издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Конфликт на "Усольехиммаше" продолжается

Конфликт
на "Усольехиммаше"
продолжается
Сальманов
возражает Семаку

Когда полторы недели назад
разразился скандал в связи с
отстранением от должности
генерального директора
ОАО"Усольехимпром" Альфреда
Сальманова, я по заданию редакции
встретился с Юрием Семаком,
президентом компании
"Восточно-Сибирская
финансово-промышленная
группа"(ВСФПГ) и председателем
совета директоров усольского
химпрома в одном лице. Юрий
Кириллович объяснил причины, по
которым на предприятии внезапно
введено "кризисное
управление", и почему Альфреду
Сальманову отказано в продлении
контракта. Наша беседа была
опубликована в "Восточке" 11
сентября, и я полагал, что к этой
теме возвращаться больше не
придется. Вышло иначе. В редакцию
обратился бывший генеральный
директор "Усольехимпрома"
Альфред Сальманов. Оказалось, что
Альфреду Габдулбариевичу есть, что
рассказать.

Он начал
рассказ с события, которое
представляется ключевым в этой
истории. Годовое отчетное собрание
акционеров "Усольехимпрома",
на котором предстояло сформировать
новый состав совета директоров,
было намечено на 4 июня. За два дня
до этого состоялось рабочее
совещание у губернатора области. На
нем, кроме Альфреда Сальманова,
присутствовали заместители главы
областной администрации Николай
Мельник, Алексей Соболь и Анатолий
Сурков. Обсуждались кандидаты в
новый совет директоров. В прежнем
совете государственный пакет акций
(27%) представляли Юрий Березутский
(председатель совета), Юрий Семак и
мэр Усолья Евгений Кустос. На этот
раз было предложено слегка
изменить расстановку сил. В состав
группы, представляющей госпакет,
решили вместо Ю. Семака ввести
начальника департамента
химической промышленности области
В. Тификова. По пакету трудового
коллектива в совет должны были
пройти Сальманов, Губина, Иванов и
коммерческий директор
Иркутскэнерго Малышев. Поскольку
генеральный директор химпрома
представлял пакет акций,
переданных ему по доверенности
трудовым коллективом, а он
составляет около 40%, то проблем и
разногласий в управлении
предприятием при таком составе
совета не предвидилось.

— Однако
произошло непредвиденное, — сказал
Альфред Габдулбариевич, — в
следующие два дня, втайне от меня и
от общественности, был подписан
договор между Российским фондом
федерального имущества (РФФИ) и
ВСПФГ. И по этому договору
государственный пакет акций
химпрома оказался в руках у
президента финансово-промышленной
группы. Лишь перед самым собранием,
в девять утра, председатель совета
директоров ВСПФГ Николай Мельник
сообщил мне по телефону, что по
госпакету пойдут Семак и два его
заместителя — Ковальчук и
Кузьменко. Мало того, г-н Мельник
предложил, чтобы вместо Юрия
Малышева, в группу, которая будет
представлять пакет трудового
коллектива, был введен Евгений
Кустос. Так был сформирован совет
директоров, принявший решение о
моей отставке.

— Как это
было обставлено?

— Скромно,
быстро и без шума. 31 августа
состоялся совет директоров, где и
был вынесен вердикт в отношении
Сальманова о непродлении контракта
генерального директора.
Предварительно, накануне вечером, я
встречался с Н. Мельником, задал ему
вопрос: "Николай Викторович, в
каком состоянии я нахожусь? Будет
ли продлен контракт?" "Иди
спокойно работай, не беспокойся",
— ответил мне Н. Мельник. А за 20 минут
до начала совета к Николаю Мельнику
зашел с тем же вопросом
обеспокоенный развитием событий
Евгений Кустос. Он получил такой же
ответ… Странное дело. Получается,
что президент ВСПФГ г-н Семак
превысил свои полномочия и не
удосужился сообщить председателю
совета директоров ВСПФГ, куратору
химпрома,о том, что принимается
такое решение? А решение об
отставке не могло не пройти — пять
членов совета против четырех. Дело
в том, что к ВСПФГ присоединились
два представителя ЧИФа
"Рождественский". 15% акций
химпрома попали в руки этого
московского чекового
инвестиционного фонда еще в
славные времена
"ваучеризации". Фонд, кстати
говоря, делегировал свои
полномочия опять-таки члену ВСПФГ
А. Махалину, зятю г-на Семака.

После моего
устранения была сокращена
должность коммерческого директора
и немедленно сформирована новая
команда. Люди Ю. Семака заняли
должности — первого заместителя
генерального директора по сбыту,
начальника службы сбыта,
начальника службы безопасности,
заместителя начальника
финансового отдела. Вводится
должность экономического
советника генерального директора.
Им становится уже упомянутый г-н
Махалин… Чтобы оценить
профессиональную подготовку этих
людей, достаточно одного примера.
Сухинина Ольга Александровна. Эта
дама работала в налоговой
инспекции, экономистом в
управлении торговли, затем на
каком-то частном предприятии…
Уволена по решению учредителя. И
этот человек ставится на
супербольшое предприятие
возглавлять сбыт продукции
комбината по всей России…

— А что
из себя представляет новый
генеральный директор, которому
помогает экономическими советами
г-н Махалин?

— Г-н Семак
представил совету Юрия Пронского
через пять минут после моей
отставки. Новый генеральный ждал за
дверью. Раньше он работал на
Воргашорской шахте (Воркутауголь)
заместителем начальника, кажется,
по АСУ. Это телефонизация,
автоматизация и т.д. Потом он
переехал в Москву и трудился там,
по-моему, в РФФИ. Жил в Пушкино, под
Москвой. Юрий Иванович признался на
совете, что его познания в химии
ограничиваются школьным учебником.
"Для меня главное организовать
управление", — сказал он. Я имел с
ним беседу в течение 2 часов и не
думаю, что он готов управлять таким
большим предприятием. Надо знать
производство, как и что на нем
делается, хотя бы в общих чертах.
Надо знать рынок. И много чего еще
надо знать… Это, конечно, мое
личное мнение.


Альфред Габдулбариевич, Юрий Семак
утверждает, что комбинат на грань
банкротства поставили отсутствие
грамотного современного
менеджмента — просчеты дирекции в
финансовой политике, политике
сбыта и снабжения.

— На
комбинате я проработал 22 года,
генеральным директором был
назначен в 96-ом, до этого занимал
пост заместителя генерального по
внешнеэкономическим связям. В
течение 6 лет я фактически построил
для предприятия рынок сбыта, плоды
с которого мы сегодня и пожинаем.
Начнем с финансово-экономического
положения. Сравним 1996 год и 99-й. В 96-м
году выпуск продукции составлял 35 —
40 млн. руб. в месяц. При ее сбыте 90%
составляли бартерные и зачетные
схемы. Задолженность по заработной
плате — 6-7 месяцев. Кредиторам и в
бюджет платить было нечем. Сразу
после моего назначения совет
директоров поставил перед
исполнительной дирекцией задачу:
разработать программу по выходу из
экономического кризиса. Программа
была утверждена с третьего раза
единогласно. Ее главные
направления — увеличение объемов
производства, уменьшение
себестоимости, повышение качества,
проработка маркетинга продукции,
переход с бартера на денежную
составляющую, проработка
экспортной схемы…

Что мы имеем
сегодня? Имеем результат
реализации тех программ, которые мы
наметили три года назад. Цехи
работают все до одного, а их около
сорока, сохранен коллектив,
практически полностью. Найдите в
Иркутской области или ее
окрестностях еще одно такое
предприятие? Но самое главное —
рынок сбыта. Сегодня экспорт у нас
занимает 60%. Мы сумели удержаться на
внешнем рынке в тяжелейшее время и
конкурируем с западными фирмами на
пространстве от финской границы и
до порта Ванино.

За первое
полугодие 99-го года мы увеличили
объемы производства на 11,2% и
впервые за долгие годы получили
прибыль — 46 млн. руб. Реальные
деньги. А Ю. Семак утверждает при
этом, что финансовое положение
предприятия ужасное. Он называет
убытки — 98 млн. руб. Но какие это
убытки? Это штрафные санкции — от
пенсионного и других фондов, от
местного и областного бюджетов…
Долги копились пять лет и, конечно,
отражаются на финансовой
деятельности. Но с 1 января мы
перешли на текущие платежи,
полностью рассчитываемся за
тепловую и электрическую энергию,
платим в бюджет. Нас банкротить и в
мыслях нет ни у Иркутскэнерго, ни у
ВСЖД. А это наши главные кредиторы.
Мало того, сегодня нет
задолженности по заработной плате
— рассчитались полностью. При такой
динамике развития к концу года
можно рассчитывать на прибыль в 130 —
140 млн. руб. Помилуйте, о какой грани
банкротства можно говорить, если
предприятие увеличивает объемы,
получает прибыль, рассчитывается с
долгами, кредиторы довольны?

Таким
образом, абсолютно все, кроме
генерального директора, если и не
блестяще, то хорошо. Только
генеральный директор плохой…
Такое может быть?

— В
сообщении для прессы от ВСФПГ
сказано, что одной из причин
тяжелого положения комбината
является нерациональная схема
сбыта, в которой участвует армия
посредников — более 500 человек.

— Год назад,
когда вся промышленность сидела на
бартере, мы не могли работать без
посредников. Скажем, Алтайкокс дает
нам 4 тысячи тонн кокса. Ему взамен
надо что-то отдать. И здесь сразу
появляются посредники, чтобы найти
ему лес или еще что-либо подходящее.
Вот сегодня, когда ситуация
изменилась и пошли реальные деньги,
их в сбыте до 80%, мы можем избавиться
от плохих и лишних посредников. Это,
правда, не всегда получается. Я
приведу пример, который г-ну Семаку
не понравится. Хлор мы получаем с
Братского ЛПК, но не напрямую, а
через посредническую фирму
"АЖИО". Отпускная цена хлора в
Братске — 1250 руб. за тонну. А нам
"АЖИО" продает хлор за 1500… В
июле было поставлено 1000 тонн. Куда
ушли "лишние" деньги? Для этого
надо знать, что такое "АЖИО". А
это дочерняя компания ВСФПГ,
зарегистрированная в свободной
экономической зоне на Алтае.
Возглавляет фирму заместитель Ю.
Семака А. Ковальчук, член совета
директоров химпрома. Вот такой у
нас первый посредник из пятисот…


Оценивая работу нового
руководства, г-н Семак сказал, что
только за 8 дней этого месяца
получено около пяти миллионов
"живых" денег с
внутрироссийских поставок, и что
это в два раза больше, чем раньше.
Это правда?

— Это, правда,
но она никакого отношения к новому
руководству не имеет. Сегодня
приходят деньги за продукцию,
отгруженную потребителям в июле и
августе. Заявление г-на Семака
рассчитано на обывателя. Оно
несерьезно.

— Юрий
Семак говорил о защите интересов
акционеров и о том, что ВСФПГ взяла
на себя предпродажную подготовку
государственного пакета акций
предприятия…

— Что
касается интересов акционеров, то
здесь я имею свое мнение. Я считаю,
что сегодня происходит второй и
третий переделы собственности. Те
люди, которым кажется, что им мало
досталось, пытаются ухватить
государственные пакеты акций.
Госпакеты большинства предприятий
лежат в РФФИ. С ними надо что-то
делать. Ими надо как-то управлять,
эффективно управлять. Именно
поэтому я больше года занимался
государственным пакетом акций
усольского химпрома. Штурмовал
позиции администрации с
предложением убрать с денежного
аукциона этот пакет. Мало ли кто его
купит? Могли купить и бандиты…за 15
миллионов триста тысяч долларов.
Именно по такой цене он был
выставлен. Но его не купили. Может
быть, даже, он готовился к
сегодняшней акции. То, что его надо
было перетащить в область и начать
цивилизованную раскрутку
предприятия, не вызывает сомнений.
Но не таким же способом? ВСФПГ — не
управляющая компания и не торговая
компания. Она была создана для
координации деятельности
градообразующих предприятий
Иркутской области в интересах
населения области и государства, но
вовсе не для того, чтобы создавать
дочерние посреднические фирмы или
садиться на финансовые потоки этих
предприятий. Почему заключен
договор между РФФИ и ВСФПГ? Каким
образом госпакет оказался у г-на
Семака? Не случайно Борис
Александрович Говорин сказал,
здесь где-то темная лошадка
прячется.

— Если я
не ошибаюсь, то до 80% бюджета города
Усолья формируется за счет
комбината. Это те деньги, из которых
получают зарплату учителя и врачи.
Какова позиция мэра в этой истории?

— Евгений
Кустос на моей стороне. Именно он
посоветовал подать в суд. Мы вместе
ходили к губернатору, в тот же день
были у полномочного представителя
президента Александра Суворова.

—Что
сказал губернатор?

— Борис
Александрович больше слушал, чем
говорил… Я отдал ему все документы.
Документы губернатор передал
Межевичу и поручил ему этим делом
заняться до его возвращения из
командировки.

— На
пресс-конференции, которую Ю. Семак
провел 8 сентября, он принес
извинения губернатору области. В
чем он чувствует себя виноватым,
Юрий Кириллович журналистам так и
не сказал…

— Думаю, что
извинения г-на Семака прозвучали в
ответ на слова Бориса
Александровича о том, что здесь
очень дурно пахнет. Юрий Кириллович
принял решение единолично.
Кандидатуры Семака, Кузьменко и
Ковальчука не обсуждались на
совете директоров ВСФПГ. А ведь эта
компания не частная лавочка. Это
акционерное общество. В него, кроме
администрации области, входят
Иркутскэнерго (35% акций), Истленд
(37,5%), Востсибуголь, Иркутскгеология
и Усольехимпром. Г-н Семак плюнул на
акционеров ВСФПГ, на совет, на
администрацию области и города, на
основных кредиторов комбината.
Поставил на комбинате своих людей…

Представьте
картину. Работяги с великими
трудами, по уши в грязи, вытаскивают
из болота бревно. А когда бревно на
суше, его подхватывают господа в
белых перчатках. Это напоминает
ситуацию с химпромом…

— Что вы
намерены делать дальше?

— Бороться.
Это, во-первых, судебный путь. При
моем увольнении были допущены
юридические ошибки. Кроме того, я
надеюсь на общественное мнение. За
мной трудовой коллектив комбината
и город Усолье. Есть еще мнение
иркутского директората, с которым я
работал. И самое, как я считаю,
важное, это позиция областной
администрации. От Бориса
Александровича Говорина и его
решения зависит очень многое.
Бороться я намерен до конца…

С
Альфредом Сальмановым беседовал
специальный корреспондент
"Восточно-Сибирской правды"
Владимир Кинщак.

От
редакции.
Вокруг крупнейшего
градообразующего предприятия
Восточной Сибири ОАО
"Усольехимпром" возникла
нездоровая атмосфера, связанная,
как можно предположить, с
интересами лиц, имеющих виды на
государственный пакет акций
предприятия. Жители
Усолья-Сибирского, общественность
области проявляют серьезную
озабоченность создавшимся
положением. Редакция
"Восточно-Сибирской правды"
выражает надежду на то, что
администрация области примет меры
для защиты государственных
интересов и интересов трудового
коллектива химпрома.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector