издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Управление в стиле ретро?

Управление
в стиле ретро?

Мысль о том,
что все новое — хорошо забытое
старое, весьма не нова, и когда
вглядываешься в экономические
реалии нашей жизни, то невольно
задумываешься над вопросом, так ли
уж все было плохо в том недавнем
прошлом, которое многие все еще
пытаются похоронить под грудами
новых идей? И, судя по всему, эти
мысли посещают не только меня,
скромного журналиста, но и людей
куда более просвещенных. В
частности, не так давно мне попала в
руки монография читинского
ученого-экономиста Виктора
Ивановича Мерцалова "Реформа
хозяйственного управления 1957 — 1965
гг.: предпосылки, ход, итоги" (на
материалах Восточной Сибири), в
которой он, обращаясь ко временам
хрущевской реформы, родившей
известные совнархозы, блестяще
показывает причины неудачи этой
реформы на фоне тогдашнего
общественно-политического строя, о
чем сразу и заявляет в предисловии
к своей работе. Я не буду
полемизировать с автором, а, только
опираясь на его исследования и
собственные наблюдения, позволю
себе высказать ряд соображений,
которые могут вовсе и не совпадать
с точкой зрения автора монографии,
но никак не должны умалить ее
достоинства и значения.

Автор
справедливо замечает, что роль
российского государства в
экономическом развитии страны была
традиционно велика. Думается, что и
сейчас эта мысль вполне верна,
поскольку избавиться от вековых
традиций, как культурных, так и в
сфере государственного
строительства, в одночасье
невозможно. Да, по-видимому, и не
надо. Любая революционная ломка,
как показала история, ничего, кроме
неприятностей, народу не приносит.
Другими словами, для России не
управляемое государством развитие
экономики не только не характерно,
но и в обозримом будущем, думается,
вредно. Об этом же говорит и В. И.
Мерцалов: "Еще в ХVIII веке
государственные потребности
России значительно превышали
возможности спонтанного
экономического развития. Создание
государственных предприятий
стимулировало развитие сельского
хозяйства и посредническую
торговую деятельность купцов,
способствуя росту их
накоплений…"

Автор
блестяще раскрывает смысл и суть
происходящих в пятидесятых —
шестидесятых годах ХХ столетия
политико- экономических перемен в
Приангарье и соседних территориях,
справедливо подчеркивая их
идеологическую составляющую.
"Партийно-политический центр,
инициировав реформу и являясь
генератором ее осуществления,
одновременно выступал и в качестве
гаранта сохранения целостности
системы управления".

В тезисах Н.
С. Хрущева структура совнархозов
была обозначена в самых общих
чертах. В них основной акцент
делался на непосредственном
руководстве совнархозов
предприятиями, которые были
объединены в крупные хозяйственные
единицы. Вместе с этим не
отвергалось руководство
предприятиями и через отраслевые
управления.

"Как
показал последующий опыт, — пишет В.
И. Мерцалов, — одной из причин
неудачи совнархозовской реформы
явилась неразработанность
проблемы экономического
районирования… Решение о
ликвидации совнархозов в 1965 году
обусловливалось неспособностью
системы обеспечить оптимальное
сочетание отраслевого и
территориального принципов в
управлении".

В Советском
Союзе было образовано 105
совнархозов. В одиннадцати союзных
республиках — по одному, в
Узбекской ССР — четыре, в Казахской
ССР — девять, в Украинской ССР — 11 и
в РСФСР — 70.

Думается, что
утверждение автора во вводной
статье монографии о том, что
интерес к изучению истории
совнархозов заключается только в
наиболее полном освещении
накопленного опыта, а не в
изыскании каких-либо конкретных
рецептов и рекомендаций, не совсем
точен. Особенно когда он
утверждает, что возникновение
совнархозов связано прежде всего с
партийно-идеологическим
состоянием замкнутой
социалистической системы. Однако
думается, что здесь сыграли не
последнюю роль и непреложные
законы экономики, которые вполне
могут быть действенны и в иных
идеологических реалиях. Другими
словами, изучение опыта
совнархозов может дать весьма
калорийную пищу и для размышлений о
том, как применить на практике
пусть и не совсем удавшийся опыт
пятидесятых, только очистив его от
идеологической шелухи. Порой
кажется, что сама жизнь
подталкивает страну к решениям,
подобным тем, что принимались без
малого пятьдесят лет назад. И идея
разделения России на федеральные
округа родилась не на пустом месте.

Если
исходить из материалов,
представленных В. И. Мерцаловым, то
суть совнархозов заключалась в
переносе управляющих функций из
Москвы ближе к основным
производствам, то есть в некой
децентрализации. Учитывая огромную
территорию тогдашнего СССР, а
значит и невозможность эффективно
управлять производством из одного
центра, такое решение было вполне
обоснованно. Площадь нынешней
России тоже весьма внушительна, и
проблема управляемости в ней стоит
не менее остро. Но в новых
экономических реалиях, когда
возникла масса частных
предприятий, количество
предприятий с государственной
долей капитала значительно
сократилось, а вопросы идеологии и
вовсе канули в Лету, подход к
организации структур, подобных
совнархозам, должен быть совсем
иной. Взять, к примеру, Сибирский
федеральный округ, включающий в
себя семнадцать территориально-
административных образований и
занимающий едва ли не пятую часть
всей России. Организовать
эффективное взаимодействие
многочисленных производственных
комплексов, находящихся в ведении
разобщенных областных, краевых и
республиканских администраций, на
этой территории представляется
весьма проблематичным. Даже
достаточно современные, с точки
зрения пятидесятых годов, средства
коммуникаций вряд ли обеспечат их
слаженную работу.

Вот тут и
напрашивается организация
структур, которые по своей сути
будут являться современными
совнархозами. Их должно быть три:
Восточно-Сибирский с центром в
Иркутске, Западно-Сибирский с
центром в Новосибирске, где
располагается резиденция
полномочного представителя
президента, и Центрально-Сибирский,
руководство которым будет
базироваться в Красноярске. В итоге
должно произойти размывание
административных границ внутри
этих трех совнархозов, упразднение
многочисленных административных
аппаратов и сопутствующих им
структур. Подобное укрупнение
внутри федерального округа
позволит не только сэкономить
большое количество средств, но и
сконцентрировать финансовые
потоки для решения
социально-экономических задач,
развития производства, продукция
которого сможет конкурировать на
рынке Азиатско-Тихоокеанского
региона, страны которого
развиваются сейчас как никогда
бурными темпами. Это, пожалуй, одна
из самых важных задач.

Руководящие
органы совнархозов вполне могут
строиться по уже отработанному
ранее территориально-отраслевому
принципу, с выходом на федеральные
министерства. Думается, что такой
принцип позволит намного упростить
планирование производства
продукции, которое в общих чертах
сохранилось и поныне, но не
административными методами, а
направлением в отрасли
централизованно поступающих
средств, обеспечить современный
маркетинг, при котором государство
будет извлекать максимальную
прибыль. Конечно же, никто не
призывает возрождать
административно-командную систему,
но навести порядок в наших
административных
территориально-национальных
образованиях, кажется, пришла пора.

Возвращаясь
к монографии В. И. Мерцалова,
хочется еще раз поблагодарить
автора за глубокий и всесторонний
материал, позволивший сделать
приведенные выводы.

Дмитрий
КИСЕЛЕВ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное