издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Казна "деревянным" рублем прирастает

Казна
"деревянным" рублем
прирастает

Последние месяцы мы,
озабоченные предстоящим ростом
энерготарифов. Почти не обращаем
внимания на еще одну базовую
отрасль экономики Приангарья:
лесную и деревообрабатывающую
промышленность. А ведь каждый
третий рубль областного бюджета
получаем от продажи лесопродукции.
После дефолта-98 лес стал надежным
валютным ресурсом наряду с нефтью и
газом.
Поэтому важным и
своевременным было принятие
концепции развития ЛПК Иркутской
области на период 2002-2005 годы. С ее
основными положениями мы попросили
ознакомить заместителя начальника
департамента лесной
промышленности обладминистрации
Алексея ГЕРАСИМОВА.

— С чем
связана разработка этого
документа, если лесной комплекс
третий год находится на подъеме и
ситуация вроде бы благоприятная?

— В первую
очередь администрация области как
заказчик и координатор задалась
целью объективно оценить: что
представляет ЛПК в настоящее время?
Сколько у нас предприятий и фирм,
кому принадлежит их собственность
и насколько эффективно она
используется. То есть детально
изучить состояние дел в этой
отрасли, чтобы в дальнейшем
предложить бизнесменам,
исполнительной и законодательной
власти направления, — как эти
предприятия должны развиваться.

— Кто
занимался разработкой концепции?

— Львиную
долю расчетов выполнили институты
"Гипролестранс", Сибгипробум,
НИИЛП, также активно участвовали
местный Союз лесопромышленников и
Минприродресурсов. Всю инфомацию,
свои прогнозы на перспективу
представили предприятия.
Полученные данные тщательно
анализировались, и совместно
вырабатывались мероприятия. Можно
считать, что одобрен и принят общий
план действий на ближайшие четыре
года.

— Какова
стратегическая задача концепции?

— Сразу
оговорюсь, что разработчики не
ставили цель выйти на показатели
(объемы производства) 80-х годов,
когда "рекорд" заготовок
древесины достигал 38 млн.
кубометров. Ныне такого количества
леса нам не требуется — максимум
планируем пилить до 24-25 млн. куб. м в
2005 г., что вполне обеспечит сырьем
все крупные комбинаты и 2-3 млн.
кубометров останется свободными
для экспорта в круглом виде.

Принципиальный
подход заключается в том, чтобы
рубить леса меньше, а выпускать
готовой продукции больше — упор
будет сделан на глубокую
переработку. Основные показатели
ярко это демонстрируют: намечается
увеличить выпуск целлюлозы — на 50
процентов, пиломатериалов, шпал — в
два раза, заметный рост будет по
фанере, различным плитам для
мебельщиков и строителей. Это
позволит отрасли выйти на
рентабельность производства более
18 процентов и обеспечить
устойчивое финансовое положение
предприятий.

— Бытует
мнение, что леса Восточной Сибири
истребляются, кругляк эшелонами
отправляется в Китай, Японию. Как
говорят, лесом сегодня не торгует
только ленивый. Можно ли изменить
ситуацию, чтобы наши природные
богатства не разбазаривались?

— Думаю,
концепция в значительной степени
упорядочит эту больную проблему.
Предприятие (крупное или малое),
получив в аренду лесные массивы, не
захочет лишаться своей сырьевой
базы. А случайные, недобросовестные
экспортеры вынуждены будут
покупать деляны на аукционах.

Мы планируем
перерабатывать на месте до 65-70
процентов заготовленной древесины
(сейчас 56). Приведу следующие цифры.
В 2000 г. на дрова ушло до 15%, что очень
много, и 14,6 %—прочие нужды. Как раз
последние две составляющие и
являются, на наш взгляд, той нишей,
откуда "черпают" древесину
всякие ЧП и мелкие дельцы.

— Леса
вдоль Транссиба и на юге Приангарья
в основном вырублены, а именно
здесь действовали многие ЛПХ и ЛДК.
Теперь районы лесозаготовок
смещаются на север, где нет базы и
развитой инфраструктуры лесного
комплекса. На какие силы можно
рассчитывать, чтобы освоить леса в
том регионе?

— Мы
полагаемся прежде всего на новые,
нарождающиеся предприятия, которые
появились в Братске, Железногорске,
Усть-Куте, Казачинске, Киренске и
т.д. Не надеемся на реанимацию
старых предприятий, где
разграблена техника, оборудование.
Легче создать мощности заново,
пусть даже на "голом месте".
Тут делаем ставку на новые
структуры, которые появились у
строителей, речников, на фирмы,
занимающиеся лесом.

По нашим
расчетам, в Усть-Кутском районе
реально вести заготовку древесины
в Таюрском лесхозе — до 160 тыс. куб, в
Марковском— до 500 тыс. куб. в год. В
Киренском районе можно рубить до 1,5
млн. кубометров. Начнется
интенсивная заготовка леса в
Казачинско-Ленском, Качугском и
Жигаловском районах. Уже есть
потенциальные инвесторы, готовые
вложить свои капиталы в прибыльную
отрасль. А главное, на что мы их
нацеливаем, — в первоочередном
порядке прокладывать дороги.

— Как бы
ни хороши были наши хвойные леса, но
в них до трети березы, осины. Куда ее
девать при сплошных рубках?

— Да, это
серьезнейшая проблема и, к
сожалению, пока ученые, специалисты
не дают кардинальных предложений
по использованию мягколиственной
древесины. А она в прямом смысле
захламляет лесосеки. Скажем, при
заготовке 18,3 млн. кубометров
делового пиловочника спилено около
6 млн. куб. м березы и осины. Главным
образом их сжигают.

У нас есть
мощности по переработке такой
древесины на Братском ЛПК— до
одного миллиона кубометров. Но
продукция из нее (небеленая
целлюлоза) не имеет спроса на
мировом рынке. Надеемся, что
конъюнктура изменится к лучшему.

— Каждый
третий рубль областной казны
"деревянный" (в хорошем смысле
слова), солидные налоги платят
лесопромышленники в федеральный
бюджет. Но мне кажется, что
господдержка этой отрасли весьма
мизерная.

— В течение
последних лет обладминистрация,
Союз лесопромышленников
неоднократно обращались в
правительство с предложениями о
выделении льготных кредитов на
межсезонные заготовки леса, однако
этот вопрос не решается. Удалось,
правда, добиться снижения налога за
пользование дорогами с 2,5 до одного
процента, отменена плата на
регистрацию транспорта. Конечно,
целый ряд законодательных актов
еще не принят, что осложняет работу
лесников.

Областная
администрация уделяет пристальное
внимание лесному комплексу, его
возрождению на новой, рыночной
основе. Ну а материальная поддержка
выражается в минимальных ставах за
древесину на корню (12 рублей за
кубометр), передаваемую
предприятиям в долгосрочную
аренду. Тогда как на аукционах эта
цена достигает 40-60 рублей за куб.
Разница в стоимости остается у
арендаторов леса. Напротив, мелкие
фирмы, которые не участвуют в
социальном обустройстве поселков,
строительстве дорог, ставятся в
жесткие рамки— покупать таежные
деляны на рыночных условиях.

В заключение
хочу подчеркнуть, что концепция
предусматривает конкретные
мероприятия по лесовосстановлению,
сокращению лесных пожаров.
Деятельность лесхозов, которые
почти два года находятся под эгидой
Министерства природных ресурсов,
нуждается в структурной
перестройке. Мы надеемся, что скоро
грядут перемены.

Беседовал
Николай ВОЛКОВ,
"Восточно-Сибирская правда".

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное