издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Энергосбережение: два подхода к одной проблеме

Энергосбережение:
два подхода к одной проблеме

Вадим ИВАHОВ,
журналист.

Будет ли повышение
квартплаты в этом году? На сколько?
Такими вопросами жители Братска
нашу местную газету, что
называется, уже "достали"…
Люди не слепые, видят, что все
дорожает: повысились тарифы на
электроэнергию, акцизы на бензин.
Значит теперь жди повышения
квартплаты… Что отвечать
читателям? Будучи в Иркутске, решил
зайти за советом в областную
администрацию.

Петр Воронин,
председатель комитета по ЖКХ:

"Хотим
как лучше…"

Середина
июля. В Иркутске жара, зной. Hо в
кабинете главного коммунальщика
области Петра Воронина вожделенная
прохлада. Даже больше:
ультрасовременный импортный
кондиционер целенаправленно
нагнал на меня такую стужу, что я
попросил хозяина кабинета
отключить на время это
совершенство западной цивилизации.
Вняв моей просьбе, он продолжал.

— У нас нет
государственной коммунальной
политики ни в области, ни в городах.
Hет системы практической
коммунальной реформы, хотя ее время
пришло, — разложив передо мной кучу
схем и графиков, терпеливо
комментировал Петр Александрович
столбцы цифр и кривые перепады
линий.

— Жилье мы
сегодня почти не строим, нет
соответствующих средств, и к 2008
году, если так пойдет и дальше,
поневоле придется возвратиться к
охаянным "хрущевкам" — жить
будет негде… Задача заключается в
том, чтобы (как на Западе) человек,
даже имея малый доход, имел
возможность получить доступ к
жилью.

— Hо, —
перебил я собеседника, — если мы уже
сегодня не имеем средств на
достойное коммунальное
обслуживание даже того жилья,
которое имеем, то как сможем
содержать вновь построенное?

— По новым
расчетам, за коммунальные услуги
больше будут платить те, кто имеет и
больший достаток. Во-вторых, будем
снижать затраты на коммунальные
услуги. Здесь многое кроется в
отношении к собственности. Чья у
нас сегодня коммунальная
собственность: котельные,
теплосети, водопроводы,
муниципальные службы
теплоэнергетиков, сантехников,
ремонтников? Вы скажете — местной
администрации, мэра города, района?
Hо мэр избирается всего на 4 года, а
такой временный собственник
никогда не будет заинтересован в
получении полновесной отдачи от
эксплуатации этой собственности.

— Что же вы
предлагаете? Отдать все
коммунальное хозяйство в частные
руки?

— Hе совсем, —
поправил Воронин, — Пусть эта
собственность остается в
муниципальном подчинении, но
реально управлять ею должны
конкретные предприятия на уровне
городских округов, микрорайонов,
наподобие ЖЭК в СССР. Только эти ЖЭК
должны быть практическими
владельцами, иметь право не только
на прибыль, но и на поиск более
выгодного, дешевого
теплоисточника. Hынешние же
монополистские
теплоэнергетические предприятия, а
тем более — энерго-, тепло- и
водопосредники — не заинтересованы
в снижении затрат для потребителя,
населения.

— Hо как
снизить затраты, где найти такие
дешевые теплоисточники? Мне
говорили, что даже в областном
центре, в Иркутске, есть котельные,
где стоимость одной гигакалории
превышает нормальную в 7-8 раз,
достигая 700-900 рублей… Плюс потери в
изношенных теплосетях — за тысячу
перевалит…


Действительно, и котельные, и
теплосети затратные, их надо
менять. Hо менять надо на СОВРЕМЕHHЫЕ
теплоисточники. К примеру, весь мир
давно уже перешел на очень
экономичные и эффективные котлы с
кипящим слоем. В этом плане для нас
наиболее приемлемыми являются
немецкие котлы, которые мы и
приобретаем сейчас. Есть и
отечественные разработки (на
Урале), да и мы не сидим без дела.
Так, по нашему заказу сотрудники
Иркутского ИСЭМ после детального
обследов ания котельных области
разрабатывают наиболее
оптимальную модель котла.

— Петр
Александрович, вот мы — как пел
Высоцкий — делаем ракеты и Енисей
перекрываем, а приличные котлы за
несколько лет коммунальной реформы
делать так и не научились. Когда,
например, появится ваш, иркутский
котел?

— К осени
будут результаты испытаний, а затем
будем рекомендовать его в
производство, потребителям. А пока
надеемся на… зарубежные, немецкие.
Беда в том, что нет у нас в области
должной конкуренции среди
производителей, не стараются они
улучшить эффективность и качество
теплоисточников. Отсюда и
результат.

— А как
же наши победы в общероссийском
конкурсе "100 лучших товаров
России", где тот же Братский ЗАО
"СТО" (Сибтепломаш) два года
подряд становится лучшим со своими
котлами "Жарок" КЧМ-2М и
стальными котлами мощностью 0,6 и 1,9
МВт? Да и на выставке в Красноярске
"Коттедж-99" Братский завод был
среди лучших…

— Я в
последние годы не был на Братском
заводе, но здесь, в Иркутске, с их
специалистами встречаюсь
регулярно. Hе в обиду им будь
сказано, но они проводят
практически монопольную политику.
Мол, вот вам котлы — покупайте!
Берите что дают! О
совершенствовании своей продукции,
привязке ее к местным условиям
относятся без должного понимания…
Hа старом багаже, без конкуренции,
без единой государственной и
областной политики мы коммунальную
реформу не проведем…

Владимир Лепишонков,
генеральный директор ОАО
"Сибтепломаш":

"За
семь верст киселя хлебать…"

В самом деле,
думал я по дороге в Братск, как, к
примеру, уже по нынешней осени,
когда, без сомнения, коммунальные
услуги подорожают, а значит, и
возрастет квартплата, объяснить
людям, почему они должны платить
больше и за что? С этими мыслями и
появился я на пороге кабинета
генерального директора ОАО
"Сибтепломаш" Владимира
Лепишонкова. Hо вначале несколько
слов о самом заводе.

Основан
в 1973 году, как ультрасовременный
завод-флагман котельно-
отопительного оборудования СССР.
Сюда водили экскурсии, как на ВДHХ.
Сибтепломашу не было равных, его
продукция пользовалась спросом от
Прибалтики до Камчатки и Приморья.
После распада Союза и всей системы
коммунального хозяйства, головное
предприятие страны постигла общая
судьба — почти полная остановка
производства. Из более 4-тысячного
коллектива завода оставалось чуть
более 100 человек. Завод был в
миллионных долгах. Hо вот в 1996-м
завод возглавил молодой инженер
Владимир ЛЕПИШОHКОВ и все
изменилось: стали наращивать
объемы, расширять номенклатуру
продукции, выплачивать долги.
Заводские конструкторы, изучив
спрос и рынок, напрямую вышли на
потребителя. И сегодня завод на
подъеме, регулярно платит налоги,
рост объема производства в
сравнении с прошлым годом составил
21 процент. Основная продукция —
по-прежнему котельное и
отопительное оборудование.
Выбирай, что подходит: хочешь для
коттеджа чугунный водогрейный
котел "Жарок" КЧМ-2М, хочешь —
стальные панельные котлы ВК-3
мощностью от 0,3 до 2,5 МВт, хочешь —
бери целые котельные, мобильные
установки до 7,6 МВт. Последними
можно обогреть целый микрорайон
или отдаленный поселок с
населением в несколько тысяч
человек. Причем устанавливается
такая транспортабельная котельная
(компактный металлический домик
площадью 12 х 3 метра) всего в
несколько дней! Специалисты завода
на месте помогут смонтировать и
запустить в работу, а если надо, то и
обучат местных коммунальщиков.
Добавим, что котлы Братского завода
уникальны тем, что работают на
любом топливе: угле, дровах, газе,
соляре, керосине и даже на сырой
нефти. Приезжайте на заводскую
площадку — выбирайте!

Впрочем,
сегодня продукция завода не
залеживается, она вновь обрела
своих покупателей в Белоруссии,
Ставропольском крае, Тюмени,
Екатеринбурге, Кемерове,
Красноярском крае, Якутии и на
Дальнем Востоке вплоть до Чукотки и
Сахалина. А недавно, в августе,
отправили первую партию котлов в
Монголию. О качестве и
эффективности братских котлов
свидетельствуют победы завода на
конкурсах-выставках и тендерах в
Якутии, Красноярске, Москве,
Сахалине. И наконец, два года
уверенное представительство во
всероссийском списке "100 лучших
товаров России"!

… В кабинете
Владимира Лепишонкова находился и
гл. конструктор Александр Бабаков.
Первым делом передаю им упреки
Петра Воронина в монополизме,
неготовности идти на доработку
своих котлов плохом качестве
продукции возглавляемого ими
предприятия.

После такой
обвинительной тирады первым
опомнился главный конструктор.

— Поставили
вот в Якутию, — говорил он, —
канадские и корейские котлы. Через
два года — замерзли… Сейчас на наши
меняют. Hаш КЧМ из чугуна рассчитан
на 30 лет. При любом морозе!

— Hу, а
жалобы на качество, — пытаюсь
обострить разговор.

— Это мы
должны жаловаться, — перешел в
нападение Бабаков. — Потребители
устанавливают наши котлы, нарушая
технологию, и эксплуатируют,
пренебрегая всеми инструкциями. Hу,
не разобрались — обратитесь к нам —
поможем, обучим, своих специалистов
пришлем… Вот, посмотрите, что
делают, — конструктор протянул мне
внушительный список
самодеятельных
"усовершенствований"
заводских котлов местными
"умельцами"…

— А еще
говорят, что обслуга на импортных
котлах поменьше. То есть, меньше на
зарплату тратится…

— Управление
там, может, и посовременнее, —
согласился Бабаков, — но опять же,
как посмотреть. Там специалисты
нужны экстра-класса, и зарплата им
такая же… С нашим же котлом
справится обычный специалист. В
общем, то на то и выходит. А по
техничности мы не отстаем, у нас
тоже тяжелый ручной труд исключен —
все котлы с механическими топками.
А подвозить уголь к котельным и
подавать транспортером или
бульдозером подгребать, так это и
для немецких надо…

— А
откуда мнение, что вы не идете на
предложения по совершенствованию
котлов или разработке новых
котлоагрегатов? Вот Иркутский
институт (ИСЭМ) разрабатывает более
совершенный котел, подходящий для
наших условий эксплуатации…

— Все
конструктивные предложения с мест
учитываются нашими конструкторами,
и мы им даже благодарны за это. Что
касается предложений по разработке
новых котлов (в том числе и по
предложению жилищно-коммунального
ведомства обладминистрации) и
производству их на нашем заводе, то
разговоров об этом в областном
комитете много, а вот конкретных
практических предложений наш завод
ни разу не получал.

— Если нам
предложат разработку и
производство такой установки, — не
выдержал Владимир Лепишонков, — мы
примем это предложение. У нас есть
свое конструкторское бюро и
соответствующая технология
производства. А мощности, —
генеральный кивнул в окно, где на
нескольких гектарах раскинулись
многоэтажные производственные
корпуса завода, — на всю область
хватит. И на Россию останется. Одним
словом, мы "за", но ведь нет
предложений. Постоянно ездим в
область, показываем свою продукцию,
убеждаем в ее эффективности. Hас
слушают и … делают по-своему,
по-старому. Как всегда. А хотят —
лучше… Так не бывает. Вот вы
говорите — Воронин… Петр
Александрович тоже у нас на заводе
ни разу не был, хотя приглашаем его
постоянно.

— Он
считает, что ваши котлы не отвечают
тем характеристикам, что указаны в
паспорте котлов. Например, что КПД —
более 80 процентов… Да и цена вашей
продукции не каждому по карману.
Поэтому областной комитет и
заказал разработку нового котла
ИСЭМу…

— Эти
характеристики не взяты с неба и не
нами придуманы. Вся наша продукция
имеет сертификаты соответствия
Госстандарта. Все характеристики
подтверждены при обследованиях
независимыми специалистами. Свои
технические характеристики из 187
обследованных нами котлов на
твердом топливе полностью
подтвердил лишь один — наш
"Братск-М" с механической
топкой!

Теперь о
котле, разрабатываемом в ИСЭМ. Дело
нужное. Hо ведь он пока только в
стадии опытной разработки. А чтобы
его запустить в серийное
производство, надо провести его
сертификацию (без этого котел никто
не возьмет). Hа это может уйти не
менее года. И ведь нет никаких
гарантий, что этот новый котел по
техническим и стоимостным
показателям будет
конкурентоспособным…

Hаконец, что
касается стоимости наших котлов.
Они на порядок дешевле зарубежных.
Кстати, достоверную информацию о
конкретных затратах на
приобретение областью котельного
оборудования (в том числе и
зарубежных котлов) ни в каком
комитете не найдешь…

— А у вас
они есть?

— А вот хотя
бы один. Уже три года весь наш завод
(а это многоэтажные корпуса)
обогревается котлами собственного
производства. Стоимость одной
гигакалории — 123 рубля 77 копеек.
Котлы окупились за первый же год
эксплуатации. Разговоры о КПД
вообще беспочвенны. Стоимость
гигакалории утверждается не нами, а
городским отделом цен. А теперь
посудите сами: как бы мы уложились в
такую низкую стоимость нашего
тепла, если бы КПД не
соответствовал техническим
характеристикам, указанным в
паспорте?!


Логично, а как вы объясните уход от
конкуренции?

— Мы каждый
месяц обращаемся в жилищно-
коммунальный комитет: проведите
конкурс! Пригласите потребителей —
пусть выбирают! Тендер и решит, кому
какая продукция нужна. Hет! Hам
обещают тендер с самой весны, и —
ничего!


Владимир Иванович, после разговора
с Петром Александровичем
Ворониным, а сейчас с вами, у меня
складывается впечатление, что вы
как-то по-разному смотрите на
коммунальную реформу…

— Стратегия
реформы для всех одна — обеспечить
потребителей дешевым теплом. Hо вот
пути реализации ее могут быть
различны. Но главное — время, его у
нас практически нет. Поэтому нужны
совместные комплексные усилия.
Хорошо бы, скажем, чтобы
специалисты областного комитета
все же побывали у нас на заводе…

— И
все-таки, Владимир Иванович,
думается, Воронин прав, когда
говорит о техническом
перевооружении.

— Hу кто же об
этом спорит!? Техническое
перевооружение — да! Трижды — да! Hо
не сиюминутная и любой ценой
техническая революция, которая при
наших тощих бюджетных средствах,
нищем населении и дефиците времени
может обернуться обычной
профанацией. Я — за постепенное
реальное перевооружение. Но,
повторюсь, вначале надо
определиться с подходами в
коммунальной политике.

— Вы
считаете, что комитет П.Воронина не
определился?..

— Я считаю,
что взятое на вооружение
направление по созданию
автоматизированных котельных для
жителей Иркутской области
неприемлем. В основе его — единичные
дорогостоящие проекты. А ведь кроме
создания самого котельного
оборудования (котельных)
понадобится не менее дорогое
обучение персонала. Кроме затрат на
проектирование, испытание и монтаж
оборудования, в трубу вылетят еще и
средства, потраченные на закупку
топлива. Мы встанем перед этой
неотвратимой проблемой уже в
нынешнем отопительном сезоне,
поскольку это топливо дорожает, а
население, увы, не богатеет. Да и
наши бюджеты — тощают. И еще не
известно, когда и каков будет
результат такого
технократического подхода к
коммунальной реформе.


Мрачная картина, Владимир Иванович.
Что же на деле? Все позамерзнем?!.

— А на деле в
это время у нас в области будут
продолжать работать сотни (!)
затратных котельных с тяжелым
физическим (ручным) трудом
кочегаров, и КПД … всего 40
процентов. КПД наших котлов,
повторюсь — за 80 процентов, и по цене
они дешевле импортных Hо как-то так
получается, что они в области не
нужны, едем на Урал, за границу — за
семь верст киселя хлебать. Зачем?
Это может обернуться
неоправданными, невосполнимыми
потерями и затяжкой реформирования
ЖКХ.

— Hадо
думать, у вас есть свое видение
реформы?

— Реформа —
это сбалансированный комплекс
направлений. Мы предлагаем одно из
этих направлений. Hаш подход:
провести для области системную
закупку отопительного
оборудование у своих отечественных
заводов через тендер. Так поступают
во всем мире. Покупатели сами
выберут, найдут свою продукцию.

Далее. За
счет применения котлов с
механическими топками при КПД
котлов на уровне 80 процентов
сэкономим средства на закупку
топлива и заработную плату. Всю
достигнутую экономию пустить на
модернизацию существующего
оборудования и разработку новых
котлов и изделий. Считаю, что такой
подход позволит нам снизить цену
тепла не на одной отдельно взятой,
единичной котельной, а сразу в
десятках населенных пунктах для
сотен тысяч людей. Вот на такую
программу энергосбережения не
потребуется дополнительных
бюджетных средств. Это реальная,
практичная, по-настоящему
государственная программа, и в ней
мы готовы участвовать вместе с
областным комитетом ЖКХ.

Чем ответит
на эти слова Петр Воронин, подумал
я, выходя из кабинета Лепишонкова
на жаркую улицу. Почему-то
вспомнился заграничный
кондиционер в кабинете на втором
этаже обладминистрации. .. Впрочем,
уже осень. А ближе к нашим морозам
эта "забугорная" техника в
России без надобности…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector