издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На Байкале запрещено...

На
Байкале запрещено…
Правительство
России готовит постановление по
Байкалу

Георгий
КУЗНЕЦОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

Недавно в Москве, в
Министерстве природных ресурсов
(МПР) РФ, состоялось совещание по
обсуждению проекта
правительственного постановления,
которым будет определен перечень
видов деятельности, запрещенных на
Байкале.

Напомню, что
Федеральный закон "Об охране
озера Байкал", является рамочным,
требующем своего развития и
конкретизации другими
подзаконными актами: указами
президента РФ, постановлениями
правительства, инструкциями,
нормами, принятыми на федеральном
уровне и пр. Готовящееся
постановление должно войти в число
важнейших приложений к закону.
Поэтому готовится оно особенно
тщательно. Достаточно сказать, что
до окончательного утверждения
этого постановления подписью
председателя правительства проект
должен быть завизирован еще
примерно тридцатью согласующими
инстанциями и руководителями
прилегающих к Байкалу субъектов
Федерации.

Александр
Васянович, начальник департамента
по охране окружающей среды и
природопользованию областной
администрации, представлявший на
совещании в МПР исполнительную
власть нашей области, подчеркивает,
что сутью Федерального закона
"Об охране озера Байкал"
является определение трех
экологических зон байкальской
экосистемы, территорий, для которых
устанавливаются иные, более
жесткие, чем во всем государстве,
нормы допустимого воздействия на
окружающую среду. Из текста закона
следует, что в центральную
экологическую зону входят
полностью акватория озера и все
острова, прилегающие особо
охраняемые территории (для
Иркутской области это
Прибайкальский национальный парк и
Байкало-Ленский заповедник), а
также водоохранная зона.

Здесь ясно
все, кроме водоохранной зоны. По
современному законодательству она
в России устанавливается по
специальным проектам,
индивидуально для каждого водного
объекта. Байкал, увы, несмотря на
свою уникальность, признанную
мировым сообществом, официально
утвержденной водоохранной зоны
(соответствующей Водному кодексу
РФ 1995 г.) сегодня не имеет. А это
значит, что и центральная
экологическая зона озера, на
которую Законом "Об охране озера
Байкал" распространяются особо
жесткие ограничения, изобилует
"спорными" территориями: всем
понятно, что полукилометровая
полоска берега, установленная
старыми нормами, не способна
защитить чудо-озеро от возможного
вредного воздействия промышленных
предприятий. Но на какое расстояние
от Байкала распространяются особые
экологические правила и нормы,
включая их крайние формы — полный
запрет на определенные виды
деятельности — пока не известно.

Иркутская
область, как рассказал А. Васянович,
со своей стороны приняла
необходимые меры: провела конкурс
среди возможных исполнителей и уже
заказала победителю — институту
географии СО РАН — разработку
проекта водоохранной зоны Байкала
как составной части центральной
экологической зоны Байкальской
природной территории. Он
утверждает, что конкретные
предложения появятся в ближайшее
время, и после утверждения
правительством РФ они приобретут
законную силу. "Белые пятна" на
служебных картах байкальских
берегов исчезнут.

Прошу
Александра Валентиновича
рассказать о главном: какие виды
человеческой деятельности
предполагается окончательно
запретить на берегах Байкала и как
соотносится это с новой программой
перепрофилирования БЦБК?

Слово
"окончательно" он отверг. И я
согласился: то, что вчера считалось
абсолютно безвредным (алюминиевая
посуда, к примеру), сегодня, как
выясняется с получением новых
знаний, оказывается вредным. И
наоборот: некоторые производства,
опасные сегодня, с развитием новых
технологий могут стать безопасными
завтра. Поэтому список запрещенных
на Байкале видов деятельности
будет корректироваться по мере
развития научных знаний.

— Целлюлоза,
картон, бумага. Что говорилось на
совещании об этих ключевых для БЦБК
видах продукции? — спрашиваю
Васяновича.

— Они будут
запрещены(!).. если комбинат не
обеспечит замкнутого цикла
водопотребления и полного
исключения из выбросов в атмосферу
особо вредных соединений хлора и
серы. Такую точку зрения
поддерживают все согласующие
инстанции, кроме
Госкомрыболовства. "Рыболовы"
считают, что производство этих,
наиболее удобных для комбината
видов продукции, пытаются
"пробить" экономически (но не
экологически) заинтересованные
ведомства.

Однозначно и,
видимо, навсегда будет запрещено
производство хлора, его соединений
и других заведомо ядовитых веществ,
а также стали, чугуна, цветных
металлов, сплавов, цемента и
многого другого, что может быть
потенциально связано с опасностью
для окружающей среды в результате
каких бы то ни было природных
катаклизмов или в связи с
недостаточной технологической
дисциплиной, как, впрочем, и по
любым другим причинам.

Супер-задача
данного постановления, по словам А.
Васяновича, — приоритет абсолютной
безопасности для Байкала. В связи с
этим жесточайшей ревизии
подверглась, к примеру, вся
прибайкальская лесохозяйственная
деятельность. Полученный вывод
может кого-то обескуражить —
минимум всевозможных санитарных
рубок, рубок ухода и максимум
возможностей для естественного
развития лесов. "Не стоит
"улучшать" леса с человеческой
точки зрения. Пусть природа берет
свое. Она ошибается реже нас.


Проанализированы и, скорее всего,
будут крайне ограничены в
центральной экологической зоне
Байкала возможности нового
строительства и развития
традиционных видов транспорта.
Надеюсь, что именно здесь, как
нигде, будет реализована
древнейшая народная мудрость —
семь раз отмерь, один отрежь, —
говорит Васянович.

"Наука"
тоже не всегда безвредна, и это было
учтено на совещании в МПР. До сих
пор не вполне ясно, как и откуда
попала в Байкал, к примеру, элодея
канадская. Внимательные читатели
"Восточки", возможно, помнят
наши тревожные заметки об
отдельных экземплярах форели,
которые стали вдруг попадаться в
рыбацкие сети в Иркутском
водохранилище. Появление в
экосистеме чужеродных, не
свойственных ей видов животных и
растений называется биологическим
загрязнением. Чтобы не допустить
его на Байкале, проектом
правительственного постановления
предполагается запретить на
Байкале некоторые виды научной
деятельности.

— Да-да, даже
научной! — Говорит Васянович, и
поясняет, что готовящимся
постановлением предполагается
запретить исследования, связанные
с внедрением в экосистему не
свойственных ей видов животных и
растений. Должны быть исключены
всякие исследования с
биологическими объектами,
способные привести к генетическим
изменениям. И уж тем более
недопустима здесь всякая
деятельность, напрямую связанная с
использованием генно-инженерных
технологий, которая в мире
становится все более "модной".

— Здесь живет
более двух с половиной тысяч Богом
созданных существ. Пусть они и
дальше развиваются естественным
образом, — говорит Александр
Валентинович. — Может быть, я не
прав, может быть, выступаю в роли
ретрограда, но уверен, что мутанты
Байкалу не нужны, и поэтому
поддерживаю проект постановления в
этой части.

Особые
строгости предусматриваются
проектом постановления в части
разведки, разработки месторождений
и добычи вблизи Байкала полезных
ископаемых. Природоохранная
общественность Бурятии в настоящее
время крайне обеспокоена планами
некоторых ведомств республики
начать добычу природного газа в
дельте Селенги, на берегу озера.
Хочется думать, что
правительственное постановление
прекратит эти "опасные игры".

Я не встречал
на Байкале военных (кроме
отдыхающих, разумеется), поэтому
мне бы и в голову не пришло
законодательно запрещать здесь
что-либо связанное с ними. Но в
проекте правительственного
постановления содержится запрет на
проведение военных учений и
испытание новых видов оружия.
Думаю, правильно. Мало ли что может
прийти кому-то в голову. Васянович
рассказал, что именно при
обсуждении "военного" пункта
на совещании возник, по его
определению, "веселый казус". В
проекте было написано о запрете на
проведение учений "вооруженных
сил РФ". А он предложил исключить
из текста две последние буквы —
"РФ". Не случайно. Несколько
лет назад ("Восточка" об этом
писала) нашим ученым помогал делать
учет байкальской нерпы специальный
отряд королевской гвардии
Великобритании. И это, по мнению
Александра Валентиновича, было
своеобразное учение чужой, вовсе не
российской армии. Они, бравые
англичане, совершившие ледовый
рейд в экстремальных природных
условиях, помогли нашим ученым. И
слава Богу. Но ведь и скандалы
тогда, помню, тоже были. Они связаны
с использованием приборов точного
определения географических
координат. Вполне вероятно, что
самые подробные карты Байкала
сегодня составлены не в России.
Теперь, после иркутской поправки,
постановление запретит проводить
на Байкале учения не только наших
вооруженных сил, но и любого
государства планеты.

Лет пять-семь
назад, помню, в редакцию пришло
письмо из российского Минатома. А в
конверте лежал, всего-то навсего,
буклет "ну, абсолютно
безопасной" атомной
миниэлектростанции, которую можно
построить хоть под землей, хоть под
водой. Такие письма получала,
похоже, не только наша газета.
Проектом правительственного
постановления предлагается
категорически запретить на Байкале
всякую атомную промышленность. А
заодно (это уже по сельскому
хозяйству) запрещается
использование многих видов средств
защиты растений: в жире нерпы
учеными до сих пор фиксируется ДДТ.
А откуда этот запрещенный
повсеместно препарат берется,
неизвестно.

Некоторые
споры, по словам Васяновича, вызвал
пункт о запрещении складирования и
сохранения промышленных отходов,
кроме отходов объектов
жизнеобеспечения населения. Пункт
был бы хорошим и правильным, если бы
был принят до начала строительства
того же БЦБК. Но как можно сегодня
запретить сохранение промышленных
отходов, которых на этой только
площадке накоплено уже многие
сотни тысяч тонн? Проблему решили,
запретив складирование и хранение
"вновь образующихся" отходов.
Их, новых отходов, не должно быть на
берегах Байкала в принципе. А
старые, если их невозможно
переработать в полезные продукты,
должны быть вывезены с берегов
Байкала.

Содержится в
проекте постановления
правительства и еще один
любопытный момент, способный
охладить пыл мечтателей
обогатиться на примитивном, а
значит, дешевом туризме. Желающих
ухватить в собственность или в
аренду кусочек байкальского
берега, чтобы наживаться на
"диком" туризме, без вложения
собственных средств на
обустройство, сегодня хоть
отбавляй. Но, увы! Проект
постановления предусматривает
запрет на эксплуатацию
санаторно-курортных и иных,
рекреационных комплексов… без
очистных сооружений. Добавлю, — без
самых современных, а значит,
дорогих сооружений, способных
обеспечить очистку до
особо-жестких байкальских
нормативов.

Бухта
Песчаная и другие подобные турбазы,
в случае принятия этого
постановления, либо прекратят свое
существование, либо найдут
средства для превращения
полудикого туризма в
цивилизованный.

— Туризм на
Байкале должен развиваться, —
говорит Васянович, — но обязательно
с современными очистными
сооружениями.

Я с ним
согласен и надеюсь на скорое
принятие правительственного
постановления.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер