издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Юрий Тен берется за "макаронку"

Юрий
Тен берется за "макаронку"

Вслед за Мегетской и Саянской
птицефабриками депутат
Государственной Думы поставит на
ноги старейшее предприятие
Иркутска.


Принесла с рынка
"ракушек", — рассказывала
соседке пожилая женщина. — С
виду желтенькие такие,
аппетитные… А когда бросила в
кипяток — ахнула: поверху химия
всплыла, а на дне какая-то каша
образовалась.
— Отнеси обратно на
"макаронку", —
посоветовала соседка. — Что зря
деньгами сорить?

Из
разговора в городском
троллейбусе.

Послушалась
ли совета незадачливая
любительница макаронных изделий,
мы не ведаем, однако поделились
услышанным с внешним управляющим
Иркутской макаронной фабрики
Александром Торбеевым.

— Давно уже
подобной продукции не выпускаем, —
ответил тот. — А скоро, возможно,
вообще остановимся.

Торбеев
внешним управляющим назначен в
январе этого года. Предприятие к
тому времени дошло, что называется,
до ручки, залезло в долги (сегодня
они составляют около 8 млн. руб.),
бывшие хозяева стали распродавать
основные фонды — вначале
оборудование, а затем здания и
сооружения. С молотка пошли
столовая, гаражи, складские
помещения… В общем,
"обкорнали" фабрику со всех
сторон, один производственный
корпус довоенной постройки
остался. В нем и размещены две
оставшиеся технологические линии.
Но если отечественная 60-х годов
выпуска еще худо-бедно работает, то
современная итальянская стоит
из-за отсутствия сырья (макаронной
крупки) с сентября прошлого года.

За это время
иркутский рынок заполнился
челябинскими, алтайскими,
красноярскими макаронными
изделиями, не говоря уже о
китайской и корейской лапше.

— Нынче до
июня, пока была давальческая мука,
проработали более-менее стабильно,
— говорит Торбеев. — А потом цены на
сырье подскочили с 1,80 коп. до 8,40 коп.
за 1 кг муки и производить продукцию
стало невыгодно.

Словом,
фабрика оказалась банкротом со
всеми вытекающими отсюда
последствиями. Согласно
кредиторскому плану внешнего
управления речь идет о смене
собственника, продаже предприятия.

Желающих
приобрести предприятие хоть
отбавляй. Одни — с целью демонтажа и
продажи итальянской линии
(стоимость ее 1,5 млн. дол.) с тем,
чтобы на этой площадке затем
построить супермаркет или
коттеджи. Другим конкурент позарез
мешает, спят и видят, как от него
избавиться, чтобы сбывать свою
невысокого качества и дорогую
продукцию.

— Чтобы
фабрика заработала в нормальном
режиме, нужно 3,5 млн. руб., — подводит
итоги Александр Торбеев. — Тогда
предприятие будет обеспечено
работой, коллектив — зарплатой, а
иркутяне — добротной и недорогой
продукцией, в том числе и лапшой
быстрого приготовления, которую
сейчас покупаем за рубежом.

С этим
соглашается и депутат
Государственной Думы Юрий Тен.

— А почему
нет? — говорит Юрий Михайлович. — У
нас есть свои яйца, свои куры. Для
быстрого приготовления пищи не
хватает макаронных изделий.
Возьмем по лизингу у той же Кореи
новые линии и обеспечим
превосходным питанием своих 7000
рабочих, их семьи, горожан.

О том, как это
сделать, видно на примере Мегетской
и Саянской птицефабрик. Эти
комплексы не возродились бы еще
долго, если бы не человек слова —
иркутский депутат Государственной
Думы и кандидат в ее новый состав
Юрий Тен.

Марк
ЧЕРНИГОВСКИЙ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное