издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Бабий бунт

  • Автор: Юрий СОЛОВЬЕВ, журналист

Бабий
бунт

Для аграриев
Мординского отделения СПК
"Зиминский" нынешний март
напоминал утреннее похмелье после
"вчерашнего". Ресурсов на
проведение весенней полевой
кампании нет, техника не
отремонтирована, на
молочно-товарной ферме надои от
коровы меньше, чем от козы. Да и кто
станет работать, ежели зарплата в
отделении не выплачивалась годами,
земля без ведома владельцев
кооперативных паев — то бишь тех же
крестьян — разбазаривалась, скот
пускался под нож.

Один лишь
пример. В 1997 году, в бытность
директорства И. Винокурова (его
потом сняли с руководящей
должности за развал хозяйства и
даже заводили на него уголовное
дело за превышение полномочий), из
Мордино с молочной фермы вывезли 240
голов КРПС на мясокомбинат. Лишнюю
копейку от этого мординцы не
получили. Деньги куда-то исчезли.
Скот сплавили на мясо нелегальным
способом по фиктивным справкам —
якобы от частного сектора.

Возбудили,
как водится, дело. Но все так и
заглохло. Виновных, по обыкновению,
не нашли.

А ведь
когда-то, буквально несколько лет
назад, Мординское отделение
считалось одним из лучших в районе,
было кормильцем всего совхоза
"Зиминский". Но — какие
времена, такие и нравы. После того
как И. Винокуров увольняет с поста
управляющего П. Саблина "за
превышение полномочий", в селе
начался настоящий разброд. Пьянки
на рабочих местах, хищения молока и
других продуктов стали обычным
явлением. А что делать, коли деньги
не платят? Земледельцы просто
махнули на все рукой.

Управляющие
менялись, как в калейдоскопе, но ни
одни из них толком не прижился. Один
алкоголем злоупотреблял, другой
оказался на руку нечист, третий
просто не потянул из-за нехватки
образования.

И вот тогда,
несколько месяцев назад, в Мордино
взбунтовались… бабы. Женщина, как
хранительница семейного очага,
всегда дольше противостоит
всяческим неурядицам, старается по
мере возможностей сохранить
статус-кво. И эмоционально она, как
доказали психологи, "спасает"
позже мужиков (не в том ли мудрость
матриархата?)

Посовещались
доярки да телятницы, выбрали меж
собой представительницу — В.
Семенихину — и доверили ей собрать
подписи под коллективным
заявлением. Не хотим, дескать, мы,
мординцы, впредь находиться под
началом СПК "Зиминский", а
желаем быть самостоятельным
сельхозпроизводственным
кооперативом, как то разрешает
закон, а еще было бы лучше, если нас
присоединит к себе СПК
"Окинский" — благо, наши земли
совсем рядышком с ним.

И пошла тогда
Валентина Семенихина к другой
Валентине — Кривенко и просьбу
слезную молвит: "Николаевна, на
мужиков больше никакой надежды, ты
одна наша выручка. Помоги нам
перейти в соседям-окинцам, потому
как никто больше нам не поможет.
Отделение-то на глазах
разваливается, деревня умирает".

Так В.
Кривенко предложили стать
управляющей отделения. Самое
интересное, Валентина Николаевна к
сельскому хозяйству вообще не
имела прямого отношения и даже не
являлась членом кооператива. 30 лет
работала в сфере культуры,
заведовала сельским клубом и
авторитетом в Мордино пользовалась
большим. В свое время выбирали ее и
депутатом, и председателем
месткома. Нужно собрать людей на
субботник — и здесь Валентина
Николаевна незаменимый человек. В
общем, была она, что называется,
неформальным лидером.

59 человек —
большинство работников отделения —
подписали петицию с просьбой о
вхождении в СПК "Окинский". А
Валентину Кривенко избрали
управляющей на собрании сельчан
практически единогласно. Но, прежде
чем присоединиться к богатому
соседу, надо сперва размежеваться
"с "Зиминским", создать свой,
самостоятельный кооператив. На
собрании уполномоченных СПК
"Зиминский" за выделение
мординцев проголосовали все.

А вот с
созданием и регистрацией своего
хозяйства вышла заминка. Большая
"битва" с центральной усадьбой
шла на протяжении более двух
месяцев вокруг разделительного
баланса, размеров имущественных
паев мординцев. Несколько раз
приезжали даже представители
облсельхозуправления, других
областных ведомств, выступавших в
роли третейского судьи.

Дело в том,
что кредиторская задолженность СПК
"Зиминский" достигла к
настоящему моменту порядка 25
миллионов рублей. Изрядную часть
этого долга дирекция СПК хотела
"навесить" Мордино, так
сказать, пропорционально
имуществу.

— Сначала за
нами оставляли восемь миллионов,
потом шесть, — рассказывает
Валентина Николаевна. — Мы же
полагаем, что наше отделение вообще
никому ничего не должно — десятки
лет всегда с прибылью работали.

К тому же
инвентаризацию в отделении по вине
специалистов хозяйства восемь лет
не проводили. Каким добром — в
денежном выражении — располагают
мординцы никто толком не знал.
Состояние учета в "Зиминском"
находилось в изрядно запущенном
виде. Отсюда и трудности с
разделительным балансом. Дирекцию
"Окинского" можно понять,
когда она заявила, что с
5-6-миллионным долгом они Мордино в
свой состав не примут, хотя 1850
гектаров земли для окинцев совсем
не лишние.

Обстановку,
царящую в отделении весной, хорошо
иллюстрирует такой эпизод. В разгар
спора по разделительному балансу
из центральной усадьбы приехали
забирать у мординцев "лишнее"
семенное зерно. Люди вооружились
палками и несколько часов
отстаивали свое добро. "Вторая
Чечня", — так характеризует
тогдашнюю ситуацию В. Кривенко.

1 июля
документы по разделу имущества и
долгов в конце концов были
подписаны. "Мятежное"
отделение вышло из затяжной
баталии с минимальными потерями. За
ним оставили, по последним данным,
уже 2,3 миллиона долгов — после
разбора дел иркутской комиссией.

Сев мординцы
провели нынче совершенно
независимо от СПК "Зиминский".
Руководство "Окинского" пошло
на риск: еще не зная, чем кончится
волокита с размежеванием, заранее
помогли отделению — вывезли на поля
большое количество компоста. По
договору с отделением началась
поставка кормов, в результате чего
надои на Мординской ферме
"подпрыгнули" за короткий срок
в два с лишним раза. Людей стали
отоваривать в счет зарплаты мясом,
яйцами. Строители "Окинского"
уже приступили к ремонту
животноводческих помещений.

Теперь уже
нет сомнения в том, что после
регистрации устава СПК
"Мординский" тот на вполне
законных основаниях вольется-таки
в "Окинский". И это будет
только на пользу экономике района.
Хорошо известно, что окинцы, словно
мощный локомотив, уже вытягивали из
разрухи два бывших совхоза — сперва
Покровку, затем Батаму. Такую
"экспансию" можно только
приветствовать.

Бабий бунт,
судя по всему, заканчивается на
вполне мажорной волне. По моим
наблюдениям, мординцы вполне
доверяют Валентине Николаевне,
между прочим, первой женщине района
— руководителю хозяйства. В
отделении с ее приходом сразу
улучшилась дисциплина,
прекратились пьянки на рабочих
местах, воровство. У "тети
Вали", как ее уважительно
называют селяне, нет почтения к тем,
кто не желает по-доброму работать.
После немедленного увольнения
механизаторов, затеявших в горячее
время "соображаловку" на
троих, неповадно стало и другим.

Сожалеть
стоит лишь об одном: еще два года
назад СПК "Окинский" готов был
принять соседнее отделение в свое
хозяйство. Не получилось. У
дирекции "Зиминского" тогда
преобладали местнические амбиции.
Хотя и зарастали сотни гектаров
заброшенной пашни сорняками, но
"свое не отдадим!" И только
отчаянная инициатива снизу помогла
мординцам разрубить гордиев узел.

…Реформы, в
основном в виде размежевания, идут
сейчас почти повсеместно на селе. В
соседнем районе, например, совхоз
"Заларинский" дробится сразу
на пять мелких хозяйств. Три
отделения СПК "Зиминский" —
Перевоз, Услон и Самара —
преобразовываются в ЗАО
"Зиминское", оставив за бортом
центральную усадьбу в городе,
дирекции которой предстоит начать
распродажу основных фондов,
сооружений, дабы рассчитаться с
астрономическими долгами. А
новоявленное ЗАО начинает работать
с "чистого листа". Иначе,
видимо, селянам не подняться в
условиях рынка.

Зиминский район.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное