издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ящур или голод?

Ящур
или голод?
Как
скажется на нас проблема, которая
стоит сегодня перед Западом?

Геннадий
ПРУЦКОВ,
"Восточно-Сибирская правда"

— Ящур? Что касается
нашего региона, то такая проблема
больше средствами массовой
информации порождена, — прорвалось
у Н.И. Дзюбина, начальника отдела
ветеринарии облсельхозуправления,
к которому мы с
коллегой-журналистом обратились с
просьбой прокомментировать
ситуацию. И тут же Николай Иванович
добавил: — И в прошлом году, и раньше
была эта болезнь, но только нынче о
ней с такой тревогой заговорили.
Может быть, тому причиной серьезная
ситуация, сложившаяся в
Великобритании, где огромное
количество животных приходится
уничтожать?

Напомню,
сенсацию породило сообщение о том,
что огромные стада дзерен из
Монголии прорвались через границу
и, якобы, среди них, возможно, есть и
больные.

Небывалый
снег в Монголии

Между тем на
всей огромной территории Монголии,
по словам Николая Ивановича, только
два аймака признаны
неблагополучными по ящуру. Один был
таковым в прошлом году и, в
соответствии с ветеринарными
правилами, остается
неблагополучным на протяжении 12
месяцев, второй, граничащий с
Китаем, признан таковым в этом году.
Но почему такое внимание только
восточному соседу, когда на исходе
ХХ столетия болезнь была
зафиксирована в Китае, Корее,
Вьетнаме, Казахстане, Турции и ряде
других стран? И вот нынче она снова
заявила о себе. Если Казахстан
"открыли" для внешней торговли
мясом, то Китай все еще пребывает в
числе закрытых.

Из
перечисленных стран у нас, иркутян,
самые близкие отношения с
Монголией.

ДЗЮБИН.
Минувшей зимой в Монголии выпал
большой снег. Как известно, эта
страна не заготавливает на зиму
сено, не говоря уж о силосе, потому
что животные круглый год находятся
на пастбищах. Поскольку кормовые
угодья покрылись сугробами, то
животным приходится копытить,
ранить ноги, до пищи добраться
трудно или вообще невозможно.
Животные гибнут от голода. По
подсчетам монгольских
специалистов, уже погибло около
двух миллионов голов, есть
предполажение, что после такой
зимовки страна недосчитается
где-то миллионов шесть. И дзерены не
от ящура бежали, а от голода. Они
мигрировали в поисках новых
пастбищ. Поэтому их не могла
остановить ни граница, ни колючая
проволока. По некоторым данным,
тысячи две прошло в Читинскую
область. Они и здесь гибли. Тоже от
голода. И от пуль браконьеров. Наши
ветеринарные сотрудники решили
перестраховаться и потому сами
перед собой поставили вопрос: а
вдруг среди "мигрантов" есть
зараженные ящуром?

Из Владимира
в Читу приехали специалисты
лаборатории, которые занимаются
этими вопросами, взяли пробы,
ведутся исследования. Но в
Читинской области все равно
объявили чрезвычайное положение.

Корр.
Поскольку Иркутск расположен за
сотни километров от Монголии, еще
большее расстояние отделяет нас от
Читы, как велика опасность переноса
болезни?

ДЗЮБИН.
Приангарье считается
благополучным участком, поскольку
у нас нет общей границы с Монголией.
Бурятия? Но там произведено
вакцинирование в пяти районах. Но, с
другой стороны, мы понимаем, что
болезнь к нам может прийти по
железной дороге, по воздуху, с
самолетами. У нас же активная
торговля ведется с Монголией.
Оттуда с огромными баулами
приезжают к нам. Крестьянин приехал
в город, купил что-то у такого
челнока, а у него во дворе скот
стоит. И пошло- поехало. Поэтому мы
тоже решили усилить контроль,
принять меры. Правда, сил нашей
службы не хватает. Предполагается
привлечь к этой работе сотрудников
милиции. Кроме того, мы заказали 65
литров вакцины.

Корр. На
какое количество животных ее
хватит?

ДЗЮБИН.
Исходим из того, что надо
вакцинировать скот частного и
общественного секторов
Слюдянского района, Шелеховского и
Иркутского. Эта болезнь может
прийти с востока, и поэтому выбран
такой сектор обработки. Иркутский
район охватывает областной центр.
Это тоже непростой регион. На
только что прошедшем совещании
ветеринарных специалистов области
мы обсуждали меры предупреждения
ящура и ликвидации его в случае
появления. Шла речь и о
предупреждении других заболеваний
скота, усилении надзора. Вот
посмотрите, уже на Украине
оказалось мясо "бешеных"
коров. Честно скажу, мы этого тоже
боимся. Из-за заграницы могут
завезти все что угодно.

Корр. В
двух словах, что это за болезнь —
ящур?

ДЗЮБИН.
Инфекционная, острозаразная,
быстро распространяется. Она может
поразить и человека. Случаются
смертельные исходы.

Корр. Мы
видим, в какой панике пребывает
Европа, пораженная еще и этой
напастью, и невольно возникает
вопрос: насколько надежно защищает
здоровье своих граждан наша
ветеринарная служба при закупе
продукции?

ДЗЮБИН.
Ввоз мяса идет через меня, через
ветеринарный отдел
облсельхозуправления. Прежде чем
брать продукцию в том или ином
регионе, мы запрашиваем информацию,
насколько благополучна там
ситуация. Когда узнаем, что все там
в норме, под контролем наших
ветеринарных инспекторов
производится вывоз. Здесь, на месте,
проверяются документы. И когда
убеждаемся, что все в порядке,
животных выпускаем в общее стадо, а
продукцию отправляем на
реализацию. Но это еще не все. На
самих мясокомбинатах ветеринарные
работники тоже осуществляют
контроль.

Старый
друг лучше новых двух

ДЗЮБИН.
Я встречался с монгольскими
специалистами, беседовал с главным
ветврачом республики. У нас единое
мнение: надо восстанавливать
старые добрые традиции. Ведь было
время — мы выезжали туда, помогали в
проведении обследований, оказывали
помощь в ликвидации бруцеллеза.
Когда убеждались, что тот или иной
соном, аймак является
благополучным, то брали оттуда мясо
на реализацию. Там же превосходное
мясо, нагуленное на естественных
пастбищах, богатых разнотравьем,
отличающееся особым ароматом.

Но дело не
только в высоком качестве
продукции, которую предлагают нам
соседи. Вы посмотрите, что творится
сейчас в мире. Уничтожаются
огромные стада. Европа остается без
говядины. И прежде всего из-за
коровьего бешенства. Если раньше мы
знали, что эта беда постигла лишь
Великобританию, то теперь во многих
странах Европейского сообщества
зарегистрирована эта болезнь.
Государство за государством
уничтожают свое поголовье.

Корр.
Извините, перебью. Недавно в
"Парламентской газете"
появилось сообщение, что
ответственные лица в Евросоюзе
предложили программу борьбы с
"коровьим бешенством", которая
предполагает уничтожение 1,2
миллиона молочных коров. Австрия,
где не отмечено ни одного случая
такого заболевания, должна
лишиться 40 тысяч коров. Страна в
шоке.

ДЗЮБИН.
Еще бы! И вот теперь Европа ищет, где
взять мясо. Многие страны обратили
внимание на Монголию, тем более что
Китай все еще "закрыт". Какой
путь видится нам? Предложить деньги
под будущее мясо.

Корр.
Иначе мы потеряем тот рынок?

ДЗЮБИН.
Безусловно. Поэтому, если соседи
ставят вопрос о помощи, поддержке,
то надо помочь. Желают, чтобы мы
оказали содействие в подготовке
специалистов? Пожалуйста.

Корр. Не
кажется ли вам, что такая сильная
держава, как Великобритания,
которая явилась очагом двух
опаснейших заболеваний —
"коровьего бешенства" и ящура
(там уже 200 очагов болезни
обнаружено), расплачивается за
чрезмерное проникновение в живую
природу, за попытку говорить с ней
на равных? Помните выражение
Энгельса: чем глубже человек
проникает в природу, подчинает ее
себе, тем сильнее она мстит ему за
это?

ДЗЮБИН.
Возможно, и это сказывается. Но есть
и другие, более земные причины.
Возьмите такое явление, как
плотность содержания скота. У нас,
допустим, здесь одна корова в
десяти километрах от другой. Эта
заболела, ее убили, а той хоть бы
что. На Западе на квадратном
километре может быть тысяча голов.

Но у нас
другая беда, которая терзает
животноводство уже лет десять.
Бескультурье, нарушение санитарных
норм. Раньше какие требования
предъявляли к работникам фермы?
Чтобы она была огорожена, чтобы
никто посторонний туда не мог
попасть, чтобы в некоторых местах
были шлагбаумы. Регулярно велась
борьба с крысами, другими
грызунами. Не допускалось
появление там бродячих кошек и
собак. А что сейчас видим? По фермам
бродят все кому не лень. С крысами
не борются. По селам шатается
бродячий скот. Нет дезинфицирующих
средств, спецодежды, специальной
техники для обработки. Все это
вызывает и боль, и тревогу.

Корр. Но,
может быть, драма, которая поразила
Запад, как-нибудь подтянет наших
сельских руководителей,
специалистов?

ДЗЮБИН.
Начинать надо с выделения средств
на животноводство, сельское
хозяйство. И вместе с этим крайне
необходимо повышение
требовательности, ответственности.
Я считаю и доказываю, что следует
пойти по пути создания
ветеринарной милиции. Вы
посмотрите, из одних ветработников
невозможно составить пост на
дороге. Если рядом нет сотрудников
ГИБД, милиции, то кого они смогут
остановить? Как проверить? Принять
меры? А ведь это очень
ответственное мероприятие. Сейчас,
например, мясом стали заниматься
перекупщики. А что такое
современный коммерсант? Ему надо
прибыли побольше выбить. Купить
подешевле, продать подороже. Но кто
же тебе хорошее мясо за полцены
отдаст? По дешевке идет только
негодное. Мне приходилось
принимать участие в различных
рейдах и изымать чуть ли не падаль у
таких горе-коммерсантов. Поэтому
покупателю я могу только
посоветовать: лучше приобрести
продукцию в магазине, на рынке. А
вот брать с рук, на углу все-таки
рискованно.

Вам
мяса бразильского? Или
новозеландского?

Корр. Но
вас, очевидно, тоже тревожит, что
иркутские сельхозпредприятия,
частники далеко не полностью
удовлетворяют запросы покупателей
даже при этом низком
платежеспособном спросе населения.
Можно ли сказать, какое количество
импортного мяса поступает в
Приангарье?

ДЗЮБИН.
У меня таких данных нет. Но могу
сказать, откуда поступало к нам
мясо. Из Красноярского края,
Краснодарского, с Алтая, из
Волгоградской, Читинской,
Смоленской, Пензенской, Курганской,
Московской, Новосибирской и других
областей. Импортное мясо шло в
Иркутскую область с Украины, из
Казахстана, Белоруссии, США,
Голландии, Франции, Бразилии,
Румынии, Дании, Италии, Хорватии,
Чехии, Южной Кореи, Новой Зеландии…

Корр.
Больно сознавать, что мы даже из
Подмосковья везем продовольствие.
А вот когда речь идет об импорте, то
представляю вашу головную боль.
Кое-какие из этих стран уже попал в
черный список. Хорошо хоть внесли
ясность с ситуацией по Монголии, и у
нас теперь нет оснований опасаться
продукции наших областных
мясокомбинатов, которые работают
на том сырье.

ДЗЮБИН.
Но сегодняшняя ситуация еще раз
подталкивает к тому, чтобы мы
задумались и приняли меры по
восстановлению собственного
животноводства. Надо оставить
надежды, что кто-то что-то привезет
из-за бугра. Будем надеяться на это
— окончательно утратим
продовольственную независимость.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное