нами плачут, но делятся стоимостью.
А разница здесь существенная: у нас
сборочный нормо-час примерно 2
немецкие марки, у них — 25 марок, плюс
примерно одинаковые налоговые
накрутки. Вот мы у них эти
нормо-часы и "отделяем", а
вместе с ними и таможенную
стоимость.

Хозяйский,
надо сказать расклад. Здесь имеется
реальная экономия по всей
технологической цепочке. И эта
экономия выражается в совершенно
конкретных тоннах топлива и
соответствующем этим тоннам
количестве рублей.

Так
эффективность использования
сжигаемого топлива на котельной
установке составила 92,5%, потери в
наружных сетях — 28% (сравни: 40% в
общегородских). Кроме того, на 12,5
тысячи рублей сокращены затраты на
топливо (без учета транспортных
расходов), расход горячей воды
составил 170 литров на человека в
сутки. Это показатели только одного
месяца — ноября.

Так что уже
сейчас можно прогнозировать
снижение расхода теплоэнергии на 1
кв. м жилой площади до 0,3 Гкал. за
сезон (сравни: 0,77 в общегородских
масштабах). При стоимости 1 Гкал
централизованного теплоснабжения
в 54 рубля, цена конечного
результата выливается в 19-20 рублей
за год на 1 кв.м отапливаемой
площади. Мы с вами сегодня
возмещаем 25-28 руб., это вместе с
горячей водой.

Правда,
существенные потери в запущенной
схеме мы все же обнаружили —
исправно парящие колодцы. Почему?

— Потому что
изоляция на трубах влажная. А
оставили мы эти потери совершенно
сознательно, в качестве
"наглядного пособия" для
руководящих отцов городской
теплоэнергетики. Без этого
"пособия" доходчиво объяснить
им колоссальную значимость этой
задачи при одновременных копеечных
способах ее решения невозможно. А
так худо-бедно, конкретные цифры на
лицо, Судите сами: пока работали на
температуре подающей 70 градусов,
имели чистые потери на изоляцию
примерно 4-6%, повысили температуру
до 80 градусов, поимели 28% потерь,
подняли до 90 градусов, оставили в
сетях 37% выработанного тепла. Выше
график мы не задирали даже в самые
сильные морозы, благо что нужды в
этом у нас нет. А городские сети
поголовно на графиках выше 100
градусов работают. Повторяю,
устранить это можно без особых
проблем и затрат.

Необходимое
послесловие

Итак, массового
энергосбережения пока не
произошло. Три-пять фирм,
работающих в этом направлении,
погоды не делают. Чтобы изменить
ситуацию, необходимы не только
грамотно просчитанная
региональная программа
энергосбережения, не только
средства на новые технологии, но и
мозговой центр, объединяющий штаб
ответственных и грамотных
специалистов, которые на основе
инструментального обследования и
анализа будут оценивать наиболее
рациональные проекты и схемы,
оказывать им как техническую, так и
материальную поддержку и нести
ответственность за эффективность
внедрения этих проектов. Это
единственный способ избежать
болезненных и непопулярных для
потребителей тепла последствий
стихийной реструктуризации рынков
сбыта тепловой энергии.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер