издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Усть-Кутнефтегаз обрел хозяина

Усть-Кутнефтегаз
обрел хозяина

Николай
ВОЛКОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

Без малого сорок лет минуло с
тех пор, как забил фонтан
кембрийской нефти в поселке
Верхне-Марково, который находится в
150 километрах севернее Усть — Кута.
Это событие послужило толчком для
расширения поисков и разведки
углеводородного сырья на севере
Восточной Сибири.
В последующие
годы геологи и буровики открыли
несколько месторождений нефти и
газоконденсата: в нашей области это
Ярактинское, Даниловское,
Дулисменское, Верхне-Чонское, а
также в соседних Якутии и Эвенкии.
Только утвержденные запасы — более
200 млн. тонн нефти и 90 млрд.
кубометров газа, а при доразведке
эти объемы удвоятся — вполне
обеспечат потребности северных
территорий Иркутской области в
собственных энергоносителях, и в
первую очередь — в нефтепродуктах.
Очень жаль, что такие природные
богатства долгое время лежат под
спудом, нетронутыми. Замечу, за
последнее десятилетие были попытки
подступиться к месторождениям
крупных нефтедобытчиков —
Куйбышевнефть, ЮКОС, но все они
закончились безрезультатно, лишь
благими намерениями. И привлечение
инвесторов со стороны не
увенчалось успехом. Опыт
подсказывал, что только ставка на
местные предприятия, коренных
специалистов может дать эффект
.

Вернулись
"на круги своя"

Смелый шаг —
начать освоение Марковского и
Ярактинского месторождений
предприняла нефтяная компания
"Венд", которая была создана в
Усть-Куте. В нее влились в основном
специалисты из Ленской,
Преображенской и других
геологических экспедиций,
действующих в этом регионе.
Замыслы, проекты на первом этапе
были обнадеживающие, за короткий
срок команде удалось собрать
мобильный коллектив, обзавестись
надежной базой и развернуть работы
по обустройству вахтового поселка,
монтажу бурового оборудования на
нескольких скважинах.

К сожалению,
энтузиазм и рвение опытных
руководителей, не имевших твердой
господдержки и надежных партнеров,
постепенно иссякали, а выжить в
стихии начавшихся рыночных реформ
оказалось очень трудно. На первых
порах "Венду" оказывал
солидную помощь Востсибкомбанк,
давая на развитие приемлемые
кредиты. Но и он вскоре не выдержал
экономических потрясений —
обанкротился. Молодая
нефтекомпания потеряла своего
единственного покровителя. Спустя
некоторое время "Венд"
постигла та же участь, а на его
"обломках" — производственной
базе — сформировалось ОАО
"Усть-Кутнефтегаз".

Изменилась
не только вывеска предприятия, но и
учредители — основной пакет акций
(70 процентов) за долги по налогам —
перешел государству — в управление
областного и местного комитетов по
имуществу. У старых собственников
("Венда" и ВСКБ) осталось
соответственно 5 и 25% акций. Однако
этот расклад капитала
"Усть-Кутнефтегаза" не повлиял
позитивно на его производственную
деятельность. Он дорабатывал на
изношенном оборудовании, технике,
добывая мизерные объемы нефти, газа
для собственных нужд — отопления
г.Усть-Кута и поселка Марково.

Удивительная
ситуация складывалась в течение
нескольких лет. Предприятие плохо,
но работало, давая нужную продукцию
горо- ду. А денег катастрофически не
хватало на текущие расходы —
зарплату, налоги, отчисления во
внебюджетные фонды. Администрация
района за поставленную котельным
нефть накопила долгов свыше 12 млн.
рублей, в свою очередь неплатежи
"Усть-Кутнефтегаза"
составляли около 11 миллионов. Такое
сосуществование двух структур
можно назвать само- едством.
Подобная экономическая политика на
любом уровне обречена. Ни о каком
обновлении основных фондов, о
работе на перспективу не могло быть
и речи.

В самый
тяжелый период рыночных
преобразований (95-97 гг.) на северном
небосклоне высветилась
Бодайбинская энергетическая
компания(БЭК). Молодые менеджеры
рискнули взять на себя, казалось,
непосильную ношу — обеспечивать
летний завоз в отдаленные районы
(Бодайбо, Мама) нефтепродуктов, угля
и других товаров. Дело это
хлопотное, так как навигация на
Витиме очень короткая, и за три
месяца надо завезти туда десятки
тысяч тонн различных грузов. БЭКу
это удается.

Окунувшись в
топливно-ГСМовский бизнес и набив
немало шишек, его руководители все
чаще задумывались: рядом, в родной
земле, таятся немалые запасы
углеводородов. Неужели их
невозможно использовать на благо
людей? Бензин, солярка, масла
дорожают с каждым годом и скоро,
наверное, будут недоступны
северянам. Настала пора браться
самим за освоение давно известных
месторождений нефти. Так созрела
идея сотрудничества БЭКа с
"Усть-Кутнефтегазом".

Уже в прошлом
году было ясно, что предприятие в
долгах, как собака в репьях, на
грани банкротства. Нужно было
расчистить экономику, а уж потом
двигаться вперед. Для начала
приобрели у ВСКБ 25 процентов акций,
прибавили к ним еще часть(всего 58%),
и таким образом обрели право на
управление. Местные власти
поставили жесткие условия:
погасить все неплатежи, взять на
содержание поселок Верхне-Марково,
а также выкупить у
"Востсибнефтегазгеологии" две
скважины. На эти цели направлено
несколько миллионов рублей.

Ну а какое
наследство получил БЭК, можно было
убедиться воочию. Все скважины в
Марково и Яракте, на которых
получали нефть и газ, были
опломбированы Горгостехнадзором,
множество актов Геолкома, пожарных,
Госкомприроды запрещали какие-либо
работы до устранения замечаний.
Усть-Кутнефтегаз оказался
связанным по рукам и ногам, и чтобы
освободиться от тяжких пут,
потребовались громадные усилия
менеджеров, опытных специалистов.

В БЭКе и
Усть-Кутнефтегазе снова
формируется костяк кадров, который
хорошо проявил себя ранее на
геолого-разведочных работах в
Марково, в Надеждинске, Братске и на
Ковыкте. Все возвращается на круги
своя…

С
нефтяного ручейка

В конце
ноября мне довелось снова побывать
в этих краях и зримо увидеть
происходящие здесь перемены. В
конторе Усть-Кутнефтегаза,
расположенной между двумя
вокзалами — железнодорожным и
речным, — царила деловая атмосфера.
Из кабинетов доносились разговоры
по радиосвязи с Ярактой, Марково, со
своими службами.

— 1999 год
оказался тупиковым для нас, —
говорит главный инженер
Усть-Кутнефтегаза Юрий Кузнецов. —
Все добычные скважины запретили
эксплуатировать. Они
самопризвольно изливали нефть, так
как вся арматура проржавела,
требовала ремонта, а средств на это
не было. С приходом БЭКа многое
стало меняться к лучшему, фирма
вдохнула в предприятие свежие силы.
Приступили к наведению порядка на
буровых, на резервуарах и дорогах.
Появилось финансирование и
началась нормальная работа. А
главное — люди почувствовали о себе
реальную заботу; регулярно стали
выдавать зарплату, погасили долги
более чем за год. С первого сентября
ввели повышенные в 1,58 раза тарифы и
оклады, оплату за выслугу лет (до 50%),
что способствует закреплению
кадров на севере.

Поселок
Верхне-Марково встретил нас
морозами за тридцать градусов.
Старинное селение на обоих берегах
Лены и новые геологические
постройки сейчас мало чем
отличаются. Разве что последние
более благоустроены; центральное
отопление от котельной,
электроэнергия от своей
электростанции, которые работают
на местном газе. Общая пекарня, где
хлеб тоже выпекают на "голубом
топливе". Обслуживает эти
объекты дочернее предприятие
"Усть-Кутнефтегаза" —
жилищно-коммунальное хозяйство. А
кроме того в поселке действуют
новые школа, больница, телевидение.
Серьезная проблема с ликвидацией
Ленской экспедиции, автобазе очень
не хватает рабочих мест. Свои
надежды здешние жители связывают с
развитием Усть-Кутнефтегаза.

Первые
признаки оживления производства
заметны уже сейчас. После ремонта
ритмично действуют все скважины,
пункты сбора нефти и конденсата,
раньше обычного открыт зимник до
Яракты. По нему день и ночь вывозят
"черное золото" в Усть-Кут. На
таежной трассе построены три
временных моста, работают грейдер и
бульдозеры по расчистке снега.
Интенсивность движения
автотранспорта нарастает, потому
что здесь проходит путь на Мирный.

Примечательно,
что пополнение коллектива
нефтедобытчиков идет за счет
местных жителей. На пункте сбора
нефти на скважине-200 в Марково
встретились с оператором Андреем
Марковым. Его отец, брат Алексей
работают на соседней газовой
скважине-59, жена и ее родители тоже
из местных. Правда, А.Марков с
семьей искал счастья в Ангарске,
работал в АНХК, зарплата невысокая,
квартиру за всю жизнь не купишь.
Вернулись в родные места, в дом
деда, которому уже век да еще
простоит. Выучился на оператора и
сейчас при деле.

Иван Турилов
тоже начинал свою деятельность в
Ленской экспедиции еще в 1968 году.
Испытывал многие скважины и знает
норов каждой. Поэтому, работая
оператором, чувствует ее поведение,
когда и чем ей помочь. И не было
случая, чтобы прекратилась подача
газа на электростанцию и поселок
остался без света и тепла.

— Вообще —
выходцы из Ленской экспедиции, а их
целые династии,- рассказывал мне
главный геолог Усть-Кутнефтегаза
Александр Шейфер, — мастеровые,
ответственные. Газотурбинная
электростанция давно выработала
свой техресурс, списана, но
продолжает успешно работать.
Персонал из девяти человек во главе
с мастером Виктором Чащиным
перебрали все до винтика
авиадвигатели с Ил-18, Ан-12, которые
находились в резерве. Теперь и их не
найдешь ни в одном аэропорту
области.

Осенью
прочитали они в "Ленских
вестях" сообщение — такая же
газо- турбинная станция лежит у
местного предпринимателя, который
в свое время приобрел ее у
"Венда". Ныне сам обанкротился,
и за долги ее " конфискует"
районная администрация. И готова
передать ПЭС в Верхне-Марково. Но
когда случится этот долгожданный
сюрприз? Быстро слово молвится, да
не скоро дело делается. Но
электрики верят в удачу.

Похожая
картина на котельной, тоже
работающей на газе. Четыре
румынских котла греют жителей
поселка третий десяток лет, и,
кажется, износу им не будет, считает
ее начальник Василий Красиков. Все
ремонты делают собственные
специалисты, среди которых
половина — женщины. Грамотно,
профессионально обслуживают они
паросиловые установки, теплосети.
Жалоб жильцов даже в самые лютые
морозы не бывает.

В последнее
время Верхне-Марково превратилось
в перевальный пункт, где кончается
автодорога круглогодового
действия, дальше на север — в
Яракту, Надеждинск, Киренск и
Катангу пробиваются по зимникам.До
Ярактинского месторождения нефти
сотня верст, по ухабам и взгорьям.
Зимой они преодолеваются легко, без
приключений даже на "Жигулях",
чем мы и воспользовались.

Вахтовый
поселок отстроен не так давно. С
десяток деревянных домов, столовая,
баня, дизельная электростанция,
склады, гараж. Для работы и отдыха —
все условия. Пока там живет
вахтовая бригада из 15 человек, хотя
могут разместиться более сотни.
Ведь нефть берут лишь из двух
скважин.

— После
восстановительного ремонта обе
работают в оптимальном режиме,
давая 85 тонн нефти в сутки, —
делился с нами мастер участка
Николай Григорук. — В год мы добывем
20000 тонн, согласитесь, это уже
немало. Если учесть, вывозка отсюда
топлива осуществляется по зимнику
4-5 месяцев, то надо иметь резерв
емкостей на сезон бездорожья.
Сейчас ежесуточно отправляем до
двадцати нефтевозов. С нефтяного
ручейка незаметно полнятся
огромные баки.

Как
утверждают специалисты, здешняя
нефть очень высокого качества:
чистая, без серы, метилкоптана и с
небольшим количеством гелия и
парафина. Газа тоже в ней мизерный
объем, поэтому его сжигают в факеле.
Она легко перерабатывается, ее
охотно берут на АНХК. Для меня
явилось неожиданностью, что БЭК
начал поставлять собственную нефть
в Ангарск, став одним из мелких
"давальцев". В перспективе
этот бизнес получит свое развитие.
Пока же главная задача Усть-
Кутнефтегаза — обеспечить топливом
( нефтью или собственным мазутом)
все котельные райцентра.
Потребности — не менее 10 тысяч тонн
в год, остальное можно отправлять
на переработку.

Операторы,
дизелисты, повара и мастера тоже с
Марково, прошли школу Ленской
экспедиции. После ее развала
по-разному сложились судьбы
геологов, бурильщиков,
вышкомонтажников. Они разбрелись
по окрестным северам. Николай
Григорук два года трудился в
Сибирской платформе механиком,
вместе с вахтовой бригадой
Н.Кулика, инженером С.Гамовым
бурили первые экспериментальные
скважины на Ковыкте (101, 102, 107). У
фирмы разладились отношения с
РУСИА-Петролеум, и люди оказались
не у дел. Многие вернулись к родному
очагу, так поступил и Н.Григорук.

— С приходом
сюда БЭКа ощущаем перемены, —
говорит он. — Зарплата не очень
большая, но выдается вовремя,
вернули северные надбавки. К
производству — неослабное
внимание, меньше проблем с
материалами, с запчастями. На
нефтепромыслах появился настоящий
хозяин, который знает, чего хочет, и
как этого добиться.

Такого же
мнения повара вахтовой столовой
Марина Резникова и Галина
Каргопольцева. Обе оказались
безработными, хотя имели хорошие
специальности в В.Марково и в
Усть-Куте. Устроились в
Усть-Кутнефтегаз и не жалеют.
Природа в Яракте красивая, особенно
летом, люди душевные, заботливые. Не
зря говорится, что от добра добра не
ищут. C таким же настроением
работают водители нефтевоза
Николай Антипин с сыном Павлом —
коренные сибиряки, живут в
с.Подымахино. За долги по зарплате
чуть ли не за полтора года, когда их
выплатил Усть-Кутнефтегаз, купили
КАМАЗ и теперь на своем грузовике
решают задачи предприятия.

Завтра
видится уже сегодня

За несколько
месяцев сделано немало. А в
ближайших планах БЭКа четко
видятся перспективы освоения
нефтяных месторождений. По
заявлению консультанта
генерального директора Михаила
Буйнова, ведущих специалистов
нефтеразведки Владимира Кокорина и
Константина Тарасова, уже в
наступающем году предстоит
расконсервировать две скважины на
Яракте, что позволит увеличить
добычу в 1,7 раза и начать бурение
куста наклонно-горизонтальных
скважэин (3-4). Уже готовится проект
опытно-промышленной эксплуатации
месторождений.

Прорабатывается
вопрос строительства нефтепровода
Яракта-Марково. Намечается
проложить трубу диаметром 150 мм,по
которой нефть потечет в пункт
сбора, а затем круглый год будет
отправляться в Усть-Кут танкерами и
бензовозами. На очереди и монтаж
установки по переработке до 50 тысяч
тонн углеводородного сырья в год.
Для этого выбрана площадка, на
складах лежит оборудование.

Пока же
Усть-Кутнефтегаз обеспечивает
топливом котельные города, а
излишки отправляет в АНХК — за
прошлый год около 13000 т нефти, ныне
будет чуть больше, так как
заключены договоры о поставках с
Якутии и Красноярского края.
Хорошее начало — половина дела.

Всем, с кем
мне довелось встретиться в
Верхне-Марково и Яракте, задавал
провокационный вопрос; вы верите,
что БЭК-ойл не бросит вас? Ответ
однозначный: компания уже вложила
много средств, владеет контрольным
пакетом акций, а свое дитя не
бросают.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное