издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Первооткрыватели

  • Автор: Николай ВОЛКОВ, "Восточно-Сибирская правда"

Первооткрыватели

60 лет назад в Иркутске был
создан трест
"Востсибнефтегазгеология"
(тогда он, правда, назывался
по-иному). Люди сегодняшнего
поколения удивятся: перед самой
войной государство думало и
заботилось о создании запасов
нефти. Причем в неперспективном,
казалось бы, регионе Восточной
Сибири, где по мысли прежних светил
геологической науки,
углеводородным сырьем и не пахло.

Первым
выдвинул "сумасбродную" идею
поисков нефти в Прибайкалье
студент Московской академии
Василий Сенюков. Еще в 1932 году он
предположил, что она могла
образоваться не в третичных
отложениях, которые находились за
пределами озера, а в более древних
породах, погребенных под толщами
воды. Нефть из них по разломам
выдавливалась на север. В.М. Сенюков
пришел к выводу, что она может быть
в кембрийских отложениях Сибирской
платформы.

В своей
докладной записке в геологический
комитет он ставил вопрос о разведке
углеводородов. Для этого и была
снаряжена геологическая партия,
которую он возглавил. В ходе работ
на верхнеленском районе (у с.
Усть-Кута) были обнаружены сильно
битуминозные доломиты
кембрийского возраста. Поиск
кембрийской нефти поддержали
крупные ученые И.М. Губкин, В.А.
Обручев, хотя объявились и ярые
противники. По настоянию Сенюкова,
поддержанного наркомом
промышленности С. Орджоникидзе, два
года спустя началось бурение
скважин по р. Толба в Якутии. В них
впервые были получены сотни литров
кембрийской нефти, за что В.М.
Сенюков был удостоен
Государственной премии.

С этого
момента в Иркутской области
начались мелкомасштабные
геологические и топографические
съемки (В.Г. Васильев, И.С. Шарапов).
Перспективными для поисков
исследователи определили
Усть-Кутскую и Марковскую складки.
Наверное, все эти данные и явились
предпосылкой для организации у нас
геологического треста. На его
укрепление направили большую
группу нефтяников Московского
института, которые стояли у истоков
изучения нефтегазоносности
огромной территории региона.

Геологоразведочные
работы развернулись по многим
направлениям, в разных районах
нашей области и Бурятии (от Селенги
до Лены, в предгорьях Саян). Однако
результаты поисков были
малоутешительными, хотя проявления
углеводородного сырья встречались
в ряде площадей. Нужно было
глубокое бурение. Этому этапу
разведки помешала война, отодвинув
до 1947 г. поиски широким фронтом.

В
послевоенный период нефтеразведка,
обобщая прежние исследования,
прогнозы, постепенно смещалась на
северные территории. Даже в то
трудное время в отдаленные партии
забрасывалась новая буровая
техника, на смену лошадям приходили
автомобили и тракторы. К работам
подключились геофизики,
геологосъемочные отряды.

Концентрированное
наступление на недра наконец-то
увенчалось долгожданным успехом. В
1962 году на одной из скважин забил
мощный фонтан кембрийской нефти. По
давней традиции буровики, геологи и
все, кто жил и работал в
Верхне-Марково, что в 90 км от
Усть-Кута, держали эту тягучую,
жирную, черную жидкость в своих
ладонях, некоторые смельчаки даже
умывались ею от радости. За долгие
годы поисков на востоке страны
открыто перспективное
нефтегазоконденсатное
месторождение.

Это
неоценимое событие обобщило
многолетний труд ученых, геологов,
нефтеразведчиков. На
нефтегазоносность районов
Приленья вскоре после войны
указывал В.С. Карпышев, а позже
развили своими практическими
действиями Е.В. Кравченко, К.Г.
Гингзбург, Г.А. Кузнецов, хотя
большинство коллег продолжало не
верить в наличие углеводородного
сырья в толщах Сибирской платформы.

Как было
принято, вклад первооткрывателей
марковской нефти был отмечен
высокими правительственными
наградами. Среди них — буровые
мастера Николай Фандеев, Виктор
Сарпинский (ордена Ленина),
управляющий трестом
"Востсибнефтегазгеология"
Иван Карасев и многие другие.

Уже нет в
живых многих ветеранов
нефтеразведки, но здравствуют еще
свидетели тех ярких и памятных
событий. Один из них — главный
геолог
"Востсибнефтегазгеологии",
лауреат Госпремии, кандидат
геологоминералогических наук
Борис Рыбьяков. Как раз в тот 1962-й он
работал в Марково
техником-геологом, и на его глазах,
с непосредственным участием
творились грандиозные свершения.

По его
рассказам, тогда в Ленской
нефтеразведке, на опорной скважине
"сошлись" видные специалисты
своего дела. В то время ею вплотную
занимались И.П. Карасев, приехавший
к нам из Баку, главный инженер
треста Б.В. Якубенко — энергичные,
талантливые буровики, умевшие
организовать и вдохновить людей
"на подвиги". Вместе с ними
трудились со своими службами В.Б.
Мазур — нынешний зам. министра
природных ресурсов, В.В. Самсонов —
главный геолог треста, управляющий,
видный ученый ВНИИГРИ в
Санкт-Петербурге. Он начинал поиски
нефти еще в Прибайкалье самыми
примитивными методами. После
марковского фонтана занялся
научной деятельностью, опубликовав
несколько монографий по
нефтегазоносности нашего региона.
Докторскую диссертацию защитил
здесь, на местном материале.
Профессор не порывает связей с
нашими геологами и специалистами.
Не так давно правительство Бурятии
пригласило его сделать
обследование Селенгинской впадины
на возможность выявления газа.

О Борисе
Абовиче Фуксе нефтеразведчики
всегда вспоминают с особой
признательностью. Профессионал
высочайшей квалификации, к тому же
— разносторонний, увлеченный
человек.

Первый
приток нефти в Приангарье был
получен на Атовском месторождении,
что в Усть-Удинском районе. Дебит на
четвертой скважине составлял около
кубометра в сутки. Б.А. Фукс в то
время серьезно занимался
испытаниями, исследованиями
скважин на интенсификацию притока
нефти. Под его руководством была
проведена кислотная обработка
пласта, и дебит получили в четыре
раза выше.

Он был
энтузиастом внедрения новейших
методов обработки нефтяных
скважин. Работая в тематической
партии, он неоднократно приезжал в
Марково для оказания помощи
нефтеразведчикам, а немного позже
его назначили начальником Ленской
экспедиции. При нем и работа по
бурению шла успешно, и жизнь в
поселке кипела. Борис Абович умел
организовать, настроить людей на
интересные, нужные мероприятия. С
него началось строительство
постоянных, благоустроенных
поселков геологов. В Верхне-Марково
своими силами возвели котельную,
Дом культуры, стадион, добротные
дома. Он увлеченно общался с
молодежью, участвуя в
самодеятельности, в спортивных
соревнованиях. До всего ему было
дело: быт, семья, отдых.

Марковская
нефть получила такую известность в
стране, что две комсомольские
бригады из Азербайджана и Татарии
прибыли на ее освоение. Южанам
сибирские условия оказались
невмоготу: зимой, когда морозы
доходили до сорока, их на улицу
работать не выгонишь — кучкуются у
буржуйки в теплушке. Приходилось
итээровцам вместо них идти на
буровую и вести проходку скважин.
Посланцы Татарстана прижились,
некоторые, может быть, до сих пор
живут в наших краях.

После
Марково Б.А. Фукс плодотворно
работал в Иркутском ВНИИНГиМСе,
продолжая исследования пластов
нефти и газа на открываемых
месторождениях. Вместе со старшим
сыном создали специальную
лабораторию по данному направлению
исследований, сделали очень много
для подсчета запасов
углеводородного сырья в области
защиты их в ГКЗ. Сейчас Борис Абович
на заслуженного отдыхе, а его дело
достойно развивает сын, являясь
одним из ведущих специалистов
РУСИА-Петролеума, готовясь к защите
докторской диссертации.

На фоне
победных реляций марковского
фонтана почти никто не задумывался
об опасных для жизни выделениях
сероводорода, а многие рабочие
просто об этом не знали, да и
говорить о несчастных случаях было
не принято. При отборе проб,
надышавшись газов, погиб
каротажник. Позже на скважине N 4
случилась беда с другим
каротажником, правда, его спасли. На
этой же скважине, но на большей
глубине, обнаружили
газоконденсатную нефть без
сероводорода. И, тем не менее, при
выбросах из скважин нефти или газа
строго запрещалось находиться
около нее в одиночку.

Марковская
нефть стала Клондайком Восточной
Сибири. На ленские берега повалили
буровики, специалисты со всего
Союза. Начался новый этап
интенсивного изучения
нефтегазоносности территории. В
соответствии с комплексной
программой формируется в Иркутске
крупная геолого-съемочная
экспедиция, для расширения буровых
работ создаются Ленская,
Усть-Кутская, Криволукская
нефтеразведочные экспедиции.
Активизируют свою деятельность на
обширном северном пространстве
геофизики. Все подразделения
оснащаются мощной техникой,
оборудованием и транспортными
средствами. Совершенствуются
методы поисков углеводородного
сырья.

И все же при
таком массированном наступлении
вширь и вглубь пять лет работы не
дали ожидаемых результатов,
открытий новых месторождений.
Требовались осмысление всего
накопленного материала, опыта и
выработка более современной
стратегии. Этими проблемами
занимались видные ученые,
специалисты-практики Иркутска,
Новосибирска, Москвы и
Санкт-Петербурга. Уже в 1970 году на
юго-западе Непского свода было
открыто Ярактинское
нефтегазоконденсатное
месторождение и почти одновременно
с ним на северо-востоке, к Якутии —
Средне-Ботуобинское. Этот успех
оправдал надежды нефтеразведчиков,
открывал для них реальные
перспективы. В последующие годы
были открыты Дулисменское,
Даниловское и самое крупное —
Верхне-Чонское месторождения
нефти.

Оно
оказалось архисложным. В его
изучении принимали участие
известные ученые А.А. Трофимук, А.Э.
Конторович и многие другие. С их
помощью сделана оценка перспектив
нефтегазоносности региона
Восточной Сибири, разработана
комплексная программа дальнейших
работ и привлечено внимание
государственных структур. Научная
группа из восьми специалистов
подготовила ряд монографий по
оценке прогнозных ресурсов,
главная из которых
"Непско-Ботуобинская
антиклиза" удостоена
Государственной премии за 1994 год. В
числе лауреатов — Б.Л. Рыбьяков и
М.М. Мандельбаум.

Накопленный
опыт, новые методы разведки привели
к выводу о продуктивности
углеводородами так называемого
Жигаловского вала. Там прошли
гравиеразведка, геофизики. По их
данным наметилась крупная
газоносная структура. Правда, район
оказался чрезвычайно сложным —
тяжелый рельеф, отметки 1200 м над
уровнем моря, горный водораздел.

Тем не менее,
геологи пробурили там 22
разведочные скважины, получив
отличные результаты: защитили
запасы газа в пределах 400 млрд.
кубометров. По заказу
РУСИА-Петролеума пройдены еще три
скважины, и теперь на их балансе уже
870 млрд. куб. м, считает Б.Л. Рыбьяков.
Сейчас идет доразведка
Ковыктинского месторождения с
участием Бритиш-Петрулеума. Как бы
наступает очередной этап
нефтегазоразведки — наращивание
запасов, необходимых для
внутреннего рынка и на экспорт.

За
шестьдесят лет
"Востсибнефтегазгеология"
внесла огромный вклад в развитие
минерально-сырьевой базы Иркутской
области. Сегодня твердо можно
заявить, что мы на долгие годы
сможем обеспечить себя нефтью и
газом. Очень жаль, что пока ни одно
из разведанных месторождений не
востребовано — не эксплуатируется.
А славный коллектив
нефтегазоразведчиков, с мощной
базой, кадрами, традициями и
богатейшими наработками, находится
на грани выживания. Из-за
отсутствия финансирования
свернуты основные работы на
перспективу, осиротели прекрасные
таежные поселки. Безвозвратно
теряем то, что приобретено, нажито
несколькими поколениями наших
земляков.

И все же,
с юбилеем, первооткрыватели!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное